Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:00 | 22 января, Пт

Махачкала

Weather Icon

Дожди Дагестана стучат в моё сердце

A- A+

...конечно, не так, как в сердце Уленшпигеля стучал пепел Клааса (Шарль де Костер когда-то существенно повлиял на моё мировоззрение), но очень сильно. Больно и радостно. Почему боль, понять нетрудно. Вот лишь некоторые моменты, сопутствовавшие моей нынешней поездке на Кавказ. Только факты. Ничего, кроме фактов.

30 апреля 2013 года в 21:50 в городе Буйнакске, на пересечении улиц Имама Шамиля и Салаватова, неизвестные, следовавшие предположительно на автомашине ВАЗ-2107, из автоматического оружия произвели выстрелы по служебной и личной автомашинам ВАЗ-2114, в которых следовали сотрудники полиции ОМВД России по Буйнакскому району. В результате множественных ранений майор полиции, капитан полиции и старший лейтенант полиции скончались. Двое сотрудников полиции с ранениями различной степени тяжести доставлены в больницу…

… Мощный взрыв прогремел в Махачкале днем 1 мая…

… Сотрудник Центра противодействия экстремизму МВД Дагестана Казим Шабанов был убит утром 14 мая в Махачкале. Офицера МВД расстреляли в момент, когда он выходил из подъезда дома на проспекте Акушинского. Он скончался на месте.

… Восемь человек погибли 20 мая в городе Махачкале у здания управления службы судебных приставов по РД. Взорвались два автомобиля. 

…Взрыв прогремел 25 мая в центре Махачкалы. На настоящий момент известно о 18 раненых, один сотрудник ГИБДД погиб. 

А первого июня, как раз в тот день, когда скорый поезд уносил меня из гостеприимной Казани в Москву, откуда мой путь лежал прямиком в столицу Республики Дагестан, в Махачкале при обстоятельствах, напоминающих не первой свежести голливудский блокбастер, был арестован и вывезен из Дагестана градоначальник Саид Амиров.

Почти ежедневно – то в одном, то в другом населённом пункте — гремят взрывы, раздаётся стрельба, льётся кровь, гибнут люди. И уже  невозможно разобрать, что в большей степени тому причиной – столкновение религиозных убеждений, политическое противостояние или  борьба конкурирующих кланов. Всё переплетено – не удалить злокачественную опухоль, не повредив здоровой ткани, в которую она проросла.  Нужна искусная хирургия, филигранная техника. И главное – любовь и сострадание к больному, вера в его исцеление и понимание сущности и смысла своего долга перед ним – это труднее всего.

Дагестан… Кому бы я ни сказала о своём намерении побывать в Махачкале, реакция была одинаковой: куда тебя несёт? В Москве мне посоветовали, пока не поздно, сдать билет.  Это же Дагестан! Горячая точка!

Общественное мнение в русских градах и весях нечасто настроено в пользу «лиц кавказской национальности», и дагестанцы в этом «рейтинге раздражения», пожалуй, на первом месте. Достаточно хотя бы мельком по этой части заглянуть на Youtube и пробежаться по комментариям к скандальным видеороликам.

У меня, однако, другой источник информации. Не беспристрастный. Но подающий «картинку» так, как только и должно, на мой взгляд, сегодня «работать по Кавказу»: добиваясь чёткости благодаря единственно правдивой оптике – оптике любви. Без любви, без глубокого уважительного интереса к этой земле и людям, мужественно возделывающим и обустраивающим её, без понимания той грандиозной роли, которую Кавказ играет в российской геополитике, здесь нечего делать. Поэтому я заранее отметаю все разговоры о «кавказском лобби», о «кормлении нахлебников и иждивенцев» и о миллиардах, изъятых из карманов добропорядочных россиян в пользу немирных горцев. Я буду говорить о другом. О тревоге и радости.

1. Надежда и вера

… Ещё в прошлом году, преодолевая по железной дороге расстояние от Москвы до Владикавказа и обратно, я обратила внимание на то, что около трети пассажиров купейных вагонов, в которых я ехала (в оба конца!), составляли кавказские женщины с больными детьми. Ребятишки разного возраста, но преимущественно малыши — с нервно-психическими заболеваниями, ДЦП, задержкой развития. То же самое и нынче – на маршруте «Москва-Махачкала-Москва». Тяжёлая и странная концентрация детской обречённости и родительского горя. Много путешествую в последнее время, но такого в поездах прежде не замечала. Кавказские семьи подвержены особого рода рискам? Или подобные заболевания не лечатся ни во Владикавказе, ни в Махачкале? Что это – проблемы экологии? Социальной политики? Медицины?

Или просто Кавказ, как увеличительное стекло, делает выпуклыми, бросающимися в глаза общероссийские беды, к которым в других регионах население уже как-то притерпелось, принюхалось и в силу меньшей выраженности симптомов позволило себе несколько расслабиться по их поводу?

Женщины, с которыми я разговаривала в поездах, в один голос твердят: медицины на Кавказе нет! Коррупция сожрала её с потрохами. Врачей почти не осталось. Лечить некому.

То же и в образовании. Не желаете ли – «ЕГЭ-туризм»? Дагестан и здесь на первых полосах СМИ-шных скандалов. 

Тем временем, по моему ощущению (это особенно заметно, когда переживаешь последовательно Казань, Владикавказ и Махачкалу), Северный Кавказ сегодня перенасыщен идейным электричеством. Кажется, сам воздух излучает здесь гипнотические флюиды, готовые в любую минуту обуять очередную горячую голову. Может быть, причина тому – религиозное чувство, которое у местных жителей, очевидно, живее, чем где бы то ни было «на материке».

Как это всё умещается на сравнительно небольшой территории и даже иногда в одном и том же человеке: стяжательство и щедрость, жестокость и рефлекторная готовность броситься на помощь, национальное высокомерие и безмерное гостеприимство, мировоззренческая узость, доходящая до фанатизма, и духовный полёт? Здесь, на Кавказе, единство контрастирующих оттенков самого высокого и самого низменного постоянно приводит тебя в недоумение и восторг. Ты словно немеешь перед неразрешимой дилеммой, ничего тебе не остаётся, кроме как распахнуть глаза и сердце для молчаливого созерцания… Авось да из этого перенасыщенного раствора сами собой начнут выпадать кристаллы истины.

Мой друг, замечательный дагестанский поэт, журналист, педагог, заместитель министра печати и информации РД Миясат Муслимова в своём блоге ежедневно, с редким упорством, любовью и требовательностью освещает общественную и культурную жизнь региона во всех его противоречиях. Герои Миясат – учителя, врачи, художники, музыканты, артисты, писатели, философы. Чаще всего действительно герои. В первом – мифопоэтическом — значении слова. Те, в ком не угас прометеев огонь. Их речи, их поступки, их способность действовать, их естественная жертвенность нынче казались бы вымыслом беллетриста с разыгравшимся романтическим воображением, если бы не были столь документальны, не выявлялись в репликах обычных сетевых разговоров, в письмах, интервью, монологах, записанных Миясат во время встреч, которыми изобилует её жизнь, полная путешествий и событий.

Я впервые увидела Миясат несколько лет назад в Москве, в «Доме Ростовых». Она сидела за столом напротив Светланы Василенко и улыбалась той особенной улыбкой, которая сразу выдаёт натуру: умный, добрый, искренний человек!    К любой несправедливости, к халтуре и фальши Миясат беспощадна. Отваге, с которой она бросается в бой с показухой и прочими чиновничьими чудесами, можно позавидовать. Миясат рассказывает, что своей судьбой ставит эксперимент: хочет доказать, что вопреки общепринятым установкам в своей же республике можно добиться успеха: без протекций, взяток и «волосатой руки» наверху. Исключительно за счёт собственного ума, таланта и добросовестного служения делу.  Но если булгаковской Маргарите досталось несколько молекул крови одной из французских королев, то Миясат, без сомнения, прямая, хотя и дальняя, наследница Жанны д’Арк. Это точно.  

Несколько лет Миясат терпеливо сопротивлялась странной ситуации, сложившейся в связи с её назначением заместителем министра образования РД.  Неприязнь к бывшему президенту, человеку, честному, порядочному,  уважаемому дагестанцами,  отразилась на судьбе тех, кто работал с ним в одной команде, в частности, Миясат, руководившей в свое время Информационно-аналитическим управлением Президента РД. Так, с приходом нового руководства Миясат, известная в республике и как заслуженный учитель, ученый-педагог, оказалась загнанной в резервацию бездействия и молчания. Ей просто не дали никаких полномочий и не допустили по сути к работе.  И  уволить Муслимову не имели права, тем более слишком хорошо ее имя известно в республике и за ее пределами, но работать с ней не стали. При её энергии, с ее фейерверком идей, с фанатизмом служения любимому делу, вниманием к человеку! Она продолжала работать в университете, написала несколько книг, стала лауреатом нескольких литературных конкурсов.  Миясат – псевдоним Мариян Шейхова начала всерьёз работать стихами сравнительно недавно. Но почти сразу мощно. Как будто душа её годами копила художественную энергию, и в момент катастрофического надрыва и подъёма энергия эта вырвалась наружу, быстро и уверенно обретя свою форму.

(Продолжение следует).

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»