13:00 | 13 декабря, Чт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Огонь внутри тебя, он полыхает…

A- A+

Террор… Он словно заноза в сердце, он не дает покоя, лишает сна, тревожит душу, разрывая на части сердца матерей и отцов, чьи дети, попав в силки вербовщиков, превратились в беспощадную черную рать воинов, молниеносно прорастающих идеями, опутывающими сознание, словно дурная трава, управляемых зомби, не знающих пощады, атакующих убеждением силы, а не разума, противопоставляя себя тем, кто далек от лжеистин, сопротивляясь, пытаясь объяснить, в чем их суть. Воспринимающими традиционное воспитание как архаизм, нечто такое, что не представляет интереса, от чего необходимо отказаться во имя джихада, они превращаются в людей с перевернутым сознанием.

Так где же выход? По мнению аналитиков, сложная проблема, не терпящая скоропалительных выводов, требует взвешенных экспертных оценок, обоснованного подхода к сложным вещам путем логических умозаключений, определяющих мировоззрение будущих поколений. И диалог с заведующим кафедрой ДГУ, доктором философских наук, профессором Мустафой Билаловым на весьма непростую тему оказался обоюдополезен, находя выход в обсуждении сложной проблематики.

– Мустафа Исаевич, в чем же корень зла? Почему идеологи джихада убедительнее светских, традиционных ценностей, непоколебимой, казалось бы, корневой основы?

– Главное – не сгущать краски, не паниковать, а в дискуссиях точно определять наиболее уязвимые места, те пробелы, что допускают власть, общественники, научная, творческая интеллигенция, которые и должны стать в большей степени противовесом не столько вооруженного противостояния, сколько навязанной молодому поколению виртуальной войне, в которой мы не имеем права проигрывать. Задача, скажу я вам, не из легких. И задумываясь над этим чрезвычайно проблемным явлением, прихожу к выводу, что корни протестных настроений кроются не только в существующем социальном неравенстве, но и в том, что идеологи террора облекают теорию джихада в некую привлекательную универсальную схему войны с «нечистым» исламом, порождающим человеческие пороки – богатство, стяжательство, жестокость, усиливающие разобщенность в обществе, рождающие те самые протестные настроения, что витают в головах молодого поколения.

Что же должна делать власть? Это не только создание социальных лифтов, программ для молодых, но и массовое их вовлечение в общественно значимые молодежные объединения, проектную деятельность. И этой деятельностью должно быть охвачено не узкое число элитной молодежи, но и той части, что оказалась вне сферы влияния властных структур. Отдельно хочу сказать как действующий профессор ДГУ, что эти инициативы должны находить наполнение и на уровне среднего, высшего образования, то есть именно школа, вуз формируют такие качественные характеристики, как общероссийская идентичность, патриотизм, любовь к малой и большой родине. И семья, вне всяких сомнений, выступает как один из важнейших воспитательных компонентов.

Немаловажно понимать и другое. Сегодня информационное пространство забито разного рода каналами откровенно террористического толка. И сколько бы мы ни ставили препоны, доступ к ним большей части молодежи порождает отторжение от традиционного воспитания.

Необходимо вести ясную, гласную работу с молодежью, привлекая к работе правоохранительные органы, но не в качестве страшилки, а на добротном профессиональном уровне, обращаясь к старшему поколению, призывая молодежь размышлять над природой террора, его опасностью для всех и каждого. Скажете, все это у нас существует. Да, существует, но в большей степени в отчетных документах, круглых столах, на которых выпускается пар, не более. Понимаете, эта работа не терпит равнодушных людей, далеких от того, чем живет сегодня современная молодежь.

А она продвинутая, достаточно профессионально владеет компьютерными навыками. И ей нужны не учителя, а наставники, точно знающие, что нужно сделать, чтобы переломить сложную ситуацию.

– Многие прагматики сегодня сетуют на то, что многонациональной, многоконфессиональной стране необходима национальная идея, то бишь идеология, основанная на духовно-нравственных ценностях российской государственности, иначе бесполезны малоэффективные воспитательные инструменты, выстроенные на размытых идеалах, тезисах.

