20:55 | 23 октября, Вт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Дальний, но близкий сосед

A- A+

Недавно по приглашению властей Абхазии я побывал в этой удивительной стране на торжествах, посвященных 25-летию победы в войне 1992-1993 гг. и Дня независимости. Что интересного увидел я после долгого отсутствия? Что интересно дагестанскому читателю, который зачастую не понимает: зачем нам эта маленькая страна (всего около 250 тыс. чел., из которых только 90 тыс. абхазов), когда так близко – Грузия? В общем, если сравнивать, это наш Хасавюртовский район вместе с городом, всего ничего. Но не спешите с оценками.

Кое-что из истории Абхазии

Еще в феврале 1993 г. автор опубликовал в печати серию статей «Абхазская трагедия и Кавказ в большой политике», а в 2014 г. издал монографию «Северный Кавказ в Отечественной войне Абхазии в 1992-1993». Напомню вкратце некоторые важные вехи истории Абхазии.

Абхазское царство, насчитывавшее 5 тыс. лет, было ликвидировано после включения в состав царской России. Примерно 75% абхазов – потомки мухаджиров (как итог Кавказской войны) – проживают в Турции; еще около 10-15% – в Сирии, Иордании и в странах Европы.

Абхазия входила в состав Союза объединенных горцев Кавказа и Горской республики с мая 1917 г. по апрель 1918 г. (Напоминаю: дагестанские политики и просветители играли в этом Союзе выдающуюся роль, а столицей был город Темир-Хан-Шура, нынешний Буйнакск). Затем меньшевистская Грузия в июне 1918 г. оккупировала Абхазию. В советской Абхазии Тбилиси начиная с 1930-х г. стал проводить политику «разбавления» республики грузинами, туда переселялись мингрелы, что значительно уменьшило долю абхазов на своей территории (до 18% к началу 1980-х г.). Параллельно проводилась политика ассимиляции: действовал запрет на преподавание родного языка и истории, активно внедрялась концепция об абхазах как «этнографической (субэтнической) группе грузинской нации», при том, что они ближе по языку, истории и культуре к северокавказцам (абазинам, адыго-кабардинцам и др.). Поэтому с началом перестройки абхазы создали оргкомитет по национально-освободительной борьбе и планомерно повели дело или к созданию конфедерации с Тбилиси, или к полному своему суверенитету.

В 1992 г. мало кто верил, что маленькая Абхазия может выдержать натиск войск Грузии. Они вторглись в начале августа, оккупировали пол-Абхазии, включая Сухум, Гагры, и окружили немногочисленные силы абхазов в Гудаутах и двух районах, которые еще контролировали власти республики.

… И по зову сердца

Тогда, когда, казалось, потеряно всё, когда чиновники и депутаты были в растерянности, Владислав Ардзинба и немногочисленная группа его соратников сохраняли веру в победу и вдохновляли других. В это самое трудное для народа время через горные перевалы Главного Кавказского хребта в Абхазию пробрались вооруженные отряды численностью около 300-350 чел., которые в основном состояли из чеченцев, адыгов, кабардинцев, черкесов, абазин и других народностей. Одни шли по призыву Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК), именем которой ныне названа одна из центральных улиц в Сухуме; другие – по зову сердца, но на месте они все вливались в вооруженные силы Абхазии, хотя и был отдельный штаб добровольцев КГНК.

Должен заметить, что тогда в Москве, в центральной власти, был раздрай. Многие силовики (и не только) высказывали недовольство политикой Бориса Ельцина, который поддержал Тбилиси и «кинул» Абхазию. Поэтому, несмотря на окрики из Центра, особо не старались остановить отряды добровольцев, хотя не раз дело доходило до жесткого противостояния. Смутный период всегда представляет возможности для «разворота» истории, и тогда роль организованных (особенно вооруженных) меньшинств возрастает многократно. Это и случилось в августе 1992-го.

