Сетевое издание «Дагестанская правда»

19:00 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Гагатлинцы отказались от наград

A- A+

Силу свою в отпоре агрессорам показали и гагатлинцы. В те тяжелые дни они стояли непоколебимо. Сражались и не думали, что, выполняя гражданский долг, совершают подвиги.

Из рассказа гагатлинца Хайбулы Хайбулаева – начальника районного отдела по управлению муниципальным имуществом и землепользованию:

— Знали, что боевики пойдут на нас, вызвали всех гагатлинцев, проживающих за пределами района и республики. Односельчане приехали сразу. На подступах к селу строили дзоты, укрепления.

Все эти тяжелые работы легли на плечи всех гагатлинцев, включая стариков и детей. Колхоз обеспечивал ополченцев продовольствием. Каждый день резали по 5 барашек. Кругом рвутся снаряды. С нами связался Ширвани Басаев: «Мы вам ничего не сделаем, нам нужен Мунинский мост». Их продвижение в другие регионы во многом зависело от этого стратегически важного пункта. Мы ответили: «Никогда вы туда не попадете». Ширвани: «Пройдем через ваши трупы».

По рации говорили с боевиками, подчас даже резко, они же с нами — нет. Видимо, у них была своя тактика – попытаться своей напускной вежливостью смягчить наши души, обмануть нас. Мы же вокруг села установили 8 постов, где круглосуточно дежурили 200 человек. На правом фланге также держались рикванинцы. На помощь к нам прибыли из Махачкалы 10 омоновцев.

Разведка донесла, что боевики идут по другой дороге. Мы ее заминировали. У них был ГАЗ-66 с зениткой. Машина подорвалась. 30 боевиков бросились в атаку. Они шли в трех направлениях (об этом нам сказали чабаны). Стемнело, из-за тумана не видать ни зги. Тогда мы зажгли покрышки, облив их бензином, пустили в сторону наступающего врага. И в этом тусклом свете мы открыли огонь по противнику. Такую тактику мы повторяли до утра. В окопах мы все были в одинаковых условиях — мужчины с автоматами и карабинами, старики с палками, женщины с лопатами, подростки и дети. Так и провели ту ночь и не дали боевикам двинуться с места. В ту ночь погибли два ополченца. Под утро к нам перебросили кемеровских омоновцев, через пару часов — и дербентских милиционеров.

13 августа в местечке «Совиное гнездо» вместе с ополченцами выступили двое парней из махачкалинского ОМОНа — Шамсудин и Амир. Боевики пошли в атаку. Был жестокий бой.

Боеприпасы у ополченцев закончились. Тогда эти ребята попросили всех отойти назад, вышли с пулеметами вперед и начали обстреливать наступающих. Те отступили. С того дня они стали почетными гагатлинцами.

Утром 6 августа в Ботлих приехал генерал-полковник В. Булгаков. В Гагатли отправил 2 вертолета МИ -24 и вертолет-разведчик. Взяли нас на борт «вертушки» и подняли в воздух. К нам попросился и 70-летний Арзулум Исламов. Мы показывали пилотам кошары и склады боевиков с оружием, пилоты их уничтожили.

Вместе с пулеметчиком из России ополченцы вошли в «Соколиное гнездо». Сказали ему: «Ты пока поспи, когда надо, мы тебя разбудим». С его пулеметом мы стояли на дозоре. Он спокойно спал. Вот так мы и русские парни доверяли друг другу.

К великому сожалению, на исходе дня пули противника достали двух наших ополченцев — Османа Бекмирзаева и Исрапила Абдулхаликова. У последнего остался сын. Утром погиб 20-летний Исмаил Исмаилов, гагатлинец. Жил в Хасавюрте, приехал в родное село через Гумбет. У него была невеста, мечтал с ней пройти длинную жизнь. Сколько добрых дел они могли бы совершить. Увы…

После войны Хайбулаев лично занимался наградами для односельчан. Составили списки. Гигатлинцы отказались от них: «О какой награде может идти речь, когда защищаешь свою землю?». Все отказались от них.

Я слушал, молчал, гордился ими: эти скромные в быту люди воплотили в себе настоящий дагестанский дух.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»