– Трудно с этим не согласиться. Действительно, нашей стране необходима, как хлеб, концепция национальной идеи, объединяющей народы, проживающие совместно на протяжении веков, связанных общероссийской идентичностью, мировоззрением, воспитанные на одних литературных произведениях, фильмах, театральных постановках, воспитывающие, подтягивающие все новые поколения к той духовно-нравственной планке, что обогащала и очищала душу, заставляя задумываться о своей роли в жизни общества, пробуждая не низменные, а высокие чувства. Что мы сегодня наблюдаем с экранов телеканалов? Насилие, кровь и смерть. А что ставят современные модные режиссеры – шабаш низменных инстинктов на потребу малообразованной толпе, требующей зрелищ. На самом деле воспитание – это комплекс образовательных, культурных, просвещенческих госнаправлений, из которых и складывается психология современника XXI века.

Еще на что я хотел бы обратить внимание. Когда мы говорим об идеологии как национальной идее, то патриотизм – одна из ее составляющих – должен быть действенным, но для этого необходима мотивация, витающая в воздухе, впитываемая с момента рождения, как это было в дореформенной России. И я не вижу ничего плохого в заимствовании из прежней идеологии таких необходимых российскому обществу вещей, как коллективизм, чувство долга, моральная ответственность за то, что происходит вокруг тебя. Не зря в одном из своих выступлений В. Путин обратил внимание на создание общероссийской идентичности, такой как «советский человек». В этом заключаются глубина, скреп российской государственности, традиционности, от которой российские либералы пытаются отказаться, возводя в ранг государственности либеральные ценности, которые уже привели к краху Европу, запутавшуюся в идеях мультикультуризма, особенностях безродного, бесполого существа, что подталкивает человечество, как когда-то древнеримские империи, к гибели цивилизаций.

На мой взгляд, идеологию российской государственности необходимо рассматривать как развернутую национальную идею. И сегодня не политики, а теоретики должны обосновывать как основной компонент идеологию стратегической политики. Почему мы сегодня, поднимая такую важную проблему, как воспитание новой личности россиянина, делаем упор на идеологию? Именно идеология нового толка и должна стать стержневой линией в экономическом, политическом реформировании нашей страны. Отсюда тянутся сложные, трудно решаемые вопросы, с которыми власть пока не в состоянии справиться даже со своим административным ресурсом. Любая кадровая перестановка, омоложение законодательной, исполнительной власти неэффективны без вопросов: куда мы движемся, к какой цивилизации? Поймите, культурный плюрализм, как иной другой, стал реальностью нового века, и доминирующие тенденции, особенно в идеологии модернизации, построении гражданского общества – должны иметь преобладающее значение. Гражданское общество – ведь не эрзац, а жизнеспособная идеологическая конструкция.

И как раз сформулированный мною термин «региональное гражданское общество» подтверждает обратную силу глобального разобщенного общества. Понимаете, сегодня нам необходимо перейти от риторики к конкретным вещам. Не догонять и перегонять, а сосредоточиться на том, что у нас получается, добиваясь в том числе качественного образования, позволяющего молодому поколению не только интегрировать в мировую экономику, но и воспитывать гармоничную личность на основе общегражданской идентичности.

– Так вы считаете терроризм социальным явлением?

– В том числе, а еще результатом абсолютного безвластия 90-х годов, когда в нашей стране командовал Сорос, который и навязал российскому обществу идеологему чуждого нам варианта гражданского общества, политизированные учебники истории, перевернувшие от обратного прежние представления о происходивших в нашей стране исторических, политических процессах чуть ли не от Рюрика, неточные в исторических датах, необъективные, страдающие от нечетко выраженной позиции российской государственности до новейшей истории. Вот и сегодня российским педагогам необходимы ликбез, современное толкование новой политической терминологии. Отечественная политическая система ведь только формируется. И на нее, как на живую нитку, нанизываются принципы нового демократического централизма. Но именно в этих условиях нам необходимо исходить не с позиций перелицованной истории российской государственности, а из объективной действительности.

Я вот недавно был в Китае и поразился невольно подсмотренной утренней планерке гостиничного персонала. Они проговаривали патриотические речевки, прославляющие свою страну, свой народ. Здесь вообще вы не увидите праздношатающихся подростков, безработных молодых людей. Все работают, все учатся, и каждый думает о том, чтобы приумножить благосостояние своей страны. Хороший пример, не правда ли.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»