07:35 | 19 ноября, Вс

Махачкала

19.11.2017
1EUR70.3604Руб0.0000
1USD59.6325Руб0.0000

Настоящее чувство – это навсегда!

A- A+

Неожиданный телефонный звонок изменил планы на вечер. Звонил товарищ по работе, голос подавленный.

– Можно у тебя переночевать? – спрашивает он после неловких приветствий. – С женой опять поругались.

Кладу трубку, начинаю готовить еще одно спальное место. 

– Все-таки жениться надо по любви. Он вновь удивляет меня, приступая к скромному ужину холостяка. 
 
– Жениться надо на том, кто будет тебя терпеть, – усмехаюсь я и, откинувшись на диван, осматриваю свое жилище. Мой друг, конечно, не читал Бегбедера и вряд ли слышал о том, что любовь живет всего три года. Правда, в обществе принято утверждать обратное, приводить примеры счастливых стариков, отметивших брильянтовые свадьбы, говорить о том, что настоящие чувства не исчезают. Возможно.
 
– Терпение – вот подлинный фундамент семьи, – торжественно заявляю я, покосившись на лежащие в углу носки. Любовь – это другая субстанция, построенная на цветах, прогулках у моря, колышущейся от ветра юбочке. Но ведь по телевизору футбол, в руках пиво, и так нелепо тратить время, чтобы самому постирать свои носки. Каждый день терпеть разбросанную одежду, незаправленную постель, невынесенный пакет мусора любовь не в силах. 
 
Уже свыше сорока лет женаты мои родители. Фотография в ЗАГСе, лежащая дома в старом чемоданчике (на снимке), – одна из самых моих любимых в груде старых снимков. Мать там другая, романтичная. Как это принято говорить, глаза «с поволокой». А отец и сейчас все тот же, хоть и нет давно той буйной копны волос, и зовут его все уже не Славиком, как в студенческие годы, а Асланом Рамазановичем. 
 
Думаю, за более чем тридцать лет работы в «Дагправде» он этого заслужил. Начав корреспондентом, стал заместителем главного редактора. На работе он, как и в семье, не шокирует эпатажными темами, не гонится за сенсацией, а методично изо дня в день делает свое дело. 
 
Так же методично каждый вечер занимался со мной математикой, приходил по субботам в школу, находил время побеседовать с моими университетскими преподавателями. Мне тогда хотелось, чтобы он, как родители многих сверстников, просто давал мне деньги и не спрашивал ни о чем. Злился на него за то, что расту папенькиным сынком. Мне тридцать два, и он по-прежнему начинает день с вопроса: «Ты позавтракал?».
 
У мамы на глазах уже давно не «поволока», а очки с толстыми линзами. Появление этих очков связано с появлением на свет меня и брата. Закрываю глаза и вижу, как еще ребенком впервые захожу в ее кабинет. Она поворачивается и, беззащитным жестом поправив очки, силится меня разглядеть, видимо, сперва приняв за очередного юного пациента. 
 
Чуть позднее помню ее саму в качестве пациентки. Мы пришли с отцом к ней в больницу. Кто-то из родственников сказал, что у нее нашли опухоль. 
 
– В шесть лет останусь сиротой. «Здорово», – спокойно подумал тогда я и, взяв покрепче отца за руку, зашагал обратно домой. Не осознавал просто. Скоро ей шестьдесят семь, и теперь мне чуть ли не от каждого чиха бывает страшно за нее. 
 
Светлану Нурадиновну знают многие. Врач-физиотерапевт Детской республиканской клинической больницы, через руки которой прошли, наверное, тысячи детей, вырастила своих двух сыновей, неизменно повторяя, что нужно быть честными и целеустремленными. Это ее жизненное кредо сыграло со мной злую шутку. За прямолинейность многие считают меня несдержанным на язык. Конечно, мать была права, но как же часто для успеха в жизни нужно уметь оставаться хорошим для всех и дружно, вместе с толпой бросать камень в слабого. Люблю маму за то, что этого не умею. 
 
Я похож на родителей, а они люди с характером. Но, несмотря на это, сорок лет вместе. Что их связывает, сложно сказать. Иногда даже удивляешься. К примеру, 8 Марта в этом году отец на маму сильно обиделся. А она сидела за праздничным столом и, все так же беззащитно поправляя очки, улыбалась. 
 
– Дал ей денег на новое платье, а она все на внуков потратила, как будто я на это отдельно не дал бы, – недовольно говорил отец, накладывая невестке еды, замечу, которую сам же и приготовил. Отец у нас, помимо всего, хороший кулинар. Внуки тем временем опрокинули бутылку газировки. По скатерти расплывалось пятно. Мать, улыбаясь, потянулась к салфеткам. Отец, опередив всех, стал вытирать лужу вафельным полотенцем.  
 
– И как это можно терпеть? Наверное, любовь, – подумал я.

Статьи из рубрики «Общество»