Сетевое издание «Дагестанская правда»

04:00 | 01 октября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Экспроприация

A- A+

Забытое уже слово. Но не умершее. Мне кажется, оно в анабиозной спячке. Поясню. Некоторые организмы, например, лягушка зимой впадает в анабиозную спячку, а весной просыпается и начинает смачно квакать: вот и я!

Давеча говорю коллеге Наталье Николаевне: «Скажи наугад какое-нибудь слово!» Она даже не подумавши: «Экспроприация!»

— Но почему именно экспроприация? – спрашиваю.

— Не знаю, просто пришло в голову…

Но мы-то, уже знающие некоторые тайны мозга, особенно его подкорковой области, понимаем, что просто так ничего не бывает. Да и Зигмунд Фрейд оставил нам достаточное наследство по части мозговых вывертов – 14 миллиардов клеток нейронов и аксонов со всеми дендритами, господа, зря свой хлеб не едят. Запоминают, рассовывают информацию по сусекам, оставляют кое-что под рукой, но многое рачительно прячут в дальний угол – стратегический запас. И еще надобно нам знать, часть информации сгорает в сновидениях.

Нет, это не рубрика профессора Сахрудина Сафарова «Познай и береги себя!», а именно «Колонка редактора отдела». Предисловие о тайнах мозга было необходимо, чтобы понять, почему вдруг человеку втемяшилось слово «экспроприация».

Экспроприация – принудительное отчуждение, изъятие имущества у кого-нибудь. Далее С.И.Ожегов уточняет: лишение буржуазии всех средств производства в ходе пролетарской революции. Мы знаем, Владимир Ильич очень любил это слово, более того он умел использовать его в своей революционной практике: «Экспроприация экспроприированного – дело святое и архиважное, батенька!» — сказал он в одной из бесед со своими сподвижниками. А балтийские матросы, не шибко грамотные в теориях, переиначили лозунг вождя: «Грабь награбленное!».

Хорошо. Теперь не грех будет вспомнить и благородного жулика Джефа Питерса, который облапошенному им гражданину взамен давал хотя бы перочинный ножик. Приснопамятен еще бывший ельцинский министр Лифшиц, изрекший: «Делиться надо!». Но не хотят делиться. Даже перочинный ножик вручить в утешение. Потому…

Потому гипоталамус из своих недр выдает наверх слово «экспроприация». Бальзам на сердце нынешнему пролетариату, перешедшему из деревянных бараков в железные контейнеры, но ни коим образом не замышляющие революцию. Экспроприировать можно и без революций. Скажем, через китайские товары. Купил на днях в контейнере на Йирчи Казака выпрямитель для радиоприемника, изготовленный в Поднебесной империи. Там пять позиций выходной мощности и при проверке, уже дома, тестером ни один не совпадал с обозначенным на адаптере!

Пришлось выбросить. Мне уже приходилось писать о китайском аккумуляторе, который вышел из строя через неделю. Но китайцы дали мне взамен хотя бы перочинный ножик в виде инструкции к аккумулятору, в которой в конце было начертано буквально: «Пользовайтесь на здоровье, но помните, что вечного веща но бывает…».

Да уж, вечных вещей не бывает, да и век человеческий короток. Но за эти неполных сто лет, как мы умудряемся друг другу напакостить! Я говорю вообще о человечестве, потому что рано или поздно глобализм съест все самостоятельное и самобытное и даже национальное: никто из вас не догадывается, почему из российского паспорта и по чьей воле исчезла графа «национальность»? По этому поводу референдума вроде не было…

Глобализм – та самая сила, которая, сама того не зная, подпитывает в гипоталамусе тот самый сусек, в котором хранится импульс, закодированный словом «экспроприация». Потому что глобализм не только не хочет «делиться», хотя бы по Лифшицу, но даже утробно бубнит о каком-то «золотом миллиарде» населения планеты, который был бы для него удобен в качестве рабсилы. России-то, наверное, которая наконец-то обзавелась материнским капиталом, дабы исправить демографический перекос, случившийся после разрушения СССР, такой каннибальский проект, наверное, ни к чему.

Тут, конечно, можно было бы вспомнить и Карла Маркса, не без основания утверждавшего, что нет преступления, на которое не пошел бы капитал ради 100%-й прибыли. Может быть, я неточно цитирую автора «Капитала», но смысл примерно такой же, как и у французской поговорки: «Аппетит приходит во время еды».

Ну а что делать остальным миллиардам, населяющим сейчас Землю, белым, черным, желтым, пока целы? Заниматься экспроприацией по Ленину? Или безропотно исчезнуть по разработанному для них сценарию? Не знаю. Глобалисты, наверное, знают. Но я знаю, что моему коллеге первым на язык подвернулось слово «экспроприация» не случайно.

А как хочется услышать другие слова! Хотя бы такие: дружба, братство, равенство и справедливость. Всего-то четыре слова!

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»