15:00 | 17 июня, Пн

Махачкала

Weather Icon

Памятник как место притяжения

A- A+

Специалисты мастерской планирования и анализа исторических территорий Института Генплана Москвы завершили работу над проектами зон охраны объектов культурного наследия древнейших дагестанских аулов – Гоор (на снимке вверху) и Старый Кахиб (на снимке внизу). Мы расспросили Константина Иванова, начальника сектора мониторинга мастерской, о специфике работы в Дагестане и технологиях, которые применялись при обследовании памятников.

– Константин Владимирович, для начала общий вопрос: в чем состоит цель вашей работы? Иначе говоря, проекты зон охраны объектов культурного наследия аулов Гоор и Старый Кахиб – они на практике для чего нужны? Может быть, неподалеку от них планируется развернуть новое строительство?

– Наша цель – способствовать сохранению объектов культурного наследия в их историко-градостроительной и природной среде. Для ее достижения мы устанавливаем границы территорий памятников, ансамблей или достопримечательных мест и зон их охраны.

Что касается конкретно Дагестана, то там мы уже провели ряд историко-культурных, натурных и библиографических исследований и выявили территории, которые связаны с комплексами боевых и жилых башен в селениях Старый Кахиб и Гоор, а также мечетями и остатками исторической застройки. К сожалению, несмотря на то, что люди покинули эти села относительно недавно – в конце 1960-х, сохранность уникальных сооружений, прилегающих к памятникам, – под угрозой. В данной ситуации риски для историко-культурного наследия несет не новое строительство, а отсутствие комплексного подхода к развитию территории.

– Расскажите о специфике работы с Агентством по охране культурного наследия Республики Дагестан, а также об условиях работы в регионе вообще. Понятно, что ваши исследовательские методы давно отлажены, но их ведь каждый раз приходится корректировать с поправкой на локальные особенности, так?

– Агентство – довольно молодая организация, образованная всего два с половиной года назад. В сжатые сроки силами небольшого штата ведомства в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов РФ были внесены 6354 объекта, из которых 1394 – федерального значения. Агентство также активно вовлекает в свою, скажем так, орбиту краеведов и всех, кто неравнодушен к состоянию памятников. За время пребывания в Дагестане я не встретил ни одного безразличного к истории родного края человека – всегда найдется кто-нибудь, кто расскажет местные легенды и любезно проводит к самым интересным, подчас скрытым от глаз объектам.

– Учитывали ли вы в своей работе изыскания Селима Хан-Магомедова, который в свое время выявил и исследовал более тысячи памятников дагестанской архитектуры, расположенных в 130 горных аулах?

– Безусловно. Но не только его работы послужили основой для нашего исследования. В процессе подготовки материалов мы изучили труды Геннадия Мовчана, Аркадия Гольдштейна, статьи Ильяса Каяева, Юрия Карпова и других выдающихся деятелей.

– Какие технологии вы применяли для обследования аулов Гоор и Старый Кахиб?

– Перед нами стояла нетривиальная задача. Территория, которую нам предстояло исследовать, находится в горах на высоте 1800-2000 метров над уровнем моря. Здесь никогда не проводились полноценные топографические работы. Уникальный горный рельеф, отвесные скалы и журчащие на дне ущелий маленькие реки, узенькие горные тропы, порой сужающиеся до небольшого карниза, периодически вынуждали нас, городских исследователей, перемещаться буквально ползком. На местности мы протестировали технологию создания ортофотопланов с помощью беспилотных летательных аппаратов. Днем мы производили ковровые облеты, которые были сильно затруднены из-за резких перепадов высот. Это требовало постоянного вмешательства в спланированный маршрут полета и досъемