Сетевое издание «Дагестанская правда»

05:00 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Мухаммед в шоке

A- A+

Читатели «ДП» помнят, как Мухаммед, наш гид по Тунису, рассказывал о поездке в Россию и о том, как отмечал здесь Новый год. И вот мы снова продолжаем колесить на автобусе и слушать его. Слушаем внимательно, с большим удовольствием.

— Для нас, тунисцев, все говорящие на русском языке – русские. Вы не думайте сейчас, что неправду говорю – это правда. Так же, как и для вас все говорящие на арабском, – арабы. Что мы знаем о России? Россия – холод, водка, Калашников, медведи и Владимир Путин. Поверьте, больше мы ничего не знаем, и многие не верят, что в России много мусульман. И правду скажу, тунисцы думают, что русский человек – обязательно мафия. В каждом американском фильме, если речь идет о наркотиках или оружии, то это Виктор или Дмитрий. А если террорист, Мухаммед либо Ахмед – тоже в американском кино. Я сам четыре года назад узнал, что в России мусульман больше, чем во всем Тунисе!

С французскими туристами я говорю мало и чаще отдыхаю. А русский турист хочет всё знать, и я говорю сутками. Что плохо у французов – они всегда недовольны и всегда сравнивают тунисский сервис с французским. Я им говорю: уважаемые, я знаю, как у вас во Франции, я там жил и вырос. А еще я знаю, что не каждый француз может позволить себе отдых в Монако.

Восемь лет назад я еще ничего не знал о России, русских, только «Привет, как дела?». Я решил изучать русский язык на Украине. Да-да, именно так. Собрал вещи и поехал в Днепропетровск. И вот что я скажу – это была большая ошибка. Гости из Украины, пожалуйста, не обижайтесь (обращается он к туристам из Украины). Украина – замечательная страна, но, чтобы знать язык, надо всё время его практиковать. Да, там говорили иногда на русском, я сказал – иногда. А этого было мало. Прожил я там полгода и вернулся обратно в Тунис. Вот вы скажите мне, русский – сложный язык? – обращается он к нам. – Я скажу, что язык не сложный, – продолжает Мухаммед. Сложно правильно говорить по-русски, знать падежи и так далее. Я говорю с ошибками и акцентом, потому что я думаю на французском или тунисском, а потом перевожу на русский, надеюсь, что вы меня понимаете. Я только недавно узнал, что слово «проблема» женского рода, а не мужского, как на французском или тунисском.

Вернулся из Украины и понял, что ничего не понял и не узнал. И как поступил Мухаммед? Дамы и господа, а теперь слушайте.

— Я сам себе сказал: «Мухаммед, ты ничего не узнал, ехать в Россию дорого и очень страшно, надо искать способ подешевле». И Мухаммеду пришла идея, я себе сказал: «Мухаммед, иди и познакомься с русской девушкой, которая работает в сфере туризма в Тунисе». Ой, она была красивая, хорошая, и я тоже с ней был очень добрый и красивый. Я очень старался! Каждый день приглашал в рестораны, кафе. Не, я не хитрый. Все так делают. И я делал, чтобы узнать ваш язык. Прошел месяц, еще и еще, и мы решили жить вместе в Хамамете. И она мне всегда говорила: «Мухаммед, тебе надо говорить правильно». А я до сих пор не могу понять: зачем вам падежи?!

В 2011 году мне уже разрешили работать с русскими, но были короткие экскурсии по морю, зоопаркам. А я хотел большие группы и длинные маршруты, потому что экскурсовод, работающий с русскими, получает зарплату в четыре раза больше, чем за группы с англичанами и тем более с французами. А гид, говорящий на китайском, в 10 раз больше получает, это 200-300 долларов в день.

Мы живем с Леной, работаем. Однажды она мне сказала: «Мухаммед, уже не сезон, зима, и туристов нет, я уезжаю домой, в Россию. А ты хочешь со мной поехать?». Честно сказать, я очень ждал этого приглашения и через час ответил: «Окей. Я согласен». Я был рад, что еду в Россию и еще на «всё включено», есть где жить. Только я спросил: «Лена, а ты в каком городе живешь?» Она сказала, что недалеко от Москвы. Я про себя подумал: «Мухаммеду улыбнулся сам Аллах!» Я уже мысленно работал там переводчиком и ходил в галстуке. Она уехала, отправила визу, я прилетел. Прилетел в аэропорт Шереметьево в январе. Это был ужас, в Хамамете зимой бывает плюс 25… Окей, я вышел из аэропорта.

— Мухаммед, милый, ты устал? – спросила Лена.

— Да, Лена, я устал, — сказал я.

Мой первый шок — холод! Мы стоим, курим. А я говорю: «Ленусик, мы едем домой?»

— Да-да, конечно, едем.

— А почему тогда мы стоим и курим, а не идем на метро или такси?

— Надо подождать четыре часа.

У меня второй большой шок: а почему надо ждать четыре часа?

— Пока не прилетит наш самолет.

— Наш самолет? Лена я не понял, мы сейчас не в Москве?

— Мы в Москве, только я живу в Воронеже.

И тут у меня случился третий самый страшный шок. Мне на морозе стало жарко и плохо. Я думал: «О-о-о! Бедный-бедный, Мухаммед! Куда ты попал, что за город Воронеж?!» А я не хотел в Воронеж, мне нужны были Москва или на крайний случай Санкт-Петербург! Только Москва и Санкт-Петербург!

— Лена, почему ты меня обманула?

— Я тебя не обманывала.

— Но ты же сказала, что живешь рядом с Москвой!

— Так и есть, Мухаммед, всего лишь 500 километров.

И тогда я впервые понял, что Россия очень большая страна и для вас расстояния 500-1000 км – близко, как для Туниса – 50-100 км. Я специально сказал, что хочу в туалет, а на самом деле хотел прочитать в Интернете о Воронеже. Маленький город, маленькие зарплаты. Я хотел плакать. Уговаривал себя: «Ну потерпи, Мухаммед, ничего, иди в Воронеж на две недели, потом улетай в Тунис и ищи девушку из Москвы!».

Прилетели в Воронеж. Вышли из маленького аэропорта. Шел снег. И я опять спросил:

— Лена, мы же прилетели в Воронеж. А почему мы стоим и курим? Пойдем уже домой.

— Да-да, Мухаммед, только надо подождать.

— Чего ждать, Лена?

— Через два часа приедет наш автобус, и мы поедем в Липецк.

Мухаммед опять побежал в туалет читать уже про непонятный Липецк.

Мы прожили там месяц. Очень хорошие люди, добрые, но там очень скучно. Я уже знал, что такое минус 20 градусов. Я сказал ей, что у вас холодно, поехали в Тунис. Я учил ее французскому, она меня русскому…

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»