Сетевое издание «Дагестанская правда»

12:00 | 24 сентября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Фазу Алиева: «Поэзия – это светлая печаль»

A- A+

Без этого имени невозможно себе представить Дагестан. Оно звучное и певучее, как сама поэзия. Фазу Алиева – народная поэтесса республики, кавалер высшей награды России – ордена Святого апостола Андрея Первозванного, отвечает на наши вопросы.

– Фазу Гамзатовна, каково ваше определение поэзии? Что значит поэзия в вашей жизни?

– Я не знаю, как для других, для меня поэзия – это самое лучшее, самое ценное, самое дорогое на свете. Мне всегда бывает жалко людей, которые прошли мимо поэзии, в жизнь которых поэзия не вошла. Если этого не дано человеку, его действительно надо пожалеть. Как можно, хоть раз в день, не прочитать стихотворение Тютчева или Цветаевой. Я без этого не могу.

– Чего, по-вашему, в поэзии должно быть больше: боли или радости?

– Вообще, поэзия – это светлая печаль и грусть. В молодости в моих произведениях была светлая печаль, но сейчас, после всего того, что я испытала, в ней больше грустных мотивов. В стихах я ценю, прежде всего, человечность.

– Кто ваши любимые поэты?

– Их много, но самый любимый – Тютчев. Вначале я была без ума от Лермонтова. Ему изменила с Пушкиным. Но сейчас люблю их обоих.

Когда Михаил Светлов в Литинституте рекомендовал мне читать по два стихотворения Тютчева в день, я обычно читала всего одно и потом неделю над ним размышляла. Такое вот сильное впечатление производили на меня его стихи. Светлов потом спрашивал, о чем эти стихи, и был в восторге от того, как я их разбирала и анализировала. С тех пор во всех заграничных поездках со мной всегда был томик стихов Тютчева. После выступлений обычно бывали приемы, но я редко на них ходила, предпочитая застолью общение с поэзией.

Я вообще считаю, что поэзия очищает человека. Она делает его светлее, добрее и возвышеннее. Человек становится патриотичнее от хороших стихов. Надо приучать себя к хорошим стихам, я всякую дрянь не читаю и другим не советую.
– Что вы цените в поэзии больше всего?

– В поэзии я ценю искренность. Стихи Марины Цветаевой, например, я даже не могу читать сидя. Читаю и испытываю настоящий душевный подъем, такую энергию несут эти стихи, что невозможно усидеть на месте. А вот поэзия Анны Ахматовой уже не вызывает у меня таких чувств. Хотя она, безусловно, гений, но не мой поэт. Я в поэзии ценю боль и печаль. Когда Шекспира спросили, почему он пишет трагичные вещи, он ответил, что поэт – не шут и не должен заставлять людей смеяться, а обязан вышибать слезу. Только тогда человек очищается, и у него в памяти навсегда остаются произведения литературы.

– Как литература может вой-ти в жизнь молодежи?

– Нужно с детства приучать детей к чтению. Если с детства не приучить ребенка читать, его будет невозможно научить любить литературу. Мне, например, повезло: ведь в школе с самых ранних лет я была очень активной. Я заучивала наизусть и декламировала на всех школьных праздниках сначала стихи Гамзата Цадасы, а потом Расула Гамзатова. То, что тогда я учила, осталось в моей памяти до сих пор.

Привить молодежи любовь к литературе может только семья. Еще в раннем детстве надо детям читать хорошие произведения: сказки, стихи. Я жалею, что из-за недостатка времени не могу читать сказки своим внукам, поэтому прошу своих невесток каждый день им что-то читать. Я убеждена, что читающим человеком может стать только тот, кто полюбит литературу с детства. Чтение это – труд, оно не дает человеку лениться. Это преступление родителей, если ребенок растет ленивым. Талантливым человека сделать нельзя, но сделать его трудолюбивым можно. Талант дается свыше, и одаренным людям нужно поклоняться, как пророкам, но и талант без трудолюбия ничего не может.

– Бывает ли для литературы сложное время? И когда вообще пишется лучше: когда все спокойно или когда вокруг какие-то перипетии?

– Перипетии тоже бывают разные. Ни для кого не секрет, что расцвет и национальной и русской литературы в нашей стране пришелся на советское время. Произошло это именно потому, что тогда была стабильность и были созданы все условия для писателей. Именно то время выявило и выдвинуло многих великих писателей, талантливые люди получили возможность всецело использовать свой потенциал.