Именно отряды добровольцев сразу вступили в бой с механизированной колонной грузин и остановили их у реки Гумиста (к западу от Сухума, в сторону Гудаута). Абхазы воспряли духом, теперь они были уверены, что братья с Северного Кавказа не оставят их в беде. Затем стали появляться группами и поодиночке добровольцы от других народов и регионов, включая в основном Юг России и республики Северного Кавказа (всего в войне приняли участие более 2 тыс. добровольцев, погибло из них примерно 150 чел.; потери абхазов – более 5 тыс.чел.). Лишь в ноябре 1992 г., поняв, что у грузин дела плохи, Москва стала играть роль миротворца и сквозь пальцы наблюдала за действиями генералов, которые помогали «и нашим, и вашим».

Зачем сейчас это вспоминать? А затем, что всё это помнят в Абхазии, отдают должное народам Северного Кавказа и России в целом, чтят память героев-добровольцев, именами которых названы многие улицы. Автор от имени ветеранов КГНК обратился к президенту Раулю Хаджимба (на снимке в центре) с предложением увековечить память нашего земляка, героя Абхазии, экс-председателя парламента (ассамблеи) ГНК, капитана первого ранга Али Минкаиловича Алиева из Кумуха. Именно он, командуя военно-морской флотилией Абхазии в августе-сентябре 1993 г., сыграл очень важную роль в освобождении Сухума. В Абхазии его помнят, вспоминают добрым словом, и президент поддержал это предложение.

В августе 2008 г., как все помнят, Абхазия окончательно очистила свою территорию (Кодорское ущелье) от остатков грузинских сил. 26 августа Россия признала независимость Абхазии и получила хороший геостратегический плацдарм на фоне угроз НАТО и подозрительных «телодвижений» Тбилиси. В Абхазии ныне несколько военных баз РФ, включая и военно-морскую.

Нравы, демография и судьба

У абхазов есть поговорки, в которых самоирония соседствует с правдой. Вот одна из них. Когда бог раздавал земли народам, он дал всем, кроме абхазов. Они просто опоздали к раздаче. Бог их спрашивает: ну где же вы были, когда я раздавал земли? Ответ: мы гостей принимали. Ну, это дело святое, – отвечает бог, – тогда я вам отдам ту землю, которую приберег для себя(!?) Вот «откуда» у них столь благодатная земля.

На протяжении тысяч лет гостеприимство абхазов непременно сопровождается тостами за единого бога, создавшего все живое и неживое; за мир между людьми и народами; в общем – за все хорошее. И ни одно мероприятие не обходится без вина и чачи. Когда сравниваешь дагестанскую (а также чеченскую и ингушскую) молодежь, которая в этом плане на порядок лучше нашего (советского) поколения «этнических мусульман», то абхазская молодежь, безусловно, проигрывает им. Тут очевидна позитивная роль ислама как серьезного фактора здорового образа жизни.

Мне в 2008 г. доводилось долго беседовать с абхазским жрецом в Лыхнах (в Гудаутском районе) – бывшей зимней резиденции абхазских царей. Жрецов в Абхазии всего 7 человек, из них один верховный. Так вот, никакие они не язычники, в чем я убедился не только в процессе диалога, но и ознакомившись с рядом научных статей на эту тему. Они одни из самых древних («прото») монотеистов, поскольку верят в единого бога – создателя всего сущего, небес и земли, живой и неживой материи. Есть целые ритуалы (и клятвы именем единого бога), которые исполняют абхазские роды на своих ежегодных собраниях в священных местах, где они традиционно собирались издревле. Нынче эта традиция постепенно уходит в прошлое. Кстати, В. Ардзинба, первый президент Абхазии, доктор исторических наук, знал эту сторону абхазской религии и культуры и в равной мере уважительно относился и к традиционной вере абхазов, и к православным, и к мусульманам. За последние 10-15 лет эта традиция сдана в архив, и, очевидно, взята установка на православизацию. Насколько я понял, делается это с одной целью: не «пущать» ислам во избежание радикализации молодежи.

