Сетевое издание «Дагестанская правда»

16:00 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Дербент: научная загадка и манящая тайна

A- A+

Археология – наука, вызывающая огромный интерес, она открывает нам неизвестные страницы истории, обогащая наши знания о прошлом. Дербент – кладезь уникальных находок, необычных и удивительных. Доказано, что он являлся не только центром развитой экономики и культуры, но и местом, где зародились первые очаги христианской и исламской культуры не только на Кавказе, но и на территории современной России. Это меняет все представления о том, где на территории нашей страны появилось первое упоминание об этих фундаментальных религиях.

Об этих и других не менее важных открытиях мы говорим с известным археологом, заведующим отделом археологии Института истории, археологии и этнографии ДФИЦ РАН, доктором исторических наук, профессором Муртазали Гаджиевым, автором свыше 400 научных работ и монографий, соавтором Герба Республики Дагестан.

– Муртазали Серажутдинович, вы уже долгие годы ведете археологические работы. Какие исследования для вас наиболее значимы?

– Прежде всего, конечно же, Дербент. Более 45 лет занимаюсь его археологией и историей. Прошел путь от студента-практиканта до руководителя Дербентской археологической экспедиции, которую возглавляю уже 25 лет, возобновив ее деятельность в 1996 году после нескольких лет перерыва, вызванного катаклизмами в стране.

За четверть века открыты и прочитаны многие неизвестные страницы истории древнейшего в Российской Федерации города, выявлены и исследованы уникальные памятники. И каждый год Дербент продолжает открывать нам свои тайны и недра, свои исторические хранилища. Об этих работах я и мои коллеги рассказываем в прессе, докладываем на многочисленных конференциях в нашей стране и за рубежом.

Кроме исследований в городе, наша экспедиция активно изучает обширную историческую округу Дербента. Это многолетние работы вдоль горной стены «Даг-бары» – составной части Дербентского оборонительного комплекса VI века, раскопки на городище Торпах-кала, надежно идентифицируемом с сасанидским царским городом-крепостью середины V – середины VI веков Шахристан-и Йездигерд, на Паласа-сыртском городище IV-VI вв., курганных могильниках Кухзмазкунт и Сугют и других. Эти исследования дали исключительные по научной значимости и важности материалы для изучения раннесредневековой истории Кавказа.

Кроме названных памятников, я вел исследования на городище Таргу в Каякентском районе, на поселении и могильнике Ганзир в горном Табасаране, на многочисленных объектах Приморского Дагестана от Ногайских степей до Самура, многие из которых впервые были открыты мною и моими коллегами. В 2002 г. в составе азербайджано-дагестано-американской экспедиции вместе с Рабаданом Магомедовым обследовали памятники раннего бронзового века в Северо-Восточном Азербайджане и многокилометровую Гильгильчайскую оборонительную линию начала VI века. Запомнилось посещение раскопок в Иране в Тахт-и Сулеймане, где находился центральный зороастрийский храмовый комплекс династии Сасанидов.

– Какая археологическая находка вам наиболее запомнилась?

– За несколько десятилетий экспедиционных работ таких наберется немало. И каждая из них по-своему особенна, ценна и важна. Находки разные – это может быть и огромный монументальный памятник, городище, поселение, некрополь, и какой-то маленький предмет, как, например, уникальная монетка, найденная нами несколько лет назад на Дербентском поселении – одна из самых древних монет, отчеканенных в Дербенте в начале VIII века!

Вспоминается находка при раскопках в цитадели Нарын-кала в 1986 г.: при зачистке землянки раннего бронзового века я обнаружил каменный топор. 5000 лет пролежал он в земле до того, как его коснулась рука археолога!

Другая, пожалуй, одна из самых необыкновенных, незабываемых находок – это обнаруженная во время изысканий вдоль горной стены в селе Митаги Дербентского района крупная плита. На нее нанесена одна из древнейших в мире официальная арабская надпись, относящаяся к 176 г. хиджры, или к 792 г. н.э. На плите упоминаются шах Хосров Ануширван, знаменитый халиф Харун ар-Рашид и его сын, «наследник престола мусульман» ал-Амин Мухаммад.

Список таких находок можно продолжать… Как гласит латинская пословица: Qui quaerit, reperit (Кто ищет, тот найдет).

– Дербент и Дербентский район весьма богаты археологическими объектами. Но современная цивилизация не дает вам и вашим коллегам развернуться в полной мере. Это обстоятельство можно считать сдерживающим фактором или же то, что вы обнаружили, достаточно ясно отвечает на поставленные археологами вопросы?

– Исторический Дербент – это своего рода слоеный археологический пирог, поверх которого поставлен современный город, и здесь на каждой пяди земли покоится его богатая история.

Но не только историческая округа Дербента богата памятниками археологии, но и в целом Дагестан.

В республике сегодня в государственном реестре числится около 3000 объектов археологического наследия, и все они имеют статус памятников федерального значения. Еще около 300 объектов – в числе вновь выявленных. И с каждым годом растет количество выявляемых памятников археологии.

Да, современная цивилизация наносит невосполнимый ущерб памятникам, в результате строительных работ нередко разрушаются объекты археологического наследия. Можно привести десятки таких случаев. За этим уничтожением нашей истории, а я именно так расцениваю разрушение памятников археологии, стоят конкретные организации и люди. И законодательство в этом направлении работает далеко не в полной мере. Много ли вы знаете случаев привлечения к уголовной или иной ответственности за разрушение памятников?

