02:32 | 19 ноября, Вс

Махачкала

19.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Цветы, черешня, серп

A- A+

1992 год. Как сейчас вижу Расула Магомедовича. Он сидит за столом на широком балконе, где с весны и до поздней осени принимает учеников, друзей и гостей. Шапка густых белоснежных волос, пытливый взгляд, четко поставленная профессорская речь. На столе - букет цветов, ваза с фруктами, чай с вареньем нескольких сортов. Я пришел к профессору в начале июля по заданию редакции, чтобы поговорить с ним о древних традициях летних праздников дагестанцев.

 – Видишь этот букет на столе? – спрашивает профессор. – Мне привезла его аспирантка из Юждага. Там прошел праздник цветов.

– Что, так он и называется? – спрашиваю и включаю диктофон.

– Название условное, но древнее. Его проводили в июле на юге Дагестана в селах Ахты, Джаба, Микрах, Усухчай, Курах, Хрюг, Зрых, Кабир. Церемония начиналась ближе к вечеру. В сумерках молодежь в сопровождении старших уходила в горы. Впереди шли факельщики, освещая дорогу и обозначая направление движения, за ними обычно дети. Далее – непрерывно играющие музыканты, молодежь и все остальные. Шли всю ночь с таким расчетом, чтобы к рассвету добраться до альпийских лугов – к месту сбора участников праздника из соседних сел. 
 
Под песни и музыку здесь они встречали восход солнца. Затем непродолжительный отдых и завтрак. Главное – успеть к моменту, когда на лугах начинают распускаться цветы. Девушки собирали их, а юноши состязались в беге, прыжках, танцах и помогали девушкам плести венки, вязать букеты. Вечером, перед заходом солнца, участники праздника цветов расходились по своим селам. Там их встречали со сменой чистой праздничной одежды. Возвратившиеся дарили старшим цветы. Веселье, песни и музыка продолжались дотемна.
 
Если взглянуть на это традиционное празднество глазами ученого-этнографа, то прежде всего заметны лежащие в его основе черты древнего собирательства: массовый выход на сбор съедобных дикоросов и лекарственных трав именно в сезон, когда иссякают прошлогодние запасы, а до нового урожая еще далеко. С другой стороны, просматривается и традиция межсельских сезонных молодежных встреч, бытовавших также в Кайтаге, во внутреннем Дагестане. 
 
Праздник цветов заслуживает, конечно, более детального и глубокого изучения, но если наши догадки правильны, то корни его должны уходить в весьма древнюю эпоху, когда он никак не был похож на веселый пикник – скорее, эти массовые выходы на сбор дикоросов женщин, детей и подростков под охраной юношей выглядели как ежегодные авралы, связанные с нехваткой жизненных средств. Но со временем они превратились в сезонные праздники. Такой же, к примеру, как праздник черешни, который издавна бытовал в аулах Касумкент, Куркент, Алкадар, Юхари-Стал, Сеидкент, Хив. 
 
Проведение его совпадает с днями праздника цветов. В Дагестане день сбора урожая определялся старейшинами джамаатов. Черешни не обладают лежкостью яблок и груш – уборка и потребление тут должны происходить ускоренно. Поэтому праздник черешни приобретает характер аврала, когда в сады выходит всё мало-мальски работоспособное население. А перед хозяевами деревьев вставала еще и проблема скорейшей реализации урожая. Выходом из положения стал обычай распродажи урожая прямо на ветвях: те, кто не имел садов, «раскупали» деревья у их хозяев. А одновременные, напряженно-авральные усилия людей должны были разрядиться финальным праздником.
 
В Касумкенте попробовали возродить этот праздник прежних времен. Попытка оказалась успешной, хотя, по мнению знатоков традиций, от него осталось лишь название – содержание совершенно изменилось.
 
Теперь для праздника намечали один из воскресных дней. В Касумкент съезжались все желающие, в том числе и из соседних Хивского и Табасаранского районов, где нет черешневых садов. Этим группам выделялись заранее отведенные участки садов, местные жители знакомили приезжих с разными сортами черешни. В качестве почетных гостей приглашались знаменитые земляки – писатели, ученые, спортсмены. Завершался сбор урожая концертом художественной самодеятельности. Коллективы сел и районов состязались в песнях, танцах, иногда устраивались скачки.
 
Традиция праздника черешни не столь древняя, как у праздника цветов. На мой взгляд, она может быть сопоставлена с бытовавшей в Кайтаге по крайней мере с XV века традицией выращивания общинных садов, существовавших в районе Геджуха до XIX века под строгой регламентацией старейшин Ирчамула и Каракайтага. Охрана, уход и возделывание, сбор урожая – все это было коллективным делом под железным контролем джамаатов. Но в Кюре, например, мы видим, что традиции массового коллективного сбора урожая уцелели и при частных формах собственности. О будущем этого праздника кюринцев гадать сегодня трудно. Как и о «Выходе серпа». 
 
О прямой связи каждого из праздников «народного календаря» с каким-нибудь сезонным трудом мы уже говорили. Поэтому и такое важное для земледельца дело, как уборка урожая, так или иначе отмечалось во многих аулах Дагестана, но везде по-разному. День «Выхода серпа» устанавливали старейшины и объявлял мангуш. Но в отличие от пахоты, которую можно провести одновременно на всех полях аула, с жатвой это получается не везде: во многих местах мелкие террасные поля горцев разбросаны по склонам на разной высоте, да и продолжительность освещенности у них различна, потому урожай на них созревает в разное время и жатва поневоле бывает выборочной, растягиваясь на недели. Дело часто осложняется еще и тем, что сено также надо убрать в этот же сезон. Казалось бы, одни горцы должны круглосуточно надрываться на своих полях, в то время как их соседи могут пока что сидеть сложа руки и дожидаться созревания своего урожая. На практике все было по-другому: почти всегда менее загруженные родственники и соседи оказывали помощь в срочной жатве, зная, что и сами не останутся без поддержки, когда очередь дойдет до них. 
 
В молодые годы мне пришлось наблюдать в своем ауле сезонные обряды, которыми отмечали уборку урожая. Когда она подходила к концу, молодежь отмечала свой праздник. Каждый его участник вносил по одной «барха» (большой мерке) зерна. В обмен они приобретали некоторое количество хлеба, мяса и бузы. Затем устраивали вечер, на него приглашались и взрослые уважаемые люди. Из их числа избирался «шах», который назначал «кадия» — законодателя и судью и его исполнителей – «нукеров». Перед началом празднества у всех участников отбиралось холодное и огнестрельное оружие, затем начинался пир. После пира звучали песни и музыка, начинались танцы. Наконец, с музыкой, одетые в свои лучшие одежды, участники проходили процессией по определенному установленному маршруту.
 
 

Статьи из рубрики «Общество»