Сетевое издание «Дагестанская правда»

17:00 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

«Мы с честью несём службу»

Письма с фронта
A- A+

29 июля 1941 года. По радио звучит голос народного поэта Гамзата Цадасы: «Жители гор! Я призываю вас по примеру наших славных предков, не щадя своей жизни, бороться за свободу, за счастливую жизнь, за Советскую власть». Городские и районные военкоматы заполнены людьми. Они требуют отправки на фронт…

Сегодня мы публикуем письма, долгие годы хранившиеся в литературно-мемориальном музее Гамзата Цадасы (филиал Национального музея РД). Это письма его сына Магомеда. Ранее мы публиковали письма другого сына поэта – Ахильчи, павшего в бою за мыс Херсонес в июне 1942-го. Они будут переписываться с братом. Переписка прекратится – Ахильчи убьют. Но об этом узнают не сразу – он какое-то время числился без вести пропавшим, и Магомед в письмах все время будет интересоваться у родных: есть ли от брата письмо? А через год не станет и самого Магомеда. Он погибнет под Сталинградом, так и не увидев родных. И в одном из своих писем напишет:

«Очень хочется видеть всех вас, очень соскучился по дому. Хочу увидеть и вдохнуть запахи родной земли, но больше всего хочу видеть нашу землю, страну очищенной от врагов, этому делу я и посвятил всего себя. Только после испол­нения долга перед Отчизной я вернусь домой, к вам! Ваш Магомед».

– Гамзатов Магомед родился в 1917 году. Был учителем родного языка. В Красную Армию призвали в октябре 1940 г. Войну встретил в городе Шепетовке, далее были Житомир, Харьков, Воронеж, Сталинград. Умер в военном госпитале 20 августа 1943 г. в городе Балашове Саратовской области, – рассказывает заведующая филиалом Айшат Патахова. – Письма переведены с аварского на русский язык.

30 марта 1941г.

«Мы с товарищами живем спокойно. Нет ничего нового, чем бы можно было поделиться. 29 марта получил ваше письмо. Денежный перевод пока не поступил. Перевод и посылки к нам доставляются позже. Как только получу, извещу письмом. Папиросы, о которых вы пишете, отдайте кому-нибудь из друзей. Ежели таковых не найдется, и вы озадачены, не зная, куда их девать, так и быть, согласен, пришлите сюда. Что касается часов, то пришлите их тоже, если, конечно, они лежат дома без дела. Ежели их нет, то нет надобности покупать их специально для меня. Я ведь свои часы оставил дома специально для тебя.

Вчера и от брата Ахильчи получил письмо с фотокарточкой. Пишет, что получил посылку, отправленную вами из Махачкалы. Я на этом заканчиваю. Привет всем тем, кто интересуется мною. Обязательно пришлите тетради. Мне они очень нужны. Ваш Магомед».

15 октября 1941 г.

«Шлю привет отцу, матери, Расу­лу, Хузу, Патимат, всем родным и близким. Мое желание, чтобы у вас все было хорошо. У меня нет для вас ничего нового и хорошего. Сейчас, в октябре, мы прибыли в Воронеж. Как приехали сюда, сразу я отправил письмо. Пишу и сейчас, на всякий случай, вдруг первое не получили. Если вам интересно знать, в чем я нуждаюсь, в единственном – весточке от вас. Больше ничего. Я здо­ров и чувствую себя очень хорошо.

Мой адрес: гор. Воронеж. Почтовый ящик 22. Пишите скорей и шлите письма по этому адресу. Да, я здесь встретил нашего земляка – Гайдара из Батлаича. Говорят, и Кебедов Магомед тоже здесь, но я его не видел. Получили ли письмо от Ахильчи? Пришлите его адрес.

2 мая 1942 г.

«Шлю много приветов отцу, матери, Гаджи, Хузу, Патимат, детям и всем остальным родным и близким. Гаджи, как я вчера обрадовался, получил сразу три твоих письма. Это большая радость для меня – узнать, как вы поживаете и о ваших стараниях в помощь фронту. Если сказать о себе – чувствую себя очень хорошо, истребляю фашистских стервятников. Из этого ты должен понять, что я зенит­чик, за примерную службу в феврале мне присвоили звание ефрейтора. Мы входим в состав Юго-Западного фронта. Мы не дали фашистским стервятникам сбросить хоть одну бомбу на охраняемый нами объект. Конечно же, я и в дальнейшем постараюсь служить еще лучше».

7 августа 1942 г.

«Привет матери, Расулу, Гаджи, Хузу, Патимат, всем родным и близким. Надеюсь, у вас все хорошо. Враг любым путем стремился побыстрее завладеть Кавказом и другими важными районами. Разумеется, его планам не сбыться. Он будет раздав­лен. За последнее время нами сбито около 15 вражеских самолетов. Сейчас на нас возложена охрана важного объекта, и мы с честью несем службу. Не узнали ничего об Ахильчи? Нет ли от него письма?

