Сетевое издание «Дагестанская правда»

00:00 | 19 января, Вт

Махачкала

Weather Icon

«Это наша общая победа»

A- A+

В жизни этой женщины все сложилось вопреки. Но многое спустя десятилетия кажется пророческим - оказывается, человеку все по силам, только он сам не всегда понимает, откуда они, эти силы, берутся.

И сегодня, разменяв десятый десяток, не изменяя себе, Юлия Викторовна Лысенко остается трудоголиком, человеком, по-прежнему любящим жизнь. К ней часто заходят соседи, чтобы (вы не поверите!) проконсультироваться по вызывающим сомнения диагнозам. А она не просто советует, но и дотошно выспрашивает, как себя чувствует больной после ее рекомендаций. «Вот только с глазами плохо, — замечает она. — А память, дай бог каждому…»

Общаясь с ней, я  все время забывала, что передо мной человек преклонного возраста, столько  энергии в этой женщине. А Юлия Викторовна говорила о своем возрасте, как бы и не придавая этому значения. — Мое поколение из крепких, двужильных, — улыбается она. — А как иначе можно было столько вынести и выжить.

А и в самом деле, слушая ее рассказ, думала о той череде судьбоносных событий, лет, несущих тяжесть своего времени — войны, последствия которых вынесли на своих плечах люди, чья жизнь была вечной борьбой за существование, голодавших, преодолевающих невзгоды. Но любили они свою Родину так, что прощали ей все: невозвращенные облигации, бесконечные денежные реформы, скудные зарплаты, дефицит самых необходимых продуктов, бытовой техники, да много еще чего.

Юлия Викторовна вспоминает, что окончила школу 22 июня 1941 года. — Для меня и моих одноклассников ответ был однозначный: мальчики — на фронт, девочки — на краткосрочные медсестринские курсы, ну а потом — воевать с фрицами!

Но работы хватало и в тылу — госпиталь, дежурства и эшелонами прибывающие тяжело раненные бойцы. Не тогда ли в ее голове родилась мысль стать врачом,  умеющим слушать больного и ставить безошибочно диагнозы? Она и сейчас убеждена в том, что, несмотря на все достижения современной медицины,  главным по-прежнему остается в профессии врача заповедь земских докторов, которые приезжали к больному со слуховой  трубочкой в руках и диагностировали самые сложные заболевания. Мечта со временем  превратилась в твердое желание стать   практическим врачом.

— Строгое время тогда было, — вспоминает она, —  воспитание в семье, школе, вузе было жесткое и не снившееся  современному изнеженному молодому поколению.

— Да не такое уж оно изнеженное, — пытаюсь я возразить. — Да разве можно сравнивать, — удивляется она. — Кто из них испытал голод, холод, времена, когда приходилось восстанавливать целую страну после Великой

Отечественной.

В 1946-м после окончания  лечебного отделения Дагмединститута молодому специалисту предложили поработать участковым врачом Детской городской поликлиники. — Это было счастье — самостоятельно лечить  детишек, к которым нужны особый подход, ласка, внимание, — вспоминает Юлия Викторовна.

Насколько успешно  педиатр справлялась со своими обязанностями, можно было судить по результатам работы. Молодой врач считалась опытным специалистом.  Не беда, что приходилось шагать сотни километров по тогда еще молодой Махачкале в резиновых сапогах, по колено в грязи. Главное — ты приносил пользу государству и был счастлив, чувствуя  себя полноценным взрослым человеком. Тогда же и вышла замуж. За кого, спросите вы? Конечно, за фронтовика, прошедшего всю войну. Она так ясно  помнит, что, когда Николай  шел по городу в боевой гимнастерке со строгой военной выправкой,  позвякивающими на груди  боевыми орденами, на него оглядывались девушки. Как было не влюбиться в такого?  Вот так и поженились.

— Медовый месяц? — переспрашивает она меня. — Да какой там, три дня — и на работу.  

Тогда в республике свирепствовали тропическая малярия, инфекционные заболевания. И приходилось проводить массовую диспансеризацию среди населения. – Но мы не считали эту работу обременительной,- вспоминает Юлия Викторовна, — и, бывало, работали  до ночи. Детская инфекционная больница на тот момент очень нуждалась в профессиональных кадрах, да и само  строение было старое: обветшавший инвентарь, старые коммуникации, все требовало коренной реконструкции, обновления. — Мне и моим коллегам   приходилось работать в антисанитарных условиях, — говорит она, — женщины с грудничками лежали на вязанке дров, потому что не было котельной. Можете себе  такое представить?!

Тогда ее вызвали в горком партии и предложили должность главврача больницы. – А мне было всего двадцать пять лет, – улыбается  Юлия Викторовна. — Конечно, было страшновато, но деваться некуда. И первое, что я сделала, собрала коллектив и сказала, что без помощи  медперсонала не смогу навести порядок в больнице.

