Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:00 | 01 марта, Пн

Махачкала

Weather Icon

Как здоровье, врач?

A- A+

Когда мне позвонил глава Кизилюртовского района М. Гаджиев о желании выдвинуть меня делегатом на 3-й Съезд народов Дагестана, я, согласно регламенту, начал готовить семиминутный доклад, Решил выступить и поведать высокому собранию о том, что накипело, наболело: как недопустимо низко оценивает государство работу медиков, какую нищенскую зарплату они получают за свой непомерно тяжкий, сверхответственный, ненормированный труд, Еще хотел сказать, как в последние годы, когда зло (коррупция, криминал) воцарилось на пьедестале, а совесть, порядочность, благородство очутились на обочине, служение долгу стало «и опасным и трудным».

Загодя прибыв на Форум, изъявил желание озвучить свои мысли. Мне ответили: «Список желающих выступить перевалил за 400. Поскольку Съезд будет идти только один день, наверное, слово получат около 40 человек». Выступило менее 20, и не было ни одного из медицинских работников, хотя из школьных учителей на заветную трибуну поднялись аж двое.

Поэтому хочу через газету поведать коллегам и делегатам, о чем я хотел сказать на Съезде.

Труд врача, предохраняющего людей от болезней или восстанавливающего их подорванное здоровье, сохраняя тем самым обществу все те силы, которые бы погибли без его усилий, считаю самым производительным среди других. Однако власть предержащие иного мнения на этот счет.

Премьер В.В.Путин, зная о нищенской жизни врачей, указал нашему министру Т.Голиковой: «С таким подходом нельзя сформировать крепкие и профессиональные врачебные коллективы, в итоге от низкой зарплаты медработников будут страдать пациенты». И поручил руководству Минздравсоцразвития «при разработке программ модернизации здравоохранения в регионах проанализировать ситуацию с заработной платой врачей и уделить особое внимание достойной оплате их труда». Пока наши неповоротливые чиновники разработают региональные программы модернизации здравоохранения, как говорил великий восточный шутник: или ишак умрет, или мулла Насреддин предстанет перед Всевышним. И в конечном счете ответ Т.Голиковой будет краток: «На данном этапе бюджет Минздрава не позволяет существенно повысить оплату работникам здравоохранения». Круг замкнулся.

В последние годы, хоть и с большим опозданием, в нашей республике наряду с государственной начала утверждаться и частная медицинская практика. Эти медучреждения коммерческого толка стали для пациентов привлекательны не только культурой обращения медперсонала, но и блеском всюду, в том числе и в отхожих местах, дорогостоящим высокотехнологическим оборудованием, отсутствием угнетающих очередей. В них, кроме упомянутых достоинств, врачи узрели еще немаловажный факт — достойное вознаграждение вложенного ими труда. И теперь лучшие и успешные специалисты с многолетним практическим опытом из муниципальных, республиканских больниц и поликлиник начали перетекать в приватные учреждения.

Немало коллег моих перешли туда, еще больше при малейшей возможности готовы с радостью переменить место работы. Такое впечатление, что вскоре в муниципальных больницах не останется ни одного квалифицированного специалиста, где постоянно довлеет унизительная оплата большого труда.

Зато мой коллега доволен, как его труд оценивает новый работодатель. Говорит, что 20 лет «горбатил» за стандартные 6-7 тыс. в месяц без каких-либо премиальных и 13-й зарплаты. Если, мол, богатый пациент в благодарность преподнесет небольшую сумму за мой многочасовой труд и теплое человеческое внимание, то в глазах представителей правоохранительных органов, которые сами никогда не жили на 6-7 тысяч, я неисправимый взяточник и коррупционер. Теперь получаю в десятки раз больше, и в семье практически преодолена финансовая нищета.

Врач не «обслуживает» больных — он олицетворяет служение, при котором отдает все лучшее, что в нем есть, понимая недужного не только умом, но и сердцем. Для истинного врача врачевание особый мир, мир не только чувств болей, страданий, трагедий, слабости, но и мир высокого духа, безмерной радости, счастья. Самый сильный допинг для него — светящиеся глаза и открытая улыбка выздоровевшего больного.

Вы можете представить забастовку медиков? Самолеты могут неделями не летать, поезда на приколе будут столько же «отдыхать», шахты пустеют, когда работники этих отраслей отказываются работать, требуя повышения зарплаты и улучшения социального положения. Людям в белых халатах при чрезвычайно высокой нагрузке, получающих 60-65% от среднего жалованья по стране, в голову не придут мысли предъявить властям протест в такой форме. А если теоретически допустим таковое? Что, «скорой» отказать роженице в роддоме, тяжелому инфарктному, инсультному в помощи, без внимания оставить мольбу матери задыхающегося ребенка, не оперировать пациента с аппендицитом, кровотечением, переломом, пусть корчится, мучится, умирает? Узнав о таком положении, любой обыватель, став в позу мудреца, важно произнесет: «А клятва Гиппократа?»

Да, клятвенно обещали быть «ясным умственно, чистым нравственно и опрятным физически, в течение всей жизни не терять такие богоугодные черты характера, как чуткость и честность, доброта и милосердие, сопереживание и сострадание». А разве государство как работодатель не должно обеспечить врачебному сословию сносное существование? Если да, то как это соотнести с сегодняшним мизерным жалованием врача 5-7 тысяч?

Недавно с коллегами мы анализировали, кто из профессоров, в том числе и тех, кто является гордостью медицинской академии, да и республики в целом, создавших свои научные школы, живет в больших собственных домах, например, подобно «слугам народа» в элитной «Санта-Барбаре» или в вычурных строениях готической архитектуры, коими застроен берег Каспия. Или ездят на крутых навороченных джипах либо проводят отпуска в заграничных курортах? Мы в своей среде ни одного такого не нашли. Наши скромные трудяги, дарящие здоровье и счастье страждущим, поголовно живут в квартирах многоэтажных домов. В лучшем случае у них в гараже «жигуленок», а многие и без того. Откуда именитому профессору взять богатые хоромы и импортную престижную машину, если в конце месяца он несет домой 15-17 тысяч рублей. Если медики — такие взяточники, как глаголет молва силовиков, где и во что тогда они вкладывают свои несметные левые доходы?

Все время хочется спросить государственных мужей: как может в Махачкале врач высшей категории с четвертьвековым и более стажем получить за свой интеллектуальный труд меньше, чем средняя зарплата по республике? Или профессор, всю жизнь обучающий студентов врачеванию, занимающийся наукой, лечащий тяжелых больных, получить намного меньше общероссийской средней оплаты?

Хочется спросить государственных мужей: как может в Махачкале врач высшей категории с четвертьвековым и более стажем получить за свой интеллектуальный труд меньше, чем средняя зарплата по республике?

Кстати, по данным Росстата в январе-сентябре 2010 г. среднемесячная заработная плата 838 чиновников Минздравсоцразвития РФ составила 57475 руб; врача — 38029,8; медсестры — 19826,3 руб, санитарки — 11215,7 р.

Таким образом, профессора нашей медицинской академии получают заметно меньше, чем медсестры на необъятных просторах России. Врачи в Дагестане — чуть ли половину оплаты среднестатистической санитарки по стране. А о наших сестрах и санитарках, получающих чисто символическое вознаграждение, — я молчу! Беда в том, что у нас и пенсионные выплаты «пляшут» возле прожиточного минимума. Сколько это может длиться? Почему такая дискриминация? Мы что, виновны, что родились и работаем в Дагестане? Когда премьер В.Путин говорит, что в этом году реальные доходы и пенсии в стране выросли на столько-то, то слово «выросли» просится в кавычки. Во-первых, в течение последних двух лет не было никакого повышения зарплат; во-вторых, в отличие от прошлого года цены на основные продукты питания: хлеб, мясо, молоко, картошка — существенно поползли вверх.

Почему государство полагает, что дагестанские медики и их семьи обойдутся крохами и не должны жить достойно? Раньше наши права отстаивали профсоюзы, теперь, аккуратно собирая взносы, они в защиту нас палец о палец не стукают, дабы не травмировать свой священный палец. А по большому счету профсоюзов как таковых давно нет. Но это не значит, что дагестанские духовные потомки Гиппократа, выбирая профессию, клялись всю жизнь прозябать в нищете.

Считаю необходимым возвысить свой голос в защиту интересов дагестанских медиков. Нужно приложить все усилия, чтобы исправить унизительный перекос в оценке труда медицинских работников республики.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»