Сетевое издание «Дагестанская правда»

07:00 | 17 июня, Чт

Махачкала

Weather Icon

Лев Толстой в Дагестане

A- A+

170 лет назад, весной 1851 года, братья Николай и Лев Толстые вместе отправились на кровопролитную, непрерывно ведущуюся Российской империей уже не первое десятилетие Кавказскую войну.

Старший брат Николай к тому времени уже 5 лет прослужил в Кавказской горной артиллерии, многое повидал и к кавказским пейзажам и быту давно привык. А для Льва (впрочем, как в своё время и для Николая) самым первым значительным поселением на Кавказе, которое он рассмотрел основательно, а не из движущейся повозки, стал многонациональный город-крепость Кизляр, куда братья прибыли 30 мая 1851 года (по старому стилю). Именно отсюда берут своё начало все остальные бесчисленные дороги, дорожки и тропинки, по которым прошли, проскакали и проколесили в своих странствиях по Северному Кавказу и Закавказью братья Толстые, оба впоследствии ставшие разными по масштабности, но, несомненно, родственными по таланту писателями.

Чечня, Ингушетия и Северная Осетия, Кабардино-Балкария и Грузия – все пути, через войну, дружбу и будущую «посмертную любовь» к ним начались для Льва Толстого именно в Дагестане.

Война… Писатель, офицер, граф, Толстой увидел, попробовал на вкус, прочувствовал и познал её в самых разных проявлениях: колониальная – на Кавказе, освободительная – в Болгарии, оборонительная – в Крыму, война была вынуждена показать совсем ещё юному русскому аристократу все свои печальные, похотливые, страшные, а временами просто омерзительные лица.

Острое понимание несправедливости многолетнего кровопролития на Кавказе, отчаяние в своём бессилии помочь братьям-славянам на Балканах, горечь и трагедия отступления из Крыма – Лев Толстой увидел на войне всё, что может увидеть на войне честный и благородный по своей природе человек.

Единственным не пройденным для него путём и практическим жизненным опытом, не полученным от войны, навсегда остался путь наёмника, авантюриста и убийцы, человека без человечности, сына без родины и души без жертвенности – солдата удачи, воюющего и убивающего исключительно за личный интерес – за «золото на крови».

Эта всегда популярная среди молодых военных в Европе карьера была для Льва запретной без всяких условий и навсегда, по его собственным врождённым и лично усвоенным духовным убеждениям и свойствам разума. Просто нет – и всё.

Но в самом начале прологом будущих испытаний Кавказом, Дунаем и Крымом стал для него дагестанский Кизляр, населённый десятками ещё неизвестных будущему писателю наций и народностей. И ещё, конечно, казачьи станицы Кизлярского округа, включавшего в себя и не приглянувшуюся вначале, но полюбившуюся уже после первого боевого похода станицу Старогладковскую. Ту самую, ставшую родиной первой в жизни писателя повести «Детство» и переименованную им впоследствии в автобиографическую повесть «Казаки» в Новомлинскую.

Да, именно здесь, в Кизлярском округе Терской области, рождался великий классик мировой литературы Лев Николаевич Толстой – признанный на границе двух тысячелетий одним из пяти самых известных писателей всех времён и народов. Офицер-артиллерист, писатель и философ, который своими «Севастопольскими рассказами» заложил основание новой всемирной военной прозы.

К закату жизненного и творческого пути духовные поиски и мучительные размышления приведут Льва Николаевича к принятию и развитию философии непротивления злу насилием и её вселенской проповеди. Но завершением огромного писательского пути признанного классика мировой литературы станет последний смертельный бой последнего главного героя его последней повести – несгибаемого дагестанского человека и воина Хаджи-Мурата.

В 2010 году, в год столетия памяти великого яснополянского миротворца, в Пироговских имениях графов Толстых, в непосредственной близости от того места, где родилась идея последней повести, справа от той самой «серой, пыльной дороги» был установлен «Памятный камень Хаджи-Мурату и всем погибшим во всех кавказских войнах». У его основания лежит серая мраморная плита со словами молитвы на русском и арабском языках: «Да примирит и упокоит Всевышний души всех погибших в кавказских войнах».

Этот тридцатитонный каменный монолит привезён с родины Хаджи-Мурата, столицы аварских ханов аула Хунзах. Перед камнем стоит выкованный из стали памятник несгибаемому, мужественному растению – татарнику-чертополоху, своей стойкостью в борьбе за жизнь подарившему великому мастеру последний из его воплощённых творческих замыслов.

На открытии этого мемориального комплекса (на снимке) в присутствии около ста пятидесяти потомков Льва Толстого, съехавшихся со всех концов мира, три священнослужителя: имам тульских мусульман Ришат Давыдов, католический ксёндз Рафаил и православный игумен Даниил – перед лицом этого камня молились об упокоении и примирении душ всех погибших во всех кавказских войнах.

