Сетевое издание «Дагестанская правда»

20:00 | 23 января, Сб

Махачкала

Weather Icon

Народные мемуары

A- A+

На развалинах крепостной башни Рубасской стены, что в Дербентском районе, обнаружили фрагмент керамического сосуда для воды. Казалось бы, ничего особенного, если бы не белая глина и оттиск арабской надписи. Специалистам отдела востоковедения Института истории, археологии и этнографии ДНЦ РАН Шамилю Шихалиеву и Магомеду Шехмагомедову удалось расшифровать текст. Аят из Корана: «Это – из милости Господа моего, чтобы испытать меня, – буду ли я благодарен или не верен». Ученым еще предстоит разгадать тайну древнего сосуда.

– Кувшины и сосуды при раскопках находят часто, но чтобы с арабской вязью – это впервые! Предположительно найденный сосуд относится к ХII в. Хранится он в музее ДНЦ РАН, – рассказывает директор Рубасской средней школы Гаджикурбан Байрамбегов (на снимке), а в музее родной школы он обязательно разместит фото и информацию о нем, как и о найденной стене.

Напомним, что древнюю стену искали столетиями. О ней говорили в своих заметках путешественники. Подробное местоположение описал немецкий врач Иоганн Лерхе, член русского посольства, направлявшегося в Персию в 1747 г. Конечно, ученые пытались разыскать этот памятник сасанидской фортификации, но безуспешно. Последние поиски предпринимались в конце 90-х годов. Стали даже говорить, что немец что-то напутал и никаких оборонительных сооружений в районе Рубаса не должно быть, ведь рядом находится древний Дербент. И все же стену нашли!

Гаджикурбан Байрамбегов надеется, что после такого открытия в село потянутся туристы. Интерес к истории родного села всегда был при нем. Еще мальчишкой пытался отыскать что-то необычное. С каким удовольствием наблюдал за работой археологов, в тайне молил Всевышнего задержать их хотя бы еще на денек! Так шли годы… Приезжали все новые и новые исследователи, кто-то возвращался вновь. По мере того как раскрывались свежие страницы Рубасской истории, пополнялась и собственная коллекция экспонатов, найденных им. Разумеется, только тех, что государство великодушно позволило оставить.

Школа, где Гаджикурбан Джалилович директор, новая, большая, почти на 600 учеников. И школьный автобус есть. Я же пришла поглядеть на музей, единственный в селе.

Здесь около 200 предметов быта разной эпохи. Что-то нашел директор, что-то подарили жители. Металлическая мерная кружка, украшенная орнаментом, вторая половина XIX-начало XX веков. Пока директор хвастает успехами школьников, разглядываю обломок антропоморфной формы.

– Ничего себе! Это что – правда?! Он сохранился с третьего тысячелетия до нашей эры? Это ученые сказали? – изумляюсь я. Глаза, рот, нос, узенькие плечи и даже коса, точно – женщина. В школьном музее ее стали называть «Каменной бабой».

– Венгерский антрополог Андраш Жолт Биро из фонда «Мадьяр-Туран», изучающий маршруты кочевников и древних тюркских народов на территории древнего Хазарского каганата, уверен, что «Каменной бабе» не менее 10 тысяч лет, и я ему верю, – рассказывает Байрамбегов, гладя ее по «косе», как бы прося прощения за причиненные неудобства.

Клювовидный кувшин – один из дорогих его сердцу экспонатов. Его нашел сельчанин Биржебала Мурадов на Паласа-сыртском курганном могильнике. Археологи буквально собирали его по кусочкам. Орнамент подсказывает, что ему более 2000 лет. Зернотерки. Их здесь много. Самая ценная датируется бронзовой эпохой. Вместе с ней Байрамбегову подвернулись и кремниевые наконечники стрел. Для ценителей древностей после обильных дождей открывается «сезон охоты». Старинные штуковины выплывают наружу и прямо-таки валяются у ног. А еще всякие зверьки спешат расчистить свои норки и тоже откапывают фрагменты древней керамической посуды и другие предметы быта.

Медные тазы, подносы, ткацкие станки, мерные ведра, много научной, исторической литературы и тридцать лет поисков. Поглазеть на диковинку приезжают школьники со всего района. Для своих учеников здесь проводят уроки по ковроткачеству и истории края.

– Как получилось, что профессиональный переводчик, работавший за границей, в том числе и в Камбодже, вернулся и остался жить в селе? – спрашиваю директора.

– Учился я в Пятигорском государственном педагогическом институте иностранных языков. Изучал французский, немецкий языки. Перспектив было много и возможностей не меньше. В Камбодже год работал переводчиком с французского. Не понравилось. Все-таки педагог я в душе. Устроился учителем французского языка в родную сельскую школу. Теперь ее директор. Все просто, – говорит Гаджикурбан Байрамбегов.

У него еще уйма планов, связанных со школой, селом, но главная задача – создание районного музея археологии и этнографии. Надеюсь, его желание исполнится.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»