Когда писатель видит напечатанным свое произведение и получает письма-отзывы от читателей, у него появляется стимул и настроение писать дальше. А без стимула и настроения не напишешь стихов. У меня всё зависело от вдохновения. Мой муж, народный писатель Дагестана Муса Магомедов, писал прозаические произведения и мог работать каждый день, а я иногда не работала месяцами. Я не писала, пока не испытывала горения, но когда это чувство наступало, могла написать за десять дней большую поэму. Потом я откладывала стихи и только через несколько месяцев к ним возвращалась, чтобы прочитать свое собственное произведение как чужое.

Во время войны в окопах писали гениальные произведения, потому что у фронтовых поэтов бы один мощный стимул – победа, к которой они стремились сами и призывали других.

Они воспевали мужество наших людей. Все знают стихотворение Симонова «Жди меня», но многие не слышали о других его гениальных произведениях о войне. Например, когда Симонов написал и опубликовал стихотворение «Если дорог тебе твой дом», уже через несколько дней его, переписанное из фронтовой газеты карандашом, стали находить в карманах у погибших на поле боя солдат. Это стихотворение воевало вместе с нашими защитниками и помогало им побеждать.

Я росла в трудные годы войны и могу сказать, что в те тяжелые времена люди были намного добрее, чище и патриотичнее. Испытания сплачивали людей, у всех воюющих и трудящихся в тылу, детей и стариков, была только одна цель – любой ценой дойти до победы. Они были убеждены, что этой победы они добьются, и именно эта уверенность так сплотила народ, который в едином порыве смог сделать почти невозможное.

Трудно сказать, какое время лучше для поэзии, но наша печально знаменитая перестройка и то, что происходило после нее, стала черным временем для отечественной литературы.

Несколько лет назад ко мне подбежал парень и стал благодарить меня за мои давние произведения – роман «Комок земли ветер не унесет» и поэму «Восемнадцатая весна». Он сказал, что эти книги в его семье уже зачитаны до дыр, но признался, что уже давно не интересуется произведениями дагестанских писателей. Я спросила его, почему же он так любит литературу и, тем не менее, не читает. Он ответил мне, что это стало не модно… Но литература не может быть модной или не модной, она необходима людям во все времена. Духовная пища нужна человеку так же, как и всё остальное, и без нее невозможно развитие полноценной личности.

Сейчас, увы, всё решают деньги. Раньше лучшие стихи посвящали любви, а сейчас молодежь как будто забыла про это чувство. Я помню, как страдала и плакала из-за любви, и, кроме человека которого люблю, мне больше ничего в жизни не было нужно. Я благодарна Аллаху за то, что два раза в жизни влюблялась – у меня горела душа, и я лучшие свои стихи посвятила этому, ведь любовь – это целый мир. Мне очень больно, что самые лучшие чувства теряются. Сейчас обложки журналов пестрят такими заголовками: «Как выйти замуж за олигарха» и тому подобное, но никто почему-то не пишет, как выйти замуж по любви за настоящего человека. Вещизм: шубы и сумки заменили человеческие отношения.

Это извращение. Зачем изощряться в роскоши, когда можно помочь больным детям. В нашем мединституте раньше многие способные студенты учились и жили на то, что профессора давали им деньги со своей зарплаты. А сейчас во многих вузах тот, кто берет взятки за экзамены, процветает. Но он – мой враг.

Плохое более заразительно и быстрее распространяется, чем хорошее. Всего лишь жалкая кучка людей испортила наше время.

– Может литература что-то сделать, чтобы изменить существующее положение вещей?

– Я пока не слышу такого веского слова. Увы, наши крики сейчас не слышны, хотя литература может многое сделать для общества и страны.

Приведу лишь один пример. Во время учебы в Литературном институте я как-то ехала из Москвы в Переделкино, где было в то время наше общежитие. Мне пришлось пройти три вагона, чтобы найти свободное место, и во всех этих вагонах только одна женщина сидела без газеты, все остальные сидели и читали опубликованную в газете новую повесть Михаила Шолохова «Судьба человека». Поэтому и люди были другие, поэтому не было вала преступности, были идеалы, которые воспевали и в которые верили. Я написала об этом случае и подарила газету «Дагестанская правда» с этой публикацией сыну Михаила Шолохова. Сейчас она находится в музее писателя в станице Вешенской.

«Судьба человека» – это одно из моих любимых произведений – вершина духовности! Оно стало примером, как надо писать, какие образы нужны.

Конечно, литература может сделать многое, но только если это настоящая литература

– Сейчас почти никто из молодых дагестанских литераторов не пишет на своих родных языках. Как вы к этому относитесь, ведь вы прежде всего национальный поэт?