И навела. Котельную больнице тогда построил начальник городского горгаза  

В. Кочергин в благодарность за то,  что спасли врачи его дочь, больную тяжелой формой дифтерита. Тогда она возглавила работу по вакцинации в районах и городах республики. Весомую помощь оказал головной институт инфекционных болезней Москвы. — Это было трудное для дагестанского здравоохранения время, — вспоминает она. Не то что больниц, не было даже  ФАПов. И когда ты приезжал в район, в село и интересовался сроками прививок, инъекций, которые  должны были храниться при определенной температуре, то иной раз приходил в ужас от того, что нарушались сроки вакцинации,  да и сама прививка гибла при плюсовом температурном режиме.

Однажды я показала местному врачу, как сохранять вакцину в «полевых условиях»: разрыла ямку, упаковала вакцину  в пакет, обмотав пластырем,  положила ее туда и приказала вытащить  в строго отведенное для этого время. И так спасались  многие районы, села, где не было не то что стерлизованных автоклавов, но и элементарный холодильник считался роскошью.

Но, несмотря на трудности, именно в те годы начали применяться новейшие методики в диагностике и лечении инфекционных заболеваний. Здравоохранение за короткий срок сделало рывок, превратившись в мощную отрасль, достигнув высот в  лечении самых сложных заболеваний. Не жаловаться, а работать — это был основной принцип работы дагестанских медиков.

Врач Лысенко  одной из первых в республике  интубировала больных дифтеритом детей, вводя через рот специальную трубку в гортань при  отеке, сужении. Тогда  редко кто за это брался. А  однажды ее со  сломанной ногой буквально приволокли к больному ребенку, находившемуся в критической ситуации, и  она спасла его. Научные исследования ее уже тогда тянули на диссертацию. Но когда же было заниматься наукой, если практическая деятельность отнимала все свободное и несвободное время.

— Вот сейчас вакцинацию просто запустили, — замечает она. — И, казалось бы, ушедшие в Лету заболевания снова напоминают о себе. Значит, необходимо на этом участке здравоохранения вновь наводить порядок, — напоминает она своим коллегам.

А еще в биографии Юлии  Викторовны был Махачкалинский дом ребенка. И сегодня лица многих детишек, оказавшихся здесь, стоят перед глазами. В те годы сюда отправляли детей со всей республики. — Вы не поверите, — говорит она, — но тогда иной раз приходилось стирать золой, потому что  недоставало  элементарных средств гигиены.  А еще изобретательные врачи ставили ванночки с хвоей рядом с кроватками, чтобы  дети спали здоровым сном, чем очень тогда удивили  министра здравоохранения РСФСР А.  Смирнова, оценившего смекалку медперсонала и взявшего это на вооружение.

Тогда к Ю. Лысенко съезжались за опытом со всех концов республики врачи и медсестры. И Юлия Викторовна  получила благодарность от министра здравоохранения РСФСР. Четырежды народный врач  Лысенко избиралась депутатом Махачкалинского горсовета депутатов трудящихся, возглавляла постоянную  комиссию по здравоохранению и соцобеспечению при Махачкалинском ­горисполкоме. Ей было присвоено звание «Заслуженный врач РД», позже — «Заслуженный врач РФ». Руководитель республики А. Даниялов  назначил ее замминистра здравоохранения республики и одновременно  начальником отдела лечебно-профилактической помощи детям и матерям. И здесь, находясь на  ответственной работе, она оставалась верной себе. По-прежнему работала без выходных, добивалась значительных успехов, улучшала качество и культуру работы детских и родовспомогательных, лечебно-профилактических учреждений в городах и районах республики.

Немало времени Ю. Лысенко уделяла  развитию специализированной помощи  детям. Ее последовательность, принципиальный подход к работе способствовали тому, что материальная база детских поликлиник, женских консультаций, стационаров была поставлена на новый уровень. Отдельное место в ее деятельности занимали  подготовка врачебных  кадров для работы в сельской местности, повышение квалификации врачей и среднего медперсонала, открытие педиатрического факультета при Дагмединституте. Двадцать два года Ю. Лысенко проработала замминистра здравоохранения республики, оставаясь  земным человеком, теплым, отзывчивым, готовым всегда прийти на помощь. В ее «врачебном иконостасе»  –знак «Отличник здравоохранения СССР», орден «Знак Почета»,  почетные грамоты. А еще юбилейные медали «За оборону Кавказа» и «За победу над Германией». «Это наша общая победа», — с гордостью говорит ветеран.

Когда пришло время, Юлия Викторовна ушла на пенсию. Но не смогла оставаться просто пенсионеркой. Несколько лет работала рядовым врачом. А когда исполнилось 75, решила — все, хватит. Но и по сей день тоскует по живой работе, связанной с людьми, которыми она всегда дорожила. У нее два внука и два правнука. И она по-прежнему старается быть в курсе всех событий  в здравоохранении. Часто вспоминает родителей, говорит, что характер ей достался от мамы,  родом из Саратовской области, отца — белоруса, поженившихся,  когда маме было 17, а отцу — 19. А еще вспоминает сестер: каждая пошла по врачебной стезе.

В ее очень скромной квартире  много книг, но читать, как раньше,  она не в состоянии. Рядом с ней всегда люди. Они разные и приходят в этот дом, чтобы получить заряд энергии, бодрости, а еще крепости духа. Юлии Викторовны Лысенко этого не занимать. Такая вот короткая долгая жизнь.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»