Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:00 | 27 февраля, Сб

Махачкала

Weather Icon

О национальной гордости великодагестанцев (Post scriptum)

A- A+

V

Достоевский как-то сказал, что человечество, оказавшись перед страшным судом, предъявит в свое оправдание роман Сервантеса “Дон Кихот”. Думаю, оно могло бы для большей убедительности приложить ещё и роман “Идиот” самого Фёдора Михайловича. Я не удивлюсь, если окажется, что он написал его под влиянием творения Сервантеса. Благородный идальго дон Кихот из Ламанча – “простейший душой и наибольшим сердцем человек” (Достоевский), да ещё вместе с князем Мышкиным — как некие идеалы для представителей рода человеческого, которые определило для себя само человечество, наверное, действительно могут служить ему оправданием.

***

А вот не будь у человечества в целом столь убедительных аргументов, что мог бы представить в своё оправдание народ Дагестана?
Может, слова Гамзатова к великой песне “Журавли”? Но в них нет ответа на вопрос – Как ты жил или хотя бы пытался жить, народ, и почему? Что ты, народ, сотворил такого или пытался творить на этой земле? На какие ценности ориентировал чад своих?
У нас не было своих Аристотелей и Сократов, как не было Пифагоров и Архимедов. У нас не было своих “Войны и мира” или “Божественной комедии”. Мы не удивляли мир такими чудесами света, как пирамида Хеопса или висячие сады Семирамиды. Но разве у нас нет Дербента, которому пять тысяч лет, или Кази-Кумухской мечети, которой тысяча?

***

Дербентской крепости в том виде, которую мы знаем и которая признана ЮНЕСКО, полторы тысячи лет.

Хотя в Дагестане и гордятся фактом её наличия, вроде как такие мы молодцы, следует признать, что к её возведению мы, коренные дагестанцы, не имеем практически никакого отношения. Строили Дербентскую крепость персы во времена правления династии сасанидов. Да и население города–крепости вплоть до начала двадцатого века практически всё состояло вовсе не из представителей коренных народов Дагестана, а переселенцев из разных провинций Персии и их потомков, хотя, конечно, они уже такие, как и мы, дагестанцы. К тому же дагестанцы совершат оплошность, если вздумают предъявить крепость на Страшном суде, поскольку Всевышний скорее всего покарает нас за то, что мы сделали с нею за последний из пятнадцати веков её существования. Я имею в виду и растаскивание стен на стройматериалы, из-за чего их большая часть, которая уходила в горы и к морю, вообще исчезла, и так называемую, реставрацию, которой надо стыдиться вместо того, чтобы демонстрировать гостям, которые, надо думать, из вежливости не тычут нас в неё носом. И это не говоря уже о нашествии частных домовладений, которые самым безобразным образом облепили оставшиеся крепостные стены в городской черте.

***

Тогда, может, следует предъявить Джума-мечеть в Кумухе, которая более тысячи лет несёт людям разумное, доброе, вечное? Всё-таки Страшный суд.., встреча с Всевышним, а если верить письменным источникам, именно Кази-Кумух явился центром распространения ислама в Нагорном Дагестане. Однако если мы вздумаем предъявить именно этот, как сейчас сказали бы, артефакт, то опять, как и с Дербентской крепостью, получится конфуз. Аллах и здесь может покарать нас за то, что мы сделали с мечетью в ходе “реставрационных” работ. Любой мало-мальски уважающий свой труд реставратор, взглянув на пластиковые окна, “украшающие” тысячелетнюю мечеть, сразу же получит сердечный приступ.
 

***

И всё-таки дагестанский народ имеет что представить в своё оправдание. Пирамида возводилась Хеопсом как жилище для его духа и памятник самому фараону на вечные времена. При этом использовался труд десятков тысяч рабов. Сады Семирамиды в древнем Вавилоне, сооруженные для жены царя Навуходоносора II, сопровождались такими же, как и возведение пирамиды, усилиями и лишениями.

У нас же с не меньшими, а куда большими усилиями многих поколений дагестанцев возводились в горах террасы. Из того объёма земли и камней, который был перемещён ими с помощью кирки и лопаты, наверное, можно было бы возвести не одну пирамиду, превосходящую своими размерами Хеопсову. Но главное отличие не в размерах, а в смыслах. Террасы предназначались не для ублажения одного, а для пропитания всех. История террас не кончалась возведением, а только начиналась, потому что на них предстояло из года в год, опять же тяжким трудом, растить хлеб свой насущный. Я уже цитировал академика Вавилова: “Вряд ли можно лучше использовать землю, чем это делают в Дагестане”.

***

Дагестанские же террасы были построены вовсе не персами или греками, а самими дагестанцами. Это рукотворное чудо у нас можно увидеть во многих местах. Думаю, народ Дагестана мог бы представить в своё оправдание эти террасы как свидетельство своего трудолюбия и бережного отношения к земле.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»