Сетевое издание «Дагестанская правда»

20:55 | 17 сентября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Наследие ученого и его значение для современников

A- A+

Вот уже несколько десятилетий нет с нами дагестанского ногайского ученого Джалалдина Магомедовича Шихмурзаева, к творчеству которого интерес со стороны специалистов проявляется лишь только по каким- то дежурным датам. Например, последний раз его творческая деятельность удостоилась внимания в связи с его 80-летием со дня рождения в 2016 году, в честь которого была организована научно-практическая конференция.

Конференция единодушно подтвердила мысль участников, что уже давно назрела необходимость нового осмысления жизнедеятельности ученого и писателя.

При жизни Д. Шихмурзаева в центре внимания была его деятельность в области литературы, а его научные труды оставались в тени его песенного цикла и патриотической прозы, в силу чего его знали как писателя и поэта.
Институтом языка и литературы им. Г. Цадасы, в стенах которого он более 30 лет проводил свои научные изыскания, предприняты были робкие попытки с целью популяризации его научных публикаций лишь единожды. По различным вопросам ногайского языка и литературы он написал около ста научных работ. Был издан сборник его научных статей. В 1976 году выходит в свет его монография «Главные члены предложения в ногайском языке, их состав и средства выражения». Однако попытки эти никак не смогли перерасти в планомерное изучение и распространение его научных произведений.

В 1978 году в г. Алма-Ате Джалалдин Магомедович защищает кандидатскую диссертацию «Словосочетания в ногайском языке» и получает степень кандидата филологических наук. По утверждению сотрудников института, у него имеются рукописные материалы по морфологии и лексике ногайского языка. Более 20 статей посвящено этнографии и истории народа, ногайским писателям, анализу их творчества. Работа в институте давала ему возможность участвовать в научных экспедициях.

Д. Шихмурзаев активно занимался сбором фольклора ногайского народа. В настоящее время все собранные и написанные материалы хранятся в рукописном фонде Института языка и литературы им. Г. Цадасы и Дагестанского научного центра Российской академии наук.

Джалалдин Шихмурзаев занимался также литературоведческой деятельностью. Благодаря его усилиям удалось пополнить биографические сведения поэтов и певцов: Мурзабек Йырав, Алыпкаш, Борашай, Наджи Гасрий, Басир Абдуллин, Фарид Абубекеров и др.

Его родственники и люди, близко знавшие его, рассказывают, что у него было много творческих планов. И даже в домашнем архиве хранятся столько материалов, что хватит еще на несколько сборников. Это научные статьи, проза и поэзия. Вся его работа доказывает его искреннюю любовь к своему народу, своей земле, к труженикам. Невозможно равнодушно читать его повесть «Яшавдагы ызлар», рассказ «Йолыгыс», поэму «Каслы юзик». Проблематика и тематика этих разных по жанру произведений затрагивают сердце читателя, заставляют задумываться о жизни.

Д. Шихмурзаев в своих научных трудах рассматривает различные аспекты ногайского языка. В этот цикл вошли монография «Главные члены предложения в ногайском языке, их состав и произношение», статьи «Синтаксис сложного предложения», «Синтаксис сложносочиненного предложения», «Синтаксис сложноподчиненного предложения». А в статьях, посвященных этнографии и истории народа, ногайским писателям и поэтам, анализу их творчества, прослеживается отличное знание рассматриваемого материала, знание литературоведческой теории, умение выделять главное. Ну и разумеется, предельное уважение к творческим людям.

Следует сказать, что творчество Д. Шихмурзаева, представляющее собой сочетание научной и художественной форм исследования ногайской культуры и устного народного творчества является уникальным явлением в области краеведческого знания. И предмет исследования, и инструменты творчества, Д. Шихмурзаева (я имею в виду ногайский язык как объект научного исследования и ногайский язык как средство выражения художественных образов) современниками по-настоящему еще не осмыслены. Современные ногайские ученые-языковеды и литературоведы, по всей вероятности в силу их малочисленности, и этнографы-краеведы пока еще не осознают, что пример творчества Джалалдина Шихмурзаева может стать основой для построения модели провинциального научного краеведения. Данный тезис означает, что ногаеведение на данном этапе может развиваться за стенами научно-исследовательских учреждений. Поэтому целесообразно ориентировать средние общеобразовательные учреждения на формирование научного мышления, овладение научно-исследовательскими навыками учителями на самом раннем этапе послевузовского развития, а затем и учащимися. Такой подход обусловлен отсутствием массовой ногаеязычной аудитории во всех научно-исследовательских учреждениях. По большому счету в вузах фактически отсутствует мотивация на производство научной продукции в области ногаеведения. И востребована она лишь в провинции.

Вчитываясь в лингвистические исследования Д. Шихмурзаева, нельзя не заметить, как он любил свой родной язык и как восхищался его красотой и богатством. Сам факт составления им фразеологического словаря является ярким подтверждением этого. Его очерки ногайского языка нам еще предстоит по-настоящему осмыслить, масштабы и глубину научных исследований ученого мы себе еще плохо представляем. Анализируя существующие ногайские диалекты в своих исследованиях, он подмечает достаточно глубокие процессы, дает сравнительный анализ разговорного и литературного ногайского языка. Из его лаконичных текстов можно понять, что литературный ногайский язык начал формироваться в XIII-XIV веках. Поскольку отслеживать формирование разговорного языка очень сложно, можно быть уверенным, что он ведет разговор именно о литературном языке. И под литературным языком он имеет в виду эпические и поэтические произведения ногайских классиков средневековья. Не зря он много сил потратил на сбор и составление произведений ногайских акынов.

Разбирая фонетические и грамматические особенности ногайских диалектов, он своего читателя подводит к тому, что в разговорном языке часто встречаются различные вариации начальных звуков слова или окончаний слов. Например, вместо «йип» в разговорном языке говорится «джип». Или вместо «келеек», разговорный «келеджек». В данном случае «йип» и «келеек» он относит строго к литературному языку, что в караногайском диалекте считается бесспорным. Если подобные аналогии наблюдать, то в так называемом «Половецком словаре» («Кодекс куманикус» XIII века) без труда можно обнаружить схожесть с караногайским диалектом.

Кроме того, мы сами тоже замечаем, что в некоторых диалектах допускаются искажения звуков в начале или окончании слов, а иногда окончание проглатывается.

А в последнее время стали появляться утверждения о существовании «бабаюртовско-сулакского» и «карагашского или астраханского диалектов». Я говорю условно. На самом деле одни разговаривают на кумыкском языке, а другие искажают ногайский язык.

Изучая научное наследие Д. Шихмурзаева в области языкознания, можно сделать вывод, что ногайский язык в виде разговорного и литературного языка имеет вековые традиции, историю. Преодолевая драматические и трагические периоды, ногайский язык существует по своим особым законам, порой для нас непонятным. Однако литературный ногайский язык без усилия специалистов, без появления в научной сфере выдающихся ученых развивается с трудом. Д. Шихмурзаев своими исследованиями нас подводит к тому, что если не будем скрупулезно и тщательно изучать литературный ногайский язык, мы столкнемся с очень серьезными проблемами, которые приобретают общекультурный характер.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Личность»