23:00 | 19 мая, Вс

Махачкала

Weather Icon

… Что остаётся неизменным

A- A+

9 Мая ...Трудный праздник. Он словно горькое напоминание о той войне, застрявшей в сердце осколком, оставившей в душе горечь утрат, а еще вызывающей острое желание оправдаться перед теми, кто защищал наш общий дом от нацизма - того страшного смерча, что накрывает с головой коричневой массой современный мир, забывший, что нет ничего дороже человеческой жизни, какого бы вероисповедания ни был человек, к какой бы расе он ни принадлежал.

Много с тех пор воды утекло. Но и по сей день отдается в сердце колокольный звон по душам тех, кто отдал жизнь за свою страну, свой народ, чья память предается новыми поколениями неонацистов не только на Украине, но и в Европе, позабывшей о преступлениях нацистов перед человечеством, старающейся не замечать марширующих фашиствующих молодчиков на «демократичной» Незалежной, продолжающей бомбить жилые кварталы Донбасса, яростно уничтожая мирное население: стариков, женщин, детей, празднуя день рождения Гитлера, но отказываясь отмечать День Победы.

Стараешься не думать о том, как оставшиеся в живых украинские победители самой кровопролитной войны ХХ столетия переживают нынешние времена, снося упреки, что «не за то воевали», «не за то отдавали жизни». А перед глазами встают лица восемнадцатилетних Героев Советского Союза, мальчишек и девчонок, умиравших за Родину, но так хотевших жить. Невольное чувство вины испытываешь и перед молодогвардейцами Краснодона, еще школьниками, на груди которых фашисты вырезали звезды. Живьем сброшенные в шурфы, они умирали в муках, но их так и не смогли заставить предать товарищей, вместе с ними боровшихся с «неметчиной».

И мы сегодня спрашиваем у современников нового XXI века: имеем ли мы право забывать об этом, предавать память тех, кто шел дорогами войны страшные четыре года, кто не сдавался девятьсот блокадных дней в Ленинграде, выдержав то, что, казалось, не может вынести человек. А может, мы должны забыть Майданек, Освенцим и еще сотни лагерей смерти, где в топках сжигали людей, оставляя после них груды человеческих волос, детской обуви, перетягивая человеческой кожей абажуры? Нет! Забывать об этом мы не имеем права, уже своим потомкам мы передаём главную заповедь: Родина — она, как мать, и умирать за нее не страшно.

Предвижу ухмылки тех, кто сегодня высмеивает акцию «Бессмертный полк», кто считает, что живет в нецивилизованной стране, с иными, не европейскими, ценностями, кто кривится при слове «патриотизм» и поддерживает серебренниковых, ставших именем нарицательным, не заморачивающих себе голову настоящим искусством, пробуждающим высокое, духовное, нравственное, возвышающее. Они порочат искусство низменными инстинктами, той плесенью, что поражает не только душу, но и мозги, сводя до примитивного роль театра, во все времена заставляющего размышлять о природе человеческой, ее главном предназначении – быть, а не казаться, творить, а не уподобляться ремесленнику, любить, а не превращать чувства в плотскую, низменную страсть, вызывающую у нормального человека отторжение от псевдоискусства.

Так что же с нами происходит? Почему мы все чаще оказываемся в роли стороннего наблюдателя, превращая трагедию в фарс, да такой, что ощущаешь странное чувство отстраненности от чего-то большого, что должно объединять, а не разъединять, скреплять каркас общественной силы, способной стать противовесом чуждым представлениям, навязываемым традиционному миру, пытающимся расшатать его устои, превратив в однополое государство, порождающее манкуртов без корневой основы, для кого Родина — пустой звук. Не с этого ли начинается распад сознания, а значит, самого государства, сильного той самой идентичностью прошлого, настоящего, будущего?

Да, сегодня наступили трудные времена. И каждый из нас порой испытывает противоречивые чувства, пытаясь разобраться в том, что же происходит вокруг нас и как найти выход. Он есть. Но только надо понять, что есть что-то такое важное, что должно быть сильнее малодушия, страха. И дожившие до сегодняшних дней ветераны, одолевшие фашизм, могут подсказать, что может заставить нас ощутить себя прежней страной, когда у станка вместо взрослых становились дети, чтобы одержать ту победу, что «на всех одна».

Аналогии не случайны с точки зрения происходящего, когда стальное кольцо сжимается, а привычные, святые для каждого из нас ценности превращаются в некий архаизм, от которого надо избавляться, прибегая взамен к идеологии раскола, той, что превращает человека в существо с зомбированным сознанием. Так что же делать? И снова призываем — спросите у них, ветеранов, и они простыми словами ответят, как надо любить Родину, чтобы защитить ее от врага, да, страшного и скорее виртуального, чем реального, рядящегося в демократические одежки. Для этого надо быть уверенными в том, что в правде наша сила. Да, кажется, мы вроде справились с соросовскими учебниками, политическими менеджерами и рыночными реформаторами. Или — нет? И они по-прежнему, живучие, непотопляемые, влезают в наши души, сердца, превращая в себе подобных? Да что же за напасть такая?! И почему мы вновь тонем в коррупционных хитроумных схемах, закрывая глаза на то, что мошенники всевозможных мастей и рангов разворовывают огромную страну, уподобляясь трем толстякам из сказки Олеши?

А может, нам призвать ту старую гвардию, что пока еще жива, и приказать — отступать некуда, позади — Родина? И это не громкие слова, это та боль, что охватывает тебя, когда ты видишь, как непоправимые ошибки тормозят реформы, разобщают власть и общество, словно канат, перетягивающий горло так, что не хватает живительного кислорода, лишая тонуса, того счастливого чувства, когда, просыпаясь по утрам, ты думаешь не о куске хлеба, а о том, что жизнь прекрасна и в ней больше хорошего, чем плохого.

Так как же нам обрести то чувство равновесия, которое заставит посмотреть на себя со стороны, решить для себя, что должно стать национальной идеей, во имя которой уходили добровольцами на фронт наши деды и прадеды? Трудный вопрос. Сегодня мне стыдно глядеть в глаза ветеранам. И не только потому, что из нашей жизни уходит что-то очень важное, с потерей которого тобой овладевают чувство опустошения и разочарования, а потому, что нам нечем ответить тем безусым солдатикам и розовощеким девчушкам, воевавшим наравне со зрелыми воинами, погибавшим за ту, другую, жизнь, о которой они мечтали и до которой так и не дожили.

Да, никто не спорит с тем, что трансформация сознания — вещь неизбежная, но ведь и связь поколений реальна, она передается с кровью, а значит, еще не всё потеряно, значит, мы еще в состоянии справиться с любой напастью, преодолеть то страшное, надвигающееся, как смерч, сметающее всё на своем пути. Это важно понимать, чтобы не совершить опрометчивых шагов, не растерять то, что с таким трудом восстановлено, что дает возможность строить новое, не отказываясь от прошлого, из которого многое можно взять не раздумывая, не размениваясь на второстепенное, незначительное. И одно из главных, что должно оставаться неизменным, это день, когда вражеские фашистские знамена были повержены, а по улицам Москвы шел плененный враг, шел, чтобы никогда больше не ступить на нашу землю.

О чем еще хочется сказать… На днях в Шереметьево потерпел крушение пассажирский самолет, заживо сгорела часть пассажиров, не помогла даже вовремя подоспевшая помощь. Но в какой-то момент мы ощутили, что людское горе тронуло всю страну. Нет, я не за то, что нас должна объединять война. Я за то, чтобы каждый из нас жил как в последний раз, чтобы помнил, что за его спиной – Родина и отступать некуда.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Общество»