Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:00 | 24 ноября, Вт

Махачкала

Weather Icon

Дети войны

К 75-летию Победы
A- A+

Время все дальше уносит нас от страшных событий Великой Отечественной войны. Но еще живы люди, пережившие тяжелые военные годы. Их воспоминания ценны для нас как живая история народа.

Жительница села Алмак Казбековского района Зайганат Абубакарова была ребенком в годы войны. Я записал ее рассказ о том, что ей довелось пережить тогда.

— Самое сильное ощущение того времени – страшный, постоянный голод, — вспоминает Зайганат. – Я в то время только пошла в школу, в первый класс. В нашу семью пришла беда – умерла мама. Помню, отец второпях отправил меня в школу, наверное, чтобы я не сразу узнала о постигшем нас горе, не увидела смерть матери. Отец боялся, что это шокирует меня. После этого прошло всего полгода, умер и отец. Мы с братом Магомедом, который был старше меня на три года, остались одни.

Сначала нас, сирот, взяли к себе родственники в Калининаул. Помню, там жили наши тёти — слепая Эбечай, которую люди знали как прорицательницу, и её сестра Улай. Эбечай нам иногда давала банку творога, замешанного со сметаной, а Улай — свежеиспечённый чурек (по тем временам — большая редкость). Там мы прожили год, но затем каким-то образом вновь оказались в Алмаке. Там наш двоюродный брат, взрослый человек Эльдар позаботился о нас. Он устроился работать в селе Индир, где охранял колхозное кукурузное поле, и взял нас с собой. Он был алимом, много читал. Куда бы ни следовал, в хурджинах с собой носил много книг. В то время власти преследовали учёных-алимов и любой донос мог быть опасным для Эльдара, его могли арестовать. Чтобы избежать этого, Эльдар часто устраивался сторожем, охранял обычно колхозные поля вдали от своего села. Кушать нам в Индире было нечего. Эльдар в лесу собирал черемшу, мелко нарезал ее и варил. Этот «суп» назывался жахи. Эльдар для нас устроил шалаш из сена на одном краю поля, а себе в другом конце… До поздней ночи, прежде чем уснуть, мы шумели, кричали, отпугивая диких кабанов от нашествия на растущую кукурузу… Рядом, в редколесье, росли деревья дикой алычи. Когда появились плоды, они нас спасали от голода. Как-то раз, когда поспела эта алыча, Эльдар нам предложил собрать ее, чтобы продать в Хасавюрте. Собирали алычу, я заметила, что брат заснул прямо на дереве, может, от голода или умерших родителей вспомнил, может, задумался о нашей горькой участи. Увидев его в таком состоянии, у меня от жалости потекли слёзы, я расплакалась…

Скоро нам надоело жить в этом поле, захотелось домой, в Алмак. Эльдар довёл нас до дороги села и показал, в какую сторону идти дальше. Раньше дорога к нам была через Индир, с переходом через речку Акташ и далее через местность Пурсун. Выйдя с утра в дорогу, в Алмак мы пришли лишь в сумерках. От голода еле переставляли ноги. Наш дом, покрытый глиной, в дождливую погоду подтекал, с потолка капала вода. Когда родители были живы, они каждый раз обкатывали крышу тяжёлым каменным катком, чтобы вода не текла. Но родителей не было, и приводить дом в порядок было некому. В окнах не было ни рам, ни стекол. В этом холодном доме приходилось спать. У нас не было ничего такого, чем можно было бы укрыться, согреться. Я была слишком мала, не могла даже найти дров, чтобы растопить очаг.

Из Чорто и Кверимана (хутора возле Алмака) в село иногда приходили пожилые люди Хажимухама и Висаит. Видать, они организовывали какие-то общественные работы или что-то в этом роде. Этот Хажимухама заметил меня, наверное, я от голода была очень жалкой. Возвращаясь домой в Чорто, он взял меня с собой, повёл в свой авал (своего рода улочка), в свой дом, к своим родственникам, соседям. И каждый из них давал кто что мог: горсть стручковой фасоли, кукурузы, кусок лепёшки… С этим добром Хажимухама проводил меня через лес до местности Адал Щоб, откуда видны были первые дома в Алмаке. Уже вечерело.

— Далее пойти с тобой я тоже боюсь, – пошутил он и ушёл обратно.

С какой радостью я возвращалась домой! Как забыть такого человека, тех людей, которые помогли нам в то трудное время!

В школе я только и думала, куда сегодня пойти, где найти хворост на ночь, чтобы дома огонь развести. Тащить дрова издалека у меня не было сил, а поблизости найти хоть хворостинку было трудно. Иногда, заметив, что я не слушаю урок, учитель спрашивал:

— Ну-ка, расскажи, о чём я говорил только что?

Не дождавшись ответа, учитель ставил мне единицу.

А мой брат учился хорошо, знал математику. Магомед был на хорошем счету у преподавателей. Поэтому его в короткие и длинные летние каникулы отправляли в пионерлагерь, там их кормили. Ему было легче, чем мне. Кое-как мы прожили те годы.

Не дай бог другим пережить то, что я пережила, — горько вздохнув, закончила свой рассказ Зайганат.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «К 75-летию Победы»