14:00 | 22 ноября, Чт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Гамид с нами…

Даргинцы
A- A+

Редко кому из нас удается оценить человека, брата, друга при жизни. Как говорится, «потерявши плачем». Плачем от обиды, что уничтожен талант, потеряна весомая часть потенциала возрождения Дагестана.

Гамид Гамидов меня, как и многих других, называл старшим братом. Но он не сберег себя, а мы не сберегли его. Убивая таких людей, убивали Дагестан. Цивилизованным и благополучным становится лишь тот народ, который бережет прежде всего свой человеческий потенциал, своих талантливых и мужественных сыновей и дочерей. Тогда же Дагестан растрачивал себя, обрекая себя на нищету духа, экономики, науки и производства.

Гамид Мустафаевич Гамидов был очень ярким человеком не с точки зрения собственного самоутверждения, а с точки зрения отношения к людям. Он был исключительно доброжелательным для многих людей, своих ровесников, и старших всегда называл братьями, а женщин и девушек – сестрами. Гамид Гамидов был глубоко духовным человеком, из хорошей семьи. Я прекрасно знаю его родителей: это работяги, которые всю жизнь трудились и воспитывали своих детей в труде. Поэтому и сам Гамид Мустафаевич стал хорошим воспитателем для своих братьев, привлекал их к спорту, учил жизни. Он был очень красивым человеком, который действительно имел большие перспективы. Но, к сожалению, Всевышний распорядился так, что он рано ушел из жизни…

90-е годы прошлого века… Это было время достаточно сложное, которое выявило много ярких личностей, самобытных людей, но одновременно с этим был и всплеск негатива, выплеснувший на поверхность целую массу негодяев, проходимцев и убийц. В такие революционные времена народные массы дают обществу и необыкновенно одаренных людей и отъявленных подлецов. Гамид Мустафаевич был очень талантливым человеком, а погиб от рук негодяев, потому что общество было тогда неуправляемым. В те смутные времена было очень тяжело определить, кто и на чем делал деньги, кто и как становился начальником… И плохо то, что мы молча согласились со всем тем, что творилось тогда. К сожалению, мы, дагестанцы, не смогли вовремя поддержать талантливых, выдающихся людей, которые болели за Дагестан, за народ, а в большей степени пошли вслед за бандитами, крохоборами, подчиняясь им, расхваливая их, сочиняя поэмы о их жизни… Поэтому и затянулся процесс обновления Дагестана, упорядочения жизни, восстановления законности и правопорядка в республике, возвращения нашей культуры и нашей нравственности. Как раз в те неблагополучные годы Расул Гамзатов писал: «Дагестан, ты чрезмерно опаздываешь». Вот это опоздание Дагестана и привело к тому, что такие люди, как Гамид Мустафаевич, стали невинными жертвами.

С Гамидом Гамидовым мы побывали повсюду: и в Дагестане, и в Москве, и за рубежом… И везде он был очень уютным человеком. После знакомства с ним многие люди начинали относиться лучше к Дагестану и к дагестанцам. Мне очень жаль, что такого человека, который содержал в себе огромный человеческий потенциал, так рано не стало. Его не хватает не только семье, не только роду, его действительно не хватает всему Дагестану. Целая плеяда замечательных людей погибла в то смутное время от рук неизвестных убийц… И Гамид Мустафаевич со своей порядочностью и доброжелательностью тоже встал у них на пути, хотя и не был человеком, наживавшим себе врагов. Это был сложный период, и, я подчеркиваю, Дагестану была дана возможность выбрать или самых достойных и талантливых, или лицемеров и негодяев. Но Дагестан не всегда делал честный и правильный выбор. Когда мне говорят о судьбе России в ХХ веке, я заявляю – русскому народу, народам России в начале прошлого века было предоставлено Всевышним два выбора: Лев Николаевич Толстой и Гришка Распутин… И церковь, и государство, и многие люди выбрали Распутина, поэтому ХХ век сопровождался величайшими трагедиями… Какое наследие мог оставить Распутин?! Потому очень важно, чтобы мы как народ, как республика умели бы выбирать людей, доверять людям, работать с людьми, которые действительно заинтересованы в перспективах Дагестана.

Сейчас мне даже не верится, что мы отмечаем 60-летие Гамида Мустафаевича Гамидова. Я называю своего младшего друга по отчеству, потому что ему исполнилось бы 60 лет… А я не представляю его 60-летним… Мне кажется, что он все время был 35-летним. Своей энергетикой, своей культурой, своим отношением к людям, к родителям, к своему селу, ко всему он восхищал многих, потому что был созидателем.