Суверенитет и экономика на фоне «брехаловки»

Абхазы дорожат своим суверенитетом. Было интересно смотреть парад Победы (30 сентября) и слушать их генералов, министра обороны и президента Р.Хаджимбу, принимавшего парад. Докладывали сначала на абхазском, затем на русском. Это тоже предмет их гордости. В общем, в эти праздничные дни все было пропитано трепетным отношением к символам государственного суверенитета. Даже дети и молодежь ходят в модной в Абхазии форме, в которой обыгрываются мотивы государственного флага. Кругом слышна абхазская речь вперемешку с русской, везде звучала музыка военных времен, которая вдохновляла добровольцев и абхазских ополченцев. Все это трогательно и искренне, без всякой фальши и формализма.

Что касается экономики, то в Москве пытаются убедить Сухум принять закон, позволяющий продавать недвижимость российским гражданам. Но общественность и парламент Абхазии против. Когда я говорю об общественности, то имею в виду многочисленные партии и движения. Даже есть шутка: там, где 3 абхазца, ровно столько же партий. Тамошний народ политически активный. Это хорошо заметно на знаменитой «брехаловке» (кафе на набережной Сухума), где можно услышать все последние новости Абхазии в «красках». Это в двух шагах от Дома правительства и парламента. Здесь периодически отмечаются и президент, и председатель парламента.

Так вот, спрашиваю: почему они против продажи недвижимости российским гражданам, ведь это инвестиции и т.п.; экономика получит мощный импульс. – Да потому, – отвечают они, – что всё скупят богатые россияне из Москвы (и даже с грузинскими корнями) и оставят нас «с носом». За что тогда мы боролись?! Если хотят инвестировать, пусть берут в аренду на 25 лет недвижимость (в исключительных случаях позволим и на 50 лет), но рисковать мы не можем. Лучше прожить в бедности, но независимыми от богатых и чуждых нам «дядь». Вытерпели ведь тотальную блокаду с 1993 по 2001 год, пока Путин не снял её, вытерпим и сейчас».

Они даже свой «кусок» железной дороги и остатки её инфраструктуры не уступили ОАО «РЖД». Аналогично и с электроэнергетикой. Продвинутые в политическом отношении абхазы любят себя сравнивать с армянами, которые всю инфраструктуру Армении, включая и энергетическую, продали транснациональным корпорациям из России.

Что касается бюджета Абхазии (9 млрд руб. на 2018 г.), то пока еще на 45% он держится на российской помощи. А еще недавно (в 2013 г.) был на уровне 65%, почти как у нас в Дагестане. Абхазское руководство готово постепенно снижать эту зависимость, и ему это удается. Правда, населению республики от этого не легче (средняя зарплата чуть больше 10 тыс. руб.) Спасает туризм: в год более 1,5 млн туристов отдыхают в Абхазии. Спасает и то, что у абхазов, повторю, своя гордость: лучше прожить бедным, но свободным и относительно свободным.

А туризм, насколько я вычислил, преимущественно функционирует в «тени», наверняка под «крышей» местных крутых и/или некоторых высших чиновников. А отрасль могла бы существенно пополнить бюджет республики.

Развивается и промышленность, в основном виноделие. Больше, кроме знаменитой аджики и цитрусовых, пожалуй, нечего и вспомнить. Вообще, как еще в 1990-е годы сельское хозяйство и промышленность здесь пришли в упадок, так до сих пор экономика не может восстановиться.

Вместо заключения

Абхазия переживает непростые времена. В каждую свою поездку я замечал: там обязательно на политической арене подает голос какая-нибудь оппозиция. Она меняется, кто-то остается на поверхности политической жизни, кто-то выпадает в осадок (как правило, те, кто отличается нездоровым честолюбием и/или думает о своем бизнесе, а не об Абхазии). И почти каждый раз их не столь крепкая государственность находится в опасности.

Не хотелось бы, чтобы оправдались мои опасения, но не всегда новоявленные политические вожди отличаются стратегической ответственностью. Слава богу, в прошлый раз (в 2014 г.), когда свергали экс-президента Александра Анквабу, все обошлось мирно и без крови. Но если еще раз попытаются свергнуть законного президента, тогда за Абхазией окончательно закрепится клеймо «несостоявшегося государства» (это общепринятый политологический термин) со всеми вытекающими отсюда последствиями в международном масштабе. Не хотелось бы такой истории. Абхазия заслужила лучшей доли, и верю, что все обойдется.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Общество»