08:00 | 19 июля, Пт

Махачкала

Weather Icon

Открытый мир: реалии и параллели

Антитеррор
A- A+

Можно ли быть уверенным в том, что, определяя ориентиры будущего, общество выработало устойчивый иммунитет против экстремизма, терроризма? И научилось ли оно терпеливо, мудро отвечать на вызовы современного мира?

Было бы наивным полагать, что вопросы эти решаемы одномоментно. Очевидно, что борьба с этими явлениями должна носить долговременный последовательный характер с учетом реалий открытого мира, существуя в котором необходимо выработать механизмы противостояния идеологическим, информационным войнам в борьбе за молодое поколение. Нельзя сказать, что мы эту войну выиграли. Но научились выявлять и предупреждать то страшное, что заставляет пристально вглядываться в бесстрастные лица поколений, оказавшихся в молохе сложных общественно-политических событий, ставших судьбоносными в истории нашей страны, республики.

Что должно стать главной составляющей в том выборе, когда человек решает, жить ли ему по светским, традиционным законам или законам запрещенных в нашей стране террористических, религиозных организаций? Свой взгляд на непростую дилемму высказывает член ОП РД, зам. председателя комиссии по образованию, культуре и молодежной политике Шуми ШАБАТАЕВ.

— Шуми Данилович, какими вы видите подходы к профилактике экстремизма, терроризма?

— Хороший вопрос. Я ведь прежде всего общественник, экономист по образованию. И для меня существует только один инструментарий – это общение глаза в глаза, это разговор по душам. Я сейчас намеренно не акцентирую внимание на рецидивах, когда речь идет о сложных случаях, надорванной психике, когда зомбированное сознание настолько перегружено смертоносными идеями, что увещеваниями уже ничего изменить невозможно. Я говорю о том, что мы не должны упускать время, предупреждая болезнь, не допуская осложнений. И здесь главное не драматизировать, а, обращаясь к опыту прошлого, культивировать ту неистребимую любовь к Родине, что во все времена помогала Дагестану противостоять сильным воинам, завоевывающим мировые пространства. Так когда-то знаменитый Дербент, восточный перекресток древних миров, смог остановить не силой оружия, а силой убеждения знаменитого полководца Александра Македонского.

Я вспоминаю недавнюю поездку своей семьи в Москву. Дорога предстояла долгая, и пока мы ехали в такси, четверо моих детей спели и «Смуглянку», и «День Победы». А водитель все диву давался тому, как же так можно воспитать детей, для которых история страны — продолжение их собственной судьбы. Помню, как долго он сокрушался, дескать, его столичные внуки далеки от патриотизма, а все больше ориентированы на западные фильмы, пропагандирующие насилие, жестокость, агрессию. Вот вам ответ на вопрос, как растить гражданина. Моя семья со скромным (даже по общепринятым меркам) достатком живет иными представлениями, чем, скажем, то же молодое поколение, многие из которых имеют семьи, растят детей. Я вижу, что их не заботит то, что лежало в основе воспитания поколений отцов и дедов. Придерживаясь идей коммерциализованного мира, они стремятся под него подстроиться, ограничиваясь сентенциями, что только деньги приносят счастье. Они не читают книг своим детям и не считают нужным вкладывать в их головы общечеловеческие истины, гражданственность, патриотизм. И совершают роковую ошибку, теряя связь времен, ту путеводную нить, что ведет к прямой и ясной дороге, сохраняя генофонд, тождественность единой страны.

— Мы отказались от идеологии, а выяснилось, что важнее этого ничего быть не может.

— Вы совершенно правы. Идеология духа огромной страны должна сохраняться во все времена. И люди должны знать, что они строят, куда идут. Могли ли мы раньше представить такую картину, как уход молодежи в леса, террористические организации? Да это просто невозможно было в стране с устойчивой системой мировоззрения, да, идеологизированной, но мощной, созидающей. Так какой же выход из создавшегося положения? Это прежде всего воспитание в семье. Ребенок должен знать историю своей малой родины, той страны, в которой родился, иметь представление о простых и понятных вещах, с детства впитывая духовно-нравственные идеалы, основанные на гуманной литературе, гражданственной прозе, поэзии, песнях, прославляющих Отчизну, защитника Отечества, подвиг во имя Родины. При кажущейся примитивности подхода достигается главная цель — не квасной, а реальный патриотизм. И это должны пропагандировать не только семья, но и школа, вуз, собственно, как это и было всегда.

Еще я выступаю за то, чтобы контролировался Интернет, где сегодня столько негативной информации, транслирующей что угодно, вплоть до ухода из жизни подростков, влияющей на сознание технологиями современного века, что выворачивает наизнанку внутренний мир, превращая людей в зомби. Я не раз наблюдал подобную картину, видел, как родители, пытаясь самостоятельно справиться с бедой, теряли своих сыновей, дочерей, оставаясь один на один с горем.

А начиналось все с малого — пристрастия к всевозможным интернет-порталам, в том числе призывающим следовать канонам «чистого ислама». Эти порталы берут в оборот людей, плохо разбирающихся в традиционном исламе, уверенных в том, что матрица ислама в той безграничной ортодоксальной вере. И молодежь впоследствии оказывается заложником западных миссионеров, вещающих и использующих набор отдельных коранических тезисов в пропаганде под прикрытием искаженных псевдорелигиозных установок.

— Мы научились бороться со следствием, а не с причиной. Не в этом ли главное препятствие в борьбе с террором, экстремизмом?

— Но это не означает, что мы не учимся на своих ошибках. Власть использует всевозможные инструментарии в профилактике терроризма, экстремизма. И в соцсетях размещает не только ролики о смертоносности опасных идей джихада, но и противопоставляет интернет-пропаганде другое отношение к «предначертаниям», призывая к мирной жизни, не уничтожая, а создавая тот самый идеальный мир своими руками.

Вот и в нашей республике не просто ведется такая работа, а предлагаются конкретные меры по стабилизации, например, сдать незаконно хранимое оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества под эгидой спецоперации под условным названием «Оружие — выкуп», тем самым освобождая от уголовной ответственности. Это немаловажный фактор, влияющий на очень серьезные вещи, в том числе на так называемые «спящие ячейки», готовые сдетонировать в любой момент. Власть дает шанс заблудшим, да и тем, кто, попав в опасное окружение, пытается, но не может найти выход, и для кого добровольная сдача оружия — спасительная ступенька в другую, может, и трудную, но мирную жизнь, возможность изменить себя, создать семью, трудоустроиться наконец.

Да, с этим тоже непросто, и не всегда возможно устроиться по специальности. Но знаете, в нашей стране, пережившей немало трудностей, работа находилась всегда и для всех, и здесь выход есть, но чтобы тебя оценили по достоинству, надо, чтобы твои знания были востребованы, а ты мог соответствовать высоким стандартам, предъявляемым в той отрасли, в которой ты считаешь себя профи.

Хочу привести свой город в пример. Все знают, что сегодня здесь происходят масштабные преобразования. И Дербенту нужны инноваторы, экономисты, инженеры, в общем, умные, толковые люди с мышлением нового века, оторванные от схематичного восприятия среды обитания. И они есть, и спрос есть на талантливую молодежь, на лидеров, выдвигающих инициативы. Креатив он ведь разный. И если рядом с тобой один из таких, кто может повести за собой, кто даст почувствовать опору под ногами, поможет найти приложение твоим силам, знаниям, желанию найти свое место в жизни, значит, не все потеряно, значит, жизнь продолжается.

В свое время «Конституция горца» подтолкнула меня к созданию проекта, основанного на традиционной культуре, обычаях и традициях многонационального народа. Тогда я не просто смог реализовать свой проект, но и привлечь множество людей, загоревшихся идеей, пропагандирующих кодекс чести, устои древних народов, проживающих в современном Дагестане. Хочу заметить, что сегодня в Дербенте не чувствуется прежней тревожной интонации, его жители далеки от былого ощущения надвигающейся беды, их дети не покидают ночами родной очаг, не уходят в леса, оставаясь изгоями, меняя стоянки, опасаясь, что настигнет шальная пуля, выпущенная собственными друзьями, лесными братьями.

Многое из того, что происходило в прежней недавней жизни, переосмысливается, уходит в прошлое. В этом я вижу возрождение республики, меняющей прежние представления, заставляющей иначе относиться к Дагестану, прежде имеющему нехорошую славу, сохраняющему угрозу терроризма, экстремизма. Мне легко на сердце оттого, что на улицах дагестанских городов, славящихся уникальными природными условиями, историческими артефактами, где море и горы создают особое настроение, сегодня много туристов, людей, которым небезынтересно узнать и увидеть красоты горного края. У Дагестана большое будущее. И в этом нет сомнений

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Антитеррор»