Помню, когда мы летели в Мекеги, пролетали над одной оголенной горой, Гамид мне сказал: «Брат Рамазан, я здесь хочу построить дом, вокруг посадить деревья и разбить сад». Это место было не очень привлекательным с точки зрения такого проекта, но я как человек, стремящийся тоже многое сделать, ответил: «Очень хорошее место…». Хотя все, летевшие с нами, были против: «Зачем здесь, на ветру, что-то строить? Здесь даже земля плохая…». Но я видел по его глазам, что ему нужна моя поддержка, и сказал, что он правильно делает… Хотя сам не был убежден, что это правильно. Но Гамид решил создать свой очаг именно здесь и создал его.

Я недавно побывал у него дома и на его могиле… Все там очень достойно, очень красиво, как будто это место специально было создано для того, чтобы Гамида тут увековечили. Это место перестало быть заброшенной горой, потому что он поселился здесь навечно. Эта гора стала таким прекрасным, духовным местом, и мы, его друзья, считаем своим долгом навещать его, ведь для нас он живой!

На выборах в Госдуму мы с Гамидом постоянно бывали вместе. Он повсюду ездил со мной. Некоторые даже говорили мне: «Зачем это тебе?» А я, наоборот, считал, что мы вместе выглядим очень хорошо. В аварских районах я всегда свою речь заканчивал словами, что вместе со мной на выборы идет мой младший друг и брат Гамид, очень красивый человек, интернационалист, поэтому я предлагаю голосовать за него даже в большей степени, чем за себя. О себе же я не мог так красноречиво говорить, как о своем друге.

И в Госдуме мы тоже были вместе: он умел быть рядом, перенимал мой опыт и делился своим… Предвыборную программу мы тоже фактически делали совместно. Поэтому многие замыслы, которые были в наших программах, сегодня реализуются в Дагестане. Если бы, конечно, мы еще тогда получили возможность реализовать наши идеи, сегодня Дагестан был бы совершенно другим. В этом я убежден. Гамид созревал как политический деятель, как руководитель, и я уверен, что он стал бы одним из руководителей нашей республики. Но так распорядилась судьба, что теперь нам приходится делать то, что собирался делать он.

Чтобы быть хорошим руководителем, надо хорошо знать, чем и кем ты руководишь. Чтобы руководить Дагестаном, надо хорошо знать Дагестан. Но одного знания недостаточно для этого. Быть хорошим руководителем — это значит быть вместе с людьми, сочувствовать им, сопереживать вместе с ними, любить их. Быть искренним насколько это возможно. Считаю, что такое качество относиться искренне и с пониманием к своей Родине, к своему народу – было свойственно и Гамиду Мустафаевичу. Мы об этом с ним неоднократно говорили…

Мне было с ним легко разговаривать, потому что он считал себя младшим братом и всегда спрашивал моего совета, как лучше поступить. Когда Магомедали Магомедович принял решение о его назначении министром финансов, я одобрил это, хотя считал, что с точки зрения политических перспектив ему надо было бы еще несколько лет поработать в Государственной Думе. Но с точки зрения работы в Дагестане и на Дагестан ему надо было возвращаться. Он выбрал Дагестан. К сожалению, все это закончилось трагически…

Еще раз повторю, что такие люди, как Гамид Мустафаевич, не умирают. Эти люди составляют потенциал нашего народа даже сегодня… Гамид Гамидов, хотя его нет в живых, и сейчас помогает всем живущим в Дагестане. Таких людей сегодня очень нам не хватает… Расул Гамзатов, Гамид Гамидов и многие другие… Увы, Дагестан очень многих достойных людей потерял в смутные времена… Горько бывает, когда молодой, перспективный, красивый человек погибает трагично. Это трагедия для всех нас … Хотя братья, родители, дети и близкие Гамида Гамидова фактически ни на один день не оставили нас и весь Дагестан без воспоминаний о нем, мы, друзья и товарищи Гамида, делаем все, чтобы память о нем жила в сердцах многих дагестанцев. Память о достойных людях помогает нам жить сегодня.

Есть такая притча… Маленький внук спросил у дедушки: – Когда ты умрешь? Дед ответил: – Умру вместе с тобой. Мама малыша возмутилась, ведь дедушка уже прожил жизнь, а у мальчика вся жизнь была впереди… Но дедушка успокоил ее: – Я умру тогда, когда мой внук забудет меня.

Мудрая притча. Если мы не забываем, если ценим своих ушедших друзей и родных, значит они живы, они вместе с нами. Считаю, что Гамид и сегодня с нами, со всем Дагестаном. Верю, что он по-прежнему переживает за Дагестан и радуется его успехам. Друзья Гамида живы. Слава Аллаху, живы его родители – великие труженики, они оберегают дом и семью Гамида вместе с достойными братьями – Абдусамадом и Сиражудином и сестрой Баканай. Это достойная семья, достойный род. Наш долг — воплотить мечты Гамида в жизнь народов Дагестана – обеспечить мир и процветание. Гамид Гамидов вместе с нами в созидательных делах.

Рамазан Абдулатипов

(Материал был опубликован в «ДП» к 60-летию со дня рождения Гамида Гамидова)

 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Даргинцы»