И нам не надо развертываться в полную силу и охватывать раскопками как можно больше памятников. Сейчас стоит другая задача – сохранить памятники археологии для будущих поколений исследователей и взять под полный контроль все земельно-строительные работы, чтобы не допустить уничтожения археологических объектов. Планомерные раскопки ведутся на нескольких объектах, среди которых Дербент и древнейшие памятники каменного века в горном Дагестане.

За прошедшие 65 лет тремя поколениями археологов Дагестана (а все они внесли и вносят свой вклад) проделана огромная по масштабам и научной значимости исследовательская работа. Она позволила воссоздать достаточно объемную и цельную картину историко-культурного развития региона, коренным образом изменить наши представления о прошлом Дагестана, существовавшие еще несколько десятилетий назад. Современные исследования в немалой мере корректируют эту картину, пересматривают устоявшиеся положения, а нередко открывают и совершенно новые страницы нашей истории.

Дагестанская археология прочно занимает ведущие позиции в регионе, работы наши получили признание и известность как в России, так и за рубежом. У нас есть и талантливая молодежь, за ними – нынешние и будущие открытия. Я горжусь ими. Они страстно увлечены археологией и посвятили ей свою научную жизнь. Как мы шутим, археолог – это «штучный товар», и, чтобы подготовить квалифицированного специалиста, нужно приложить немало усилий, многому научить.

– В последнее время вновь стал актуальным вопрос о назначении загадочного подземного крестооб­разного здания в цитадели Дербента. Ваше мнение на этот счет?

– Вокруг этого объекта немало спекуляций, досужих вымыслов. Кто только не пишет, не высказывается о нем – и журналисты, и бизнесмены, и общественно-политические деятели. Дошло до того, что объявляли этот памятник древнейшей православной церковью IV века, которую арабы в 700 году закопали! Даже предлагали организовать международное телешоу-раскопки «Докопаться до небес»!

40 лет назад была высказана идея о возможной интерпретации этого здания как церкви V-VI вв. Но со временем эта гипотеза невообразимым образом под гул аплодисментов стала преподноситься как аксиома, не требующая доказательств, причем без каких-либо веских дополнительных доводов. В ход идут фальсификация, подлог, искажение фактов. Наверное, надо статью написать на эту тему.

Мне уже приходилось высказывать свое мнение, и оно не изменилось за прошедшее время. На сегодняшний день остается нерешенным ряд научных вопросов, без ответа на которые однозначно объявлять данное сооружение раннехристианской церковью, храмом – преждевременно, ненаучно, неэтично. Во-первых, не доказано, что это сооружение было наземным. Во-вторых, не доказано, что оно датируется IV-VI веками. В-третьих, не доказано, что это было культовое здание. Без решения этих вопросов не стоит выдавать желаемое за действительное, не надо «ставить телегу впереди лошади». Мало того, есть серия фактов, противоречащих этой версии, и их тоже надо учитывать.

В 2018 году сотрудниками Национального исследовательского технологического университета «МИСиС», Физического института им. Лебедева РАН, Научно-исследовательского института ядерной физики им. Д.В. Скобельцына совместно с нами были проведены пробные исследования данного подземного сооружения методом мюонной радиографии, которые, как я и ожидал, не принесли ожидаемого эффекта в силу еще слабой разработки методики. Более 10 лет назад я ставил вопрос о необходимости изучения этого здания неразрушающими геофизическими методами, используемыми в археологии. И полагаю, что электромагнитная разведка может приоткрыть завесу тайны в изучении этого объекта.

Я убежден, что вести раскопки здесь нельзя. Проведение масштабных археологических работ вокруг данного монументального объекта 10-метровой высоты может привести не только к существенному изменению сложившегося исторического ландшафта цитадели, но и к непредсказуемым результатам: неизвестно, как поведет себя вскрытое от многометровых культурных напластований огромное здание.

К тому же неясно, как будут поступать с открытыми в ходе раскопок ценными архитектурно-археологическими сооружениями, примыкающими к подземному зданию. А их, по правилам, следует сохранить, законсервировать и музеефицировать. Те, что вскрыли в 2013 году и должны были надлежащим образом законсервировать, уже разрушаются. И кто понесет ответственность за это?

И, наконец, это сооружение входит в состав объекта ЮНЕСКО, и по международным нормам проводить раскопки зданий, которым не угрожает разрушение, нельзя. Полагаю, что люди, кто жаждет раскопок этого объекта, должны умерить свои нездоровые личные амбиции.

Ничего страшного не произойдет, если мы сейчас не определим назначение этого здания, кроме известного факта, что оно было позднесредневековым водохранилищем необычной конфигурации. Пусть это сооружение будет научной загадкой для ученых и манящей тайной – для туристов. Наука не стоит на месте. Пройдут года, появятся новые технологии и методики, и следующие поколения ученых, возможно, окончательно решат вопрос об этом загадочном подземном сооружении. Но неоспоримый исторический факт останется фактом и без решения этого вопроса – Дербент в V-VI вв. был важнейшим христианским центром Восточного Кавказа.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»