– Не представляю себя без родного языка. Никогда не пыталась писать по-русски. Что я могу прибавить к рифмам Пушкина, Лермонтова и Тютчева!? Мне смешно бывает читать стихи многих наших молодых поэтов на русском языке. Они больше похожи на какие-то жалкие потуги. Но сейчас я даже подстрочники не делаю, ведь мой переводчик Яков Серпин умер, а денег, чтобы оплачивать перевод своих стихов на русский, у меня просто нет.

Я не знаю, почему молодые стали больше писать на русском: или они не знают родного, или хотят, чтобы их услышала широкая аудитория. Я убеждена, что сначала нужно заявить о себе на родном языке, обогатить его, показать свой талант, а потом, получив признание, лучшие произведения переводить на русский.

У Расула Гамзатова тоже осталось очень много непереведенных вещей, например, поистине гениальный последний цикл поэм «Времена и дороги».

Пока мне пишется, я буду писать. А если Аллах даст еще несколько лет, то отдам свои стихи переводчикам.

– Вы занимаетесь активной общественной деятельностью, более 40 лет возглавляете республиканский журнал «Женщина Дагестана». Всё это не мешает творчеству?

– Наоборот, помогает, ведь из общения с людьми я черпаю сюжеты для своих произведений. Раньше писатели, помимо двух выходных дней, положенных по закону, брали еще один – так называемый творческий день, чтобы писать. Я никогда его не использовала, потому что не могу сидеть дома. Я рождена и создана для активной и кипучей работы и хочу уйти из этого мира, как орел в полете…

– Что бы вы хотели пожелать сегодня своим читателям?

– Прежде всего хочу обратиться к родителям, чтобы не ленились заниматься своими детьми. Если в каждой семье на заре детства в ребенка вложить основы нравственности, он не встанет на кривую дорогу. «Сердце ребенка, как новорожденный родник», – говорила моя бабушка. Аллах дал нам этот родник, чтобы мы не замутили его чистой воды. Мы должны в сердце ребенка вкладывать добро. А начинается оно с литературы – с поэзии и прозы. В первую очередь – со сказок. У меня всё началось с того, что русская учительница рассказывала мне сказки Пушкина. C первого класса она прививала мне любовь к русской культуре и литературе. У нас дома ни одной книги не было. У нас была религиозная семья. Маме было безразлично, буду я учиться или нет. Она считала, что женщина должна посвятить всю свою жизнь только семье. Но я оказалась другим человеком. Если в каждой семье будут правильно воспитывать детей, из них никогда не вырастут разбойники, убийцы и воры. Это очень легко решаемая задача.

Мои дети много читали, но, к сожалению, все эти знания оказались невостребованными в перестроечные времена. Окружающая нас агрессивная среда выращивает плохих людей. Кто завтра вырастет из брошенных беспризорников, хотя эти дети без вины виноватые?.. Если мы их направим на правильный путь, они с него уже не свернут. Их надо убеждать, как важна духовная пища для человека. Всё материальное уходит, остается только духовное. Меня спрашивают, почему ты не меняешь мебель, купленную тридцать лет назад. Но барахло мне не нужно. Надо, чтобы человек был человеком, чтобы материальное служило людям, а не наоборот. Нужно воспитывать любовь к Родине, внушить детям, что они не должны покидать свою землю. И если придет враг, нужно отдать жизнь за эту землю, как отдавали ее наши предки. Я не признаю двухпаспортников. Если России придется испить из горького бокала – я выпью вместе с ней. Это моя Родина. Именно чувство патриотизма делает человека высоким и достойным уважения.

Если правильно воспитывать ребенка, то из него получится настоящий человек. Юноша должен уважительно относиться к жене и детям. Он защитник семьи, её кормилец. Ничего нет хуже, чем сидеть на шее у матери или у бабушки. На земле нет позорной работы. Можно и дворником быть и мести улицы, если для этого хватает терпения и мужества.

– А как на вас сказались смутные времена?

– На мое творчество 90-е годы не повлияли никак. Я ведь мужественный и сильный человек, и всегда пишу только то, что моя душа мне диктует. Я писала много о мужественных парнях, которые погибли за наш Дагестан, о страдающих матерях, о своем погибшем сыне, о материнской боли. Книга «Излом», написанная о моем сыне, до сих пор востребована, и многие до сих пор просят меня её подарить. Весь тираж этой книги я раздала матерям, у которых погибли сыновья, раненым солдатам в госпитале в 1999 году, когда на Дагестан напали враги. Но я пишу не только о боли. Во все времена есть то светлое, о чем можно написать. Не надо пенять на время. В жизни всегда есть возвышенные и святые темы. Для истинной поэзии плохих времен не бывает.

– Спасибо за интервью.

Беседовал Мурад Ахмедов

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»