Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:00 | 30 сентября, Ср

Махачкала

Weather Icon

До, ре, ми… Фасоль!

A- A+

Да, уважаемый читатель, после ноты «ми» должны были следовать «фа», «соль», «ля» и «си». Но у меня получилась «фасоль», то есть растение семейства стручковых. А что же вы хотите? Получилось то, что получается у наших «звезд» на нашей многострадальной сцене, на которой «звездопад» не оставил живого места, несмотря на лазерные и прочие спецэффекты.

Халтуру ничем не спасешь, халтуру спасти невозможно по определению. Но вот, поди ж ты, она верховодит на дагестанской эстраде уже третий десяток лет! Что это за феномен? Что это за свинорой уродился в огороде, который никакими пестицидами не выведешь? И вообще, где кандидатские и иные диссертации на культурологическую тему? Мы что, ослепли, оглохли?
О позорном поражении дагестанской песни под натиском «фанеры» и восточных веяний, которых, кстати, нам никто не навязывает, за последние двадцать лет довелось писать около десятка раз. Но «мороз» только крепчает. Призвал на помощь даже профессора музыки Тагира Курачева, но куда там! Пошлость и безвкусица имеют свойство распространяться со скоростью гриппозной инфекции, и я, достав со стены отцовский пандур, попросту плюнул на ситуацию – мне что, больше всех надо?
Но чарующие и с детства знакомые звуки нашего древнего, пусть очень простого (не электрогитара, конечно!) инструмента напомнили мне, что все же я – дагестанец и нельзя мне безропотно смотреть, как чужой, к тому же «фанерный» мотив подминает под себя нашу самобытную и ни на что другое не похожую мелодию. Недостойно для узденя!
К тому же появилась надежда. Недавно в СМИ появилась информация о том, что в Правительстве республики решили заняться этой проблемой. Подозреваю, что тут была подсказка руководителя республики Рамазана Абдулатипова, человека, в свое время руководившего столичным институтом культуры. В контексте сказанного хочу напомнить читателю некоторые тезисы из предыдущих публикаций «Дагестанской правды».
…Включил на FМ-диапазоне радио в ожидании очередного «сюрприза» наших доморощенных шансонье и не ошибся: «Ля ил-лаха иль Аллах Мухаммад Расулулах, да встретятся друг с другом влюбленные, мой Аллах!». И эта кощунственная для мусульман интерпретация молитвы в разухабистом ритме лезгинки…
Что происходит с дагестанской песней? Кто и что может остановить ее деградацию? Административные меры? Союз композиторов? Как объяснить очередной «звезде эстрады», что петь на аварском, кумыкском, даргинском, лакском и др. языках арабскую, узбекскую, турецкую, азербайджанскую и др. песни значит обнаружить свое невежество, дурной вкус, неразборчивость в выборе репертуара и по большому счету оскорбить свою родную дагестанскую культуру? Думаю, что меня просто не поймут. Ибо эти «звезды» и «суперзвезды» просто одержимы целью любой ценой ошеломить слушателя, облить его очередной смесью бульдога с носорогом и сорвать аплодисменты публики, которая, боюсь, уже перестала соображать, что к чему. Вернее, уже обрела вкус к музыкальной халтуре, как наркоман к «травке».
И ни исполнителям, ни слушателям этих гибридных хитов невдомек, что те же арабы, узбеки, азербайджанцы и другие народы мира наших дагестанских песен не поют, хотя в наших музыкальных хурджинах есть прекрасные народные и современных композиторов песни, которые исполняли Муи Гасанова, Рагимат Гаджиева, Алжанбек Алисултанов, Бурлият Ибрагимова, Марьям Дандамаева и другие наши талантливые певицы и певцы. Потому что они там, «за бугром», себя уважают, потому что они патриоты своей культуры и в обиду себя не дают.
Я далек от того, чтобы наложить табу на исполнение песен других стран и народов. Пойте на здоровье! Но объявите, что такой-то певец или такая-то певица сейчас споет, скажем, арабскую песню, которая состоит из арабского текста и арабской музыки. Хотя, уверен, никакая «звезда» ту же арабскую песню лучше самой арабской певицы не исполнит! Для этого нужно родиться арабкой. Или Закиром и Луизой Батыровыми, что случается крайне редко.
Сейчас как делают этот самый хит? Берется какая-нибудь восточная мелодия, а то и из репертуара западных звезд (есть и такой вариант!), «накладывается» на дагестанский текст и… Поверьте, ничего более омерзительного для музыкального уха быть не может, ибо совмещают несовместимое, создают неестественный симбиоз. И еще: в каком состоянии наша музыкальная фонотека советского периода? Слышал, якобы только часть оцифровали, а многое потеряно…
Выше я пессимистично выразился в том смысле, что не вижу никакого лекарства от этой заразы, напоминающей своим восточным происхождением птичий грипп. Дело в том, что за последние годы, уловив эту опасную тенденцию, я опубликовал несколько статей на эту тему («Роковая встреча у старой мечети», «Европа-плюс, намус-минус», «Караван чужих верблюдов», «Кстати, о музыке»), и это, увы, абсолютно не повлияло на ситуацию. Такой признанный маэстро дагестанской музыки, как профессор Тагир Курачев, который, сочиняя свои великолепные новаторские песни, никогда не отходит от дагестанской мелодийной основы, кстати, как и его уже покойный предшественник композитор-самородок Ахмед Цурмилов, признался мне в своем бессилии: «Это какая-то напасть, и не знаешь, что с ней делать! Хоть бы вы, журналисты, что-нибудь придумали…».
Журналисты что могут придумать? Мы можем предупреждать, описать явление, предлагать варианты. Но ведь все без толку. Вспоминаются прежние художественные советы, состоявшие из признанных поэтов и композиторов, которые и благословляли песню в радио- и телеэфир. Это, знаете, была надежная броневая защита от безвкусицы и халтуры. Почему бы такие худсоветы не возродить? Ведь от кризиса культуры до кризиса намуса — один шаг. По большому счету речь идет о национальной культурной безопасности.
Что мы оставим потомкам? Смесь бульдога с носорогом?

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»