Мой адрес: Сталинградская область, п/я 214… Шлите письма. Ваш Магомед».

Август 1942 г.

«Мои приветы отцу, матери, Расулу, Гаджи, Хузу, Патимат, всем родным и близким. Мы работаем над выполнением последнего приказа Сталина. Напишите: как вы живете, как дела? Сообщите, какие вести от Ахильчи. Справку, которую я запрашивал, можно не присылать, если еще не послали».

1 сентября 1942 г.

«Много приветов шлю отцу, матери, Расулу, Гаджи, Хузу, Патимат, всем родным и близким. Желаю, чтобы у вас все было хорошо. И я чув­ствую себя очень хорошо. Как могу, истребляю фашистских бандитов. Обеспокоен, что последние 2-3 месяца нет весточки от вас. Очень жду писем. Нет ли писем от Ахильчи? Где находятся Расул и Гаджи? И обо всем другом пишите и шлите письма. Ваш Магомед. Мой адрес: Действующая Красная Армия, 28 полевая почтовая станция, 296…»

30 октября 1942 г.

«Шлю много приветов отцу, матери, Расулу, Гаджи, Хузу, Патимат, всем родным и близким. Мои дела очень хороши, как и прежде, занят ис­треблением бешеных фашистских псов. В последнее время перестал получать ваши письма. Очень жду вестей от вас. Как получите это письмо, пошлите сразу письмо со всеми вестями. Сообщите, дома ли отец или в Махачкале? Если в Махачкале, дайте его адрес. Получаете ли письма от Ахильчи? Дома ли Расул, Гаджи? Чем они заняты? Шлю вам две фотокарточки».

21 апреля 1943 г.

«…За последнее время я получил от вас три письма и телеграмму и очень обрадовался. В последнее время я вам писем не писал, мы были в походе. У меня к вам просьба. Пришлите мне посылку, если, разумеется, почта примет, отправьте немного масла, курдюка, курагу, я очень истощен. Кроме того, три-четыре носовых платка, новые публикации стихов отца и Ра­сула, тетради. Фотокарточки всех вас, особенно – дочурки. Ваш Магомед».

24 апреля 1943 г.

«Привет всем моим родным и близким. Расул, из письма Гаджи узнал твой адрес. Прошу тебя, как только получишь мое письмо, напиши мне обо всем, что делается дома у нас, и как ты сам живешь. Как чувствуют себя отец и мать? О себе ничего не могу сообщить интересного. У меня все очень хорошо. Работаю по уничтожению фашистских разбойников. Расул, вновь прощу тебя, скорее пришли письмо. И фотографию свою. И я посылаю тебе свой небольшой снимочек».

28 апреля 1943 г.

«Шлю много приветов отцу, матери, Гаджи, Хузу, Патимат, детям, всем родным и близким. Прошло всего 5-6 дней, как я отправил вам письмо. Но поскольку там вкралась одна неточность в адресе, решил вдогонку написать и это. Я и мои друзья служим хорошо. Не стоит беспокоиться о нас. Я по-прежнему тружусь над тем, чтобы до конца победить проклятых фашист­ских извергов. В своем прежнем письме я просил вас прислать кое-что из мелочей быта. Причина тому – с одной стороны, никак не обойтись без денег в кармане (на махорку и прочее), а с другой, все-таки несколько соскучился по домашней еде, да и сказывается нужда. Потому и просил я, чтобы вы послали немного денег, масло, курдюк, носовые платки, стихи Расула и отца, а также фотоснимки. Если до получения настоящего письма вы не успе­ли отослать все это, то прошу отправить все по адресу: Полевая ­почтовая станция 23177. Сразу с получением этого письма, напи­шите мне. Гаджи все это сделает хорошо. Пусть он напишет, с какими успехами оканчивает 10 класс. С самого начала войны со мной служит мой верный друг, украинец Костюченко Петр Семенович. И он шлет вам большой привет. Шлем наш совместный с ним фотоснимок».

Тезке моего брата

Дорогой мой товарищ, земляк и герой,
Я не знаю тебя,
Но приветствовать рад.
Вот прошел уже год и проходит второй,
Как погиб на войне мой единственный брат.
Мне обидно,
Что мало он видел дорог,
Что еще не успел орденов заслужить:
Грудь героя,
Где им полагается быть,
В самом первом сраженье осколок прожег.
Брат был молод и весел, как горный ручей.
Где ж теперь он лежит, неподвижен и нем?
Нет, не высушить слез материнских очей,
И отца моего не утешить ничем.
Но сегодня про подвиг твой
Слух к нам пришел,
И тогда, в первый раз за нерадостный срок,
Мать сменила свой черный печальный платок,
И отец будто заново сына нашел.
Магомед,
Не встречались мы, но все равно
Я тебя словно брата люблю своего,
Не за то, что у вас
С братом имя одно,
А за то,
Что убил ты убийцу его.
Расул Гамзатов

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Письма с фронта»