В ответном выступлении дагестанской делегации председатель правления Фонда имама Шамиля Омар Гаджиев высказал идею установить памятную стелу Льву Николаевичу Толстому в Махачкале.

Во время моего очередного приезда в Дагестан осенью 2010 года один неравнодушный душой и очень пассионарный характером аварец по имени Сурхай сказал мне:

– Геннадий, когда ты поставил камень Хаджи-Мурату, то очень обидел весь аварский народ!

Это для меня было полнейшей неожиданностью, и я, не придумав ничего более подходящего, просто спросил:

– И чем же это я обидел аварцев?

– Тем, что ты, русский, поставил памятник, который мы, аварцы, должны были поставить ему ещё 160 лет назад! Но я тебе хочу сказать, что мы в долгу не останемся, вот увидишь!

И я увидел…

Уже в 2011 году вместе с большим российским учёным, академиком Шамилем Гимбатовичем Алиевым мы участвовали в закладке мемориального комплекса Льву Толстому и Хаджи-Мурату на плато в Матласе.

В основание этого памятника была положена земля, привезённая Шамилем Гимбатовичем с могилы Хаджи-Мурата в Азербайджане, и мной – с могилы Толстого в Ясной Поляне.

А уже в 2012 году вместе с делегацией, состоящей из четырёх потомков и матери двух молодых продолжателей рода Толстых, мне посчастливилось участвовать в открытии сразу двух памятников – писателю и герою его последней повести: мемориального комплекса в Матласе и памятника на улице Льва Толстого в Махачкале.

С проектом матласского памятника и местом его установки я был уже знаком, а вот памятник в Махачкале меня по-настоящему поразил и порадовал. Скульптору, заслуженному художнику Республики Дагестан Шамилю Канайгаджиеву удалось соединить в своей работе очень редко присущие одной скульптурной композиции качества – простоту, краткость, красноречивость, содержательность и мастерство исполнения.

На улице Льва Толстого в Махачкале я увидел настоящий шедевр городской скульптуры – глубокий по смыслу, но простой и понятный каждому человеку, мягко и настойчиво отсылающий нас к самому первоисточнику – всемирно известной повести. К толстовскому «Хаджи-Мурату».

Вскоре мы увидели в Туле чудесные выставки, организованные директором Музея изобразительных искусств Дагестана, внучкой и дочерью двух великих поэтов – Гамзата Цадаса и Расула Гамзатова Салихат Гамзатовой и её замечательными сотрудниками.

Открытие этих художественных выставок из интересных, но стандартных по своему сценарию событий Салихат Расуловна смогла превратить в настоящий праздник народной культуры древней Страны гор. Живопись, музыка, песни, танцы, дагестанская кухня и напитки вызвали настоящий аншлаг не только среди ценителей искусства, но и среди множества людей, очень далёких от него.

После тех, привезённых из Дагестана, пахнущих солнцем, морем и горным ветром и настоящей, неподдельной красотой выставок многие туляки, их посетившие, стали совершенно по-другому относиться к своим дагестанским соседям. Дагестанская культура стала ближе тулякам и даже родней, ведь на сегодняшний день в Туле и области постоянно проживают более двадцати тысяч выходцев из разных районов республики. А руководитель дагестанской диаспоры Ризван Максимов, без преувеличения, один из самых активных и заметных лидеров не только среди национальных общественных организаций, но и всех некоммерческих организаций Тульской области.

В настоящее время у нас совместно с Федерацией альпинизма Дагестана идёт работа над новым историко-культурным проектом «Имя Льва Толстого на карте Дагестана». Изначально мной, как автором и руководителем проекта, вместе с председателем Федерации альпинизма Петром Леоновым для присвоения имени Льва Толстого был избран горный массив, находящийся восточнее священной горы Шалбуздаг. Однако, согласно ответу Правительства Дагестана, местное население, то есть жители Докузпаринского района, высказались против присвоения имени писателя этому географическому объекту.

На сегодняшний день нами рассматриваются варианты, рекомендованные Правительству РД Дагестанским отделением Российской академии наук – горный пик в районе хребта Саладаг или Андрейаульский государственный заказник в районе древнего селения Эндирей.

Как инициатору проекта «Имя Льва Толстого на карте Дагестана» мне бы хотелось услышать по этому поводу мнения, а ещё лучше – идеи самих жителей Дагестана. На мой взгляд, имя Льва Толстого должна получить действительно очень красивая значимая местность или высокая и величавая гора, и это должно быть сделано по воле живущих там людей, утверждено Народным Собранием и лично Главой Республики Дагестан. А ещё хочется верить, что это случится именно в год 170-летия приезда великого писателя в Дагестан. А как было бы интересно и поистине справедливо – музей братьев Николая и Льва Толстых в Дагестане. Может быть, как раз в том месте, которое получит имя Льва Толстого?

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Общество»