Сетевое издание «Дагестанская правда»

10:00 | 27 ноября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Оставив след на земле

Коронавирус
A- A+

Жизнь в одно мгновение разделилась на «до» и «после». Коронавирус – COVID-19 – своими кровожадными щупальцами коснулся практически каждой семьи. Горе медленно убивает человека, как вода точит камень. Боль от потери близких не утихает, лишь со временем, может быть, немного притупится. После последних событий я пришла к выводу – раньше слишком беспечно относилась к жизни, не дорожила каждой секундой.

У мение любить жизнь такой, какая она есть, приходит с годами. Нет такого человека, кто насытился бы жизнью. Каждый приходит в этот мир с определенной миссией: кто-то лечит, кто-то учит, кто-то пишет стихи, сочиняет музыку… И это касается любого из нас. В народе бытует поверье, что умирает тело человека, а душа, превращаясь в звезду, возносится на небеса. И чем чище душа, тем ярче она светит людям.

Хочется верить в это, потому что за короткое время в иной мир ушли четверо моих близких родственниц. Наверное, нет человека на земле, который избежал утрат и испытаний. Одни их переносят легко, другие всю жизнь мучаются. Боль заставляет плакать навзрыд.

Неизлечимой болезнью заболела моя племянница, дочь моей двоюродной сестры Зарема Мамаева (Кадибайматова), с кем я в детстве играла в классики, делилась девичьими секретами, с кем мечтала и верила в светлое будущее. Зарема в школьные годы училась в интернате Избербаша, потом окончила Дербентское медучилище, акушерское отделение. И всю жизнь проработала медсестрой в районной больнице в селе Маджалис. Она гармонично сочетала семью и работу. Самым святым и дорогим для нее были дети, поскольку сама росла без отца и очень старалась, чтобы ее дети выросли в полной семье, в дружбе и любви. Чуткость, сердечность, доброжелательность – это суть ее личности.

Для ее детей, а в общем-то для всех детей на земле, весь мир начинается с мамы, ее понимающего взгляда и жертвенной любви. Дети радовали Зарему своими успехами, старались не огорчать. Она внушила им, что дерево крепко корнями, а их любовь должна быть крепка к близким и своей земле.

Не утихла ещё боль от потери Заремы, еще не разъехалась родня, а уже пришла новая горестная весть: коронавирус унес мою двоюродную сестру Зубайдат Тазаеву (Гасанову), дочь дяди Габибуллы, одну из самых ярких и интересных женщин Кайтага. Она была человеком долга, высочайшей честности, добросовестности, все знали ее как хорошего специалиста. Зубайдат долгие годы работала медсестрой скорой помощи в Каспийске. Весь город объездила, все и везде ее знали. Если мы шли пешком по городу, каждый второй с ней здоровался, расспрашивал и благодарил ее за внимание, заботу, проявленные во время вызова к этим людям. Она с ними поддерживала связь, делала уколы, ставила капельницы, хотя у самой была проблема с ногой. Ей было трудно подниматься по лестнице, но она не могла отказывать в просьбе больным. Для всех родных, близких и друзей она была палочкой-выручалочкой. Общительная, сердобольная, любящая свою профессию, она пользовалась авторитетом в коллективе, была счастлива, потому что занималась нужным и любимым делом.

Не успели отойти от шокового состояния, пришла еще одна смерть.

Вирусная пневмония столько жизней унесла, не исключение и наш род. Умерла двоюродная сестра Патимат Абдусаламова, дочь моей родной тети Хадижат. Раньше мы часто виделись. Я всегда в шутку говорила: «Место встречи изменить нельзя – это Патимат-Таймаз», добавляя к ее имени имя ее мужа Таймаза.

Наверное, в последние годы, не было у меня такой поездки в село, чтобы хоть на минутку не заглянуть к ней на чаепитие. Во-первых, она старшая в роду, во-вторых, Патимат-Таймаз сплачивала всю родню. Всех гостей всегда встречала с приятной улыбкой, была доброжелательной и гостеприимной. А самое главное, никого без гостинцев не отпускала: здесь и варенье, компоты своего производства и яблоки, орехи из своего сада. Патимат очень старалась, чтобы мы — родственники не потеряли связь с малой родиной – селом Биркли.

Хотя мы родились в Маджалисе, но любовь к родной земле у нас в крови, унаследована от родителей. Наше село Биркли Кайтагского района было выселено в 1944 году на территорию Чечни. А когда в 1957 г. чеченцев вернули обратно, от нашего села Биркли не осталось и камня. Биркли исчезло с лица земли, но не из памяти моих односельчан.

В последние годы по настоянию моей двоюродной сестры односельчане стали проводить День села, ездили туда, посещали все три кладбища, раздавали пожертвования, проводили разные мероприятия. Теплые встречи с земляками стали необходимостью и потребностью. Наши дети, внуки подружились. Сегодня растет новое поколение бирклинцев, им не безразлична история родного села, история их предков. У нас появилась особая привязанность и сплоченность друг с другом. За это я благодарна Патимат-Таймаз, которая вернула нам живую связь с землёй предков.

Череда потерь продолжалась. Скончалась племянница Марзият Салихова, дочь двоюродного брата и его жены, моей одноклассницы Къайыпханум, говорят, у нее оторвался тромб. Это был гром среди ясного неба! Здоровая, красивая, молодая… Но разве смерть спрашивает, кого забрать, а кого оставить? Этим летом ее внутренний голос позвал в родные места, где прошли беззаботные детские годы, но не успела доехать – по дороге случилось несчастье.

Долгие годы моя племянница Марзият со своим мужем Магомеднаби работали на Севере ради создания благополучной жизни для детей. Множество дагестанцев уезжают на заработки, для молодежи в селах нет нормальной работы. Моя племянница обладала не только приятной наружностью, но и красотой души. Без милой улыбки она не начинала разговор с собеседником. Родители воспитали в ней благородство и нравственность. Марзият еще не успела оправиться от потери родителей, которые скончались один за другим за короткое время (мой двоюродный брат 11 лет лежал в постели после инсульта). И его жена Къайыпханум, дочери Марзият и Зумруд так были внимательны и заботливы к отцу. Они окружали его терпеливым уходом и большой любовью.

Все эти несчастья глубоко отразились на моем здоровье. Как нельзя измерить и исчислить вселенную, так нельзя измерить мою боль из-за потери близких и родных, с кем вместе выросла и дружила, радовалась жизни. Эта боль живет со мной, в моей душе. Необъяснимая штука душа. Никто не знает, где находится, но все знают как она болит, как ноет. В наше время сбита шкала человеческих ценностей, хотя и времена не те, многие живут для себя, но моя суть осталась: не могу, не в силах себя переделать.

После очередных похорон я тяжело заболела коронавирусом, время было упущено, слишком поздно обратилась за помощью. И кто-то даже пустил слух о моей смерти. У нас есть поверье: когда вдруг село облетает весть о смерти кого-либо, но потом это оказывается неправдой, это значит, Всевышний дарит этому человеку вторую жизнь. Итак, мне подарена вторая жизнь, и ее я должна прожить с большой пользой для родных, друзей, для тех, кто меня окружает.

Наверное, жизнь дана человеку для совершения добрых дел, а мне кажется, что их мало в моей копилке. Каждый переболевший, вынесший все страдания знает, с какой изумительной свежестью после этого ему раскрывается мир. Это и есть дар самой жизни за совершенное человеком.

Обращаясь к своим родственникам, односельчанам и друзьям, хочу сказать, что мы не должны замыкаться в своем горе, потому что оно поглотит, накроет мраком, а жизнь продолжается, и как бы ни было тяжело, надо помогать страждущим, разделить с ними их беды, и свое горе отодвинется. Обязательно надо научиться радоваться за других, и тогда в наших душах тоже посветлеет, станет легче переносить удары судьбы. Важнейшие качества человека — милосердие и любовь ко всему сущему, это мы унаследовали и не должны растерять в этой жизни, нужно оставить потомкам добрую и теплую память о неоценимых человеческих поступках на благо будущих поколений.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Коронавирус»