07:00 | 14 декабря, Пт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Дома, как люди…

A- A+

Они рождаются, живут и умирают, иначе говоря, идут под слом. Пропитанные мыслями, чувствами, энергетикой живого человека, до конца сохраняют дух семейственности, свойственной людям, привыкшим жить общиной. И относится это не только к жилым постройкам, но и к месту, где работаешь, проживая большую часть жизни рядом с людьми, за которых переживаешь, жалеешь и прощаешь их, даже если тебя незаслуженно обидели. В общем, все как в семье.

Для дагестанских журналистов Дом печати – среда обитания, а если еще точнее, древняя сторожевая дагестанская крепость, с высоты которой окрест озирается вся республика. И кому, как не журналистам, знать, какими проблемами живут дагестанцы. Городские старожилы вспоминают, как в свое время шло строительство газетно-журнального комплекса. Он замысливался как одно из самых крупных печатных издательств на Северном Кавказе. Его мощности поражали воображение, а сам проект казался верхом современной архитектуры, лаская глаз строгими вертикальными линиями, просторными площадями, актовым залом, столовой, казавшимися тогда верхом благополучия и комфорта. Плавный переход соединял редакционное здание с типографией с самым современным оборудованием, да таким, что пришлось приглашать специалистов со стороны. Тогда ведь и компьютер казался если не фантастикой, то чем-то недостижимым. И журналисты недоверчиво поглядывали на «компьютерщиков», считая, что надежнее ручки ничего быть не может.

Да, время скоротечно, оно, как секундная стрелка, за которой не поспеешь. И сегодня 1986 год – год ввода в эксплуатацию комплекса, кажется таким далеким! Много за это время воды утекло. За 32 года сменилось не одно поколение журналистов, разительно отличаясь от предшественников информационной продвинутостью, нестандартным, глубоким осмыслением общественно-политических процессов, происходящих в республике. На смену официальной журналистике пришли публицистика, аналитика, взгляд, иной раз отличный от точки зрения самой власти. Хотя, конечно, если вспомнить прежние времена, то критические публикации приводили еще тогда к жесткой смене чиновников самого высокого ранга. Вот и ныне власть призывает к борьбе с коррупцией, установив общественный контроль с помощью СМИ, срабатывающих как своеобразный детонатор, выступающих как глашатай общественного мнения.

Но процесс этот, регулируемый изнутри, он, словно тонкий хрупкий лед, одномоментно обрушивающий зыбкую основу под ногами, цепляя поверхностные, а не глубинные рецидивы, до которых не дотянуться, иначе утонешь, поглощенный тяжелой водой. И государственные СМИ, зеркально отражая перемены, происходящие во власти, испытывают двойственное чувство, с одной стороны, поддерживая инициативы власти, с другой, испытывая гнет цензора, сидящего внутри самого себя. В этом их отличие от свободных СМИ, хотя, кажется, и это не более чем действительное, чем желаемое. И за каждым «свободным» изданием кроются теневые хозяева, чьи интересы оно выражает, намеренно манипулируя общественным мнением, отражая субъективную, а не объективную правду, заштрихованную разделительными линиями. Так что тут можно поспорить. Хотя дело это неблагодарное.

По нашему же глубокому убеждению, государственные СМИ и есть та точка опоры, на которую в первую очередь должна рассчитывать власть. И она, кажется, и впрямь делает ставку на государственные СМИ, при этом иной раз забывая спросить, как им живется, о чем они думают. И ответы на вопросы власти наверняка будут заметно отличаться от заранее подготовленных, стандартных, если, например, прийти в наш общий дом и поинтересоваться, в каких условиях работают СМИ, с какими трудностями сталкиваются в обыденной жизни, что беспокоит их. Ладно бы речь шла только о зарплате, хотя, конечно, ее иначе как унизительной в условиях удушающей инфляции не назовешь. И многие наши коллеги пытают счастья в других, частных изданиях, где оклады в разы выше: семьи-то кормить надо. И кто бы спорил с тем, что важно сохранять журналистские коллективы, профессионально освещающие самые острые темы, владеющие предметом, о котором рассуждают. Ведь речь идет о публикации глубоких материалов: пробелах в экономике, предвыборном политическом фоне, проблемах в важнейших отраслях, где необходимы журналисты, знающие себе цену.

Не хлебом единым… Но и хлебом, а еще набором хотя бы самых необходимых продуктов питания для выживания в очень непростое время.

Да и условия, в которых приходится работать СМИ, оставляют желать лучшего. Вот и здание ГБУ РГЖИ, где ныне располагаются Министерство печати и информации республики, семь изданий республиканских газет и журналов, информационное агентство «Дагестан», ветшает на глазах. Внешне оно просто вызывает жалость, сравнимую с состоянием пожилого человека, которому необходимо помочь перейти улицу. А уж состояние рабочих кабинетов так и вовсе иначе как бедственным не назовешь. Вот и служба технадзора запретила эксплуатацию двух пассажирских и одного грузового лифтов. И только после многократных обращений администрация издательства под свою ответственность запустила один из них, ведь на одиннадцатый этаж не взлетишь, словно орел, парящий на невиданной высоте. Не раз поднимался и вопрос пожарной безопасности. А в 2015 году так вообще РГЖИ попало в список злостных неплательщиков за коммунальные услуги, тогда же ООО «Дагестанэнерго» передало в Арбитражный суд иск о взыскании крупной задолженности с Дома печати. И в нынешнюю пору дождей фойе РГЖИ, словно в насмешку, заливает так, что течет с потолка, а под ногами образуются лужи и стоят банальные тазики.

Вспоминается один из недавних случаев, когда здание газетно-журнального комплекса посетили гости из Турции. Наши зарубежные коллеги оторопели, увидев жалкое состояние лифтов, а уж как неудобно было хозяевам! И с тех пор ничего не изменилось. Согласитесь, журналистам ведь и так приходится работать в экстремальных условиях, и хотя бы минимальный комфорт должен быть обеспечен. Да, повезло, шутят коллеги, бог миловал, температура в этом году все больше плюсовая, не замерзнем. А было время, когда сосульки свисали с прорвавшихся батарей, не работало ни одно издание, кроме «Дагестанской правды». А газета, не выходя из графика, обеспечивала стабильный выпуск.

Но ведь и сегодня в рабочих кабинетах, прямо скажем, бодрящая температура. Случаются постоянные перебои со светом, и коллеги нервничают, поскольку ежедневная оперативная газета — дело хлопотное, непростое и связано со многими вопросами по выпуску издания. Бывает, что приходится и ночевать в редакции, чтобы читатель с утра мог получить свежий номер газеты. Нет, мы не жалуемся, но ситуация назрела настолько, что впору кричать караул.

В свое время прежний руководитель отраслевого ведомства предложил план ремонта здания РГЖИ, и обходилось это в 20 миллионов рублей. Был даже найден внебюджетный источник. Но вопрос этот застопорился на уровне руководства республики, да так и остался «долгостроем». Ныне же, по оценке специалистов-экспертов, понадобится не менее 35 миллионов рублей. Достаточно послушать комментарий врио министра печати и информации республики Р. Акавова, чтобы убедиться в целесообразности его заявления: «35 миллионов — вполне обоснованная сумма. Здание РГЖИ действительно находится в крайне плачевном состоянии. Надо ставить вопрос о его полном ремонте, полумерами здесь не обойтись. Я уже дважды выходил на руководство республики с просьбой выделить средства. Пока ответа нет. Теперь рассчитываю на врио Главы республики В. Васильева».

А ситуация и впрямь непростая. РГЖИ не просто нуждается в ремонте, а в защите. В прошлом году дагестанским журналистам пришлось на себе испытать невиданное давление городской власти и построенного на территории издательства МФЦ, решивших, что с журналистами республики можно не церемониться. Тогда без всякого разрешения на нашей территории были снесены деревья, зеленые насаждения, клумбы, посаженные журналистами во время субботников, убран декоративный забор. А на месте предполагаемого памятника погибшим журналистам установлена автостоянка. Как оказалось, это важнее, чем память о тех, чьи имена не подлежат забвению. Помнится, тогда к месту событий прибыли представители Ленинского РОВД, пожелавшие надеть наручники на строптивых журналистов. Не помогли даже общественники, да и на журналистов, осмелившихся отстоять честь и достоинство своих коллег, прикрикнули, пообещав разобраться, назвав их зачинщиками беспорядков. Каково, а? Боролись ведь не за свое, а за общее, за то, что должно принадлежать не одному, а каждому.

Да, горький осадок оставил этот инцидент. И сегодня, когда журналисты рискуя жизнью, оказываются на переднем крае, защищая устои государственности, стоит задуматься о пресловутом человеческом факторе, устранив условные разделительные линии. Не правда ли?

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи из рубрики «Общество»