Сетевое издание «Дагестанская правда»

10:00 | 22 октября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Не месть. Но предупреждение

A- A+

Прежде чем приступить к разбору темы, давайте вспомним одно изречение древних римлян. Они говорили: «Угроза сильнее наказания». А ведь и правда!

Тема моратория на смертную казнь в уголовном законодательстве нашей страны уже не первый раз становится актуальной и обсуждаемой в российском обществе. Вот и вновь она на слуху после убийства 9-летней девочки в Саратове. Чего уж тут лукавить, мораторий на смертную казнь в нашей стране протащили не в интересах граждан, а в интересах так называемых «общечеловеческих ценностей», под европейскую сурдинку, несмотря на негативное к нему отношение большинства. Что было подтверждено недавним опросом «ВКонтакте», организованном Госдумой РФ. Вот его результаты: 80,31 проц. из 66,2 тыс. опрошенных высказались за отмену моратория. Лишь 16,3 проц. – против.

Характерно для данной ситуации мнение известного журналиста-международника Евгения Примакова-младшего: «Я хочу, чтобы в Российской Федерации была восстановлена смертная казнь за насильственные преступления против детей и беспомощных, за терроризм, предательство Родины и коррупцию в угрожающих стране размерах, что равнозначно предательству». Автор этих строк полностью солидарен с Евгением Александровичем, потому что рассматривает смертную казнь не как месть, а как предупреждение потенциальным убийцам.

А теперь вспомним также печально известный синтаксический алогизм, в котором главный герой – запятая. Итак, первый вариант: «Казнить, нельзя помиловать!» и второй: «Казнить нельзя, помиловать!» Как видите, такой малозначительный знак препинания, как запятая, может сохранить человеку жизнь или же лишить её.

И, действительно, такой прецедент в российской юриспруденции в XVIII веке имел место. Безграмотный чиновник, переписывая приговор суда, перепутал место нахождения запятой, и несчастный был казнен: «Помиловать нельзя, казнить!» Но это скорее исключительный случай, отнюдь не правило.

В нынешнем российском Уголовном кодексе статья о применении смертной казни имеется. Однако, как мы знаем, под давлением европейского сообщества в 1996 году с легкой руки демократов ельцинской закваски на нее был наложен мораторий, хотя в стране в тот момент криминалитет набирал невиданный ранее размах. До каких пор мораторий? Никто из наших известных юристов, кого я знаю, ответить на этот вопрос не смог. И это понятно. Такие вопросы, как и отмена в паспорте графы «национальность» (интересно, кому это вдруг стало стыдно за свою национальность?), у нас при Ельцине почему-то решались без участия народа, исходя из корпоративных интересов.

Зато мы твердо знаем, что в России сегодня не казнят ни взорвавших многоэтажные дома нелюдей, ни мерзавцев, вырезавших целые семьи, ни наглых деляг, укравших у народа миллиарды – даже не рублей, а долларов. Последнее я упоминаю в связи с тем, что в СССР тех, кто совершал хищение в особо крупных размерах, ожидала СК – смертная казнь.

Времена, как говорится, изменились, не властен человек над временем. Но у подавляющего большинства законопослушных граждан возникает вопрос: почему же эти времена изменились в пользу не знающих жалости и милосердия преступников и маньяков (душевнобольные не в счет, они не ведают, что творят), а не в пользу несчастных жертв, фактических и потенциальных?

Всякий здравомыслящий человек (не обязательно юрист) понимает: когда говорят о снятии моратория на смертную казнь в России, то речь не идет о кровожадности наших граждан, а в первую очередь имеется в виду профилактическое значение статьи по применению СК в УК: любой потенциальный преступник трижды подумает, прежде чем лишить жизни себе подобного. Убийство в состоянии аффекта не карается высшей мерой наказания. Под СК подпадают убийства, заранее продуманные, исполненные с особой жестокостью. Так вот, если такие преступники не были милосердны к своим жертвам, то почему общественность и тем более закон должны быть милосердны к ним? Логично, верно?

Но какова логика тех (в стране и за рубежом), кто так усердно ратует на данном историческом этапе, когда Россия погрязла в преступности, коррупции и безнравственности, не только за мораторий на СК, но и вообще за ее отмену?

Кстати, как с СК там, за океаном, в обители супердемократии, центре средоточия всех мыслимых и немыслимых прав человека? За исключением некоторых штатов, смертную казнь в США применяют, начиная с первого и кончая нынешним президентом страны. Более того, электрокутирование – казнь на электрическом стуле – порой демонстрируют по ТВ! В тему будет сказано, несколько лет назад в Великобритании лейбористская партия предложила вернуться к смертной казни, отмененной здесь в 1965 году.

Защищая мораторий на СК, еще говорят: пожизненное заключение хуже расстрела. Не спорю, может быть. Но при этом нужно ведь учитывать и психологию человека. Он, преступник, идя на убийство, думает: все-таки буду жить, значит, есть шанс сбежать, помогут и оставшиеся на воле друзья или выйдет какая-нибудь дурацкая амнистия. Какая-то надежда ­выйти из зоны остается, следовательно, пожизненное заключение не является действенным профилактическим средством от убийства. Это очевидно.

Есть еще один аргумент у противников смертной казни: мол, только Бог может отнять жизнь у человека. Вот именно! В первую очередь это должен усвоить потенциальный убийца. Если уж решился на смертный грех, то будь готов лишиться жизни и сам…

А теперь самая деликатная сторона этой проблемы – судебная ошибка. Не только в нашей стране, но и во многих зарубежных странах возникают правовые коллизии, когда казнят невинного человека в результате судебной ошибки. Многие, наверное, помнят: СК была назначена молодому человеку, который стал жертвой случайных обстоятельств, в то время как настоящим убийцей был печально известный маньяк Чикатило.

Да, к сожалению, случается и такое. Однако это не может явиться веским доводом в пользу отмены смертной казни. Потому что это не правило, а исключение. Ведь мы не можем отменить, скажем, операции на сердце лишь потому, что иногда пациенты умирают на операционных столах. Просто к хирургам должны быть предъявлены более жёсткие требования, доверять такое ответственное дело надо только профессионалам.

То же самое и в юриспруденции. Может, стоит перенять зарубежный опыт: приговор по СК там не приводят в исполнение немедленно, а используют отсрочку на 2-3 года на случай появления новых обстоятельств по уголовному делу. Но ещё лучше, если человек будет следовать имеющейся во всех мировых религиях заповеди: «Не убий!», тогда и сам убит не будешь именем закона.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «Общество»