Сетевое издание «Дагестанская правда»

20:00 | 18 июня, Пт

Махачкала

Weather Icon

Калужане чтут память о Шамиле

A- A+

И в наше время политических противостояний, конфессиональных конфликтов и этнических разборок случаются эпохальные события большой значимости, объединяющие россиян и имеющие печать вечности. К такому важному событию, безусловно, относится намерение руководства Калуги и Калужской области, Общественной палаты Калужской области и Калужского краеведческого музея открыть музей Имама Шамиля. И это в наше время кавказофобии. В этой связи я имел большую радость общения с директором Калужского областного краеведческого музея, кандидатом исторических наук В.Бессоновым.

— Виталий Анатольевич, напомним нашим читателям, как, когда и в каком статусе Имам Шамиль оказался в Калуге?

— В истории Кавказской войны важное место занимает личность имама Дагестана и Чечни Шамиля (1797 – 1871 гг.), который в 1834 – 1859 гг. стоял во главе борьбы горцев с царскими войсками. Прекрасное образование, военный талант и личная храбрость снискали ему известность и уважение не только на Кавказе, но и за его пределами.

Являясь духовным, политическим и военным лидером, Шамиль смог объединить разрозненные народности и достичь наибольших, по сравнению со своими предшественниками, успехов в борьбе с царскими войсками. Однако все эти победы были временными, и уже в 1850-х годах движение, во главе которого стоял Шамиль, пошло на спад. Вызвано это было ростом внутренних социальных противоречий, межличностными конфликтами среди приближенных Шамиля, экономическим кризисом и, главное, усилившимся давлением российских войск. К 1859 г. Шамиль оказался практически в полной изоляции и 26 августа (7 сентября) вынужден был сдаться русским войскам, осадившим его в ауле Гуниб.

Местом жительства военнопленного имама была назначена Калуга, куда он прибыл 10 (22) октября 1859 г. 

Для Шамиля и его семьи был нанят дом подполковника А. Сухотина. Правительство назначило военнопленному специальную пенсию. Первоначально она была в размере 10 тысяч рублей, а затем увеличена до 15 тысяч рублей в год.  И, как рапортовал вице-губернатор министру внутренних дел в ноябре 1859 г., Шамиль «ничего не имеет выразить, кроме глубочайшей признательности русскому правительству и Калужскому начальству за все оказываемое ему внимание и попечение, доказательством которых, считает он, между многими другими и устройство для него с семейством красивого и удобного во всех отношениях жилища. Вообще не могу умолчать пред В[ашим] В[ысоко]пр[евосходительст]-вом, что город и здешнее общество чрезвычайно понравились Шамилю, и назначение Калуги местом жительства он признает особенною к нему Монаршею милостью». 

5 (17) января 1860 г. в Калугу прибыло семейство Шамиля: две жены (Шуанат и Зайдат), два сына (Кази-Мухаммед, Мухаммед-Шефи) с женами, четыре дочери, зятья, а также слуги и служанки. Всего – 22 человека. В Калуге Шамиль провел более девяти лет. 

Именно здесь произошло его примирение с Россией. В зале Калужского дворянского собрания 26 августа (7 сентября) 1866 г.

Шамиль принял присягу на верность вместе со своими сыновьями Кази-Мухаммедом и Мухаммед-Шефи. В 1868 г. Шамилю с семейством было разрешено переехать в Киев, а в 1870 г. он выехал за границу и отправился на поклонение в Мекку. Являясь по сути фигурой, олицетворявшей борьбу народов Кавказа, Шамиль к концу жизни пересмотрел свое отношение к противнику и в 1866 г. на свадьбе цесаревича Александра Александровича публично высказал сожаление, что уже стар и не может посвятить свою жизнь служению «Белому царю», благодеяниями которого он пользуется. 

Калужский период (1859 – 1868 гг.) в жизни Шамиля стал своего рода временем подведения итогов предыдущей деятельности. Именно в Калуге Шамиль близко познакомился с российской действительностью. Через призму этих новых знаний, которые он пытливо собирал, изучая жизнь губернского города, Шамиль по-новому взглянул на проблему взаимоотношений Кавказа с Россией, отдав предпочтение миру и согласию.

— Дом, в котором жил Шамиль, кажется, был лучшим в те годы в Калуге? 

— Это был трехэтажный каменный дом, насчитывал 13 комнат с флигелем, садом и надворными постройками: кухней, сараем, конюшней. В доме были бронза и серебро, фарфор, хрусталь и художественное стекло, превосходная коллекция картин, обветшалая, некогда красивая мебель прежнего хозяина А.Сухотина. Все последующие годы «дом Шамиля» традиционно использовался под учебные заведения (на сайте 13-й школы города Калуги есть фотографии, сделанные внутри дома, когда там располагалась школа). И лишь в 2006 г. благодаря во многом губернатору Калужской области А. Артамонову дом был передан краеведческому музею.

— Шамиль провел в Калуге почти 10 лет. Как протекала жизнь Шамиля и жизнь его домочадцев? Остались ли какие-либо личные записи и воспоминания Шамиля? Какие экспонаты сохранились и какие утеряны? И что за запрос от руководства Чечни 1928 года?

-Из выявленной в архиве переписки следует, что в 1920-х гг. в фондах краеведческого музея имелся комплекс подлинных изображений и документов, относящихся к пребыванию Шамиля и его окружения в Калуге: фотографическая группа «Шамиль с сыном и приставом»; цинкографический портрет Шамиля; гравированный портрет Шамиля; цинкографическая группа «Шамиль с сыновьями и зятьями»; цинкографический портрет сына Шамиля Кази-Магомы; цинкографическая группа «Кази-Магома с двумя лицами свиты»; фотографическая группа большого размера «Присяга Шамиля на подданство России в зале Калужского дворянского собрания»; автограф Шамиля (расписка в получении содержания от казны).

Директор музея С.Петровский писал, что все перечисленные предметы находились в экспозиции и вызывали значительный интерес у местного населения.

По запросу «Главнауки» для Дагестанского музея тогда же выполнили копии с этих снимков, а художник Волнянский сделал зарисовки домов Калуги, имеющих отношение к имаму, которые были отправлены в Махачкалу.

 Однако сохранить путем копирования сложившийся в Калуге комплекс материалов не удалось. 10 октября 1932 г. в Калужский музей был направлен официальный запрос следующего содержания: «Чеченский научно-исследовательский институт национальной культуры имеет сведения, что в г. Калуге находятся материалы, касающиеся Шамиля и других горских вождей, высланных царской властью в Калугу. Институт национальной культуры, занимающийся изучением исторических материалов, касающихся покорения Кавказа и борьбы горцев за свою независимость, просит передать заведующему Чеченским областным музеем тов. Шерипову Заурбеку все предметы, имеющие отношение к Шамилю и его жизни после пленения, а также и другие материалы, относящиеся к истории борьбы горцев за свою национальную независимость». Это требование было удовлетворено, и 24 апреля 1933 г. директор Калужского музея В.Извеков направил в Грозный запрашиваемые материалы — «фотографические снимки-подлинники, относящиеся к пребыванию Шамиля в Калуге: всего 6 подлинников и 5 копий с них».

Таким образом в период активного движения предметов Калужский музей лишился значительной части сложившегося комплекса подлинных материалов, ибо дальнейшая судьба осталась неизвестной. Ценность утраченных предметов заключалась в том, что они были непосредственно связаны с пребыванием пленного имама и его семьи на Калужской земле. В фондах музея сохранилась лишь одна из семи фотографий, запечатлевшая присягу Шамиля, и расписка имама в получении назначенных ему на содержание денег. Эти предметы не были переданы в Грозный, вероятно, по идеологическим соображениям, так как шли в разрез с поставленной задачей — собирать материалы о «борьбе горцев за свою независимость».

— Вы затеяли гигантский ремонт «дома Шамиля». Это же очень дорого. За счет республиканского бюджета? А как дагестанцы смогли бы поучаствовать в этом исторически значимом деле? Назовите координаты музея, чтобы можно было связаться по почте, телефону, факсу, Интернету и скайпу? 

— «Дом Шамиля» является памятником федерального значения, находящимся в собственности Калужской области. Ремонтные работы по сохранению этого объекта ведутся на областные средства. Главная помощь дагестанцев заключается в первую очередь в сохранении памяти о пребывании Шамиля в Калуге и той роли, которую он сыграл в истории объединения народов, населявших Россию. При этом не менее важным является создание экспозиции, достойной этого знаменитого человека, для которой сегодня явно маловато подлинных предметов, не говоря уже о мемориальных. Именно в этом направлении, как мне кажется, нужно вести активную работу.

— Вы не бывали в Дагестане, но часто встречаетесь с калужскими дагестанцами, ваше впечатление о дагестанцах?

— На своем жизненном пути мне пришлось в силу работы в музее и актуальности темы «Шамиль в Калуге» сталкиваться со многими дагестанцами. В подавляющем большинстве это люди неординарные, образованные, благородные и прямодушные, с которыми очень приятно общаться и обсуждать не только исторические вопросы. И я искренне желаю Дагестану мира, стабильности, согласия, процветания и благоденствия. 

— Низкий поклон лично вам, Общественной палате Калужской области, мэру Калуги и губернатору Калужской области за тактичность и благородную устремленность. Уверен, что дагестанцы разделяют мои чувства признательности. Думаю, что необходимы более тесные взаимовыгодные связи сотрудничества между калужанами и дагестанцами в области культуры, образования, экономики, туризма и других сферах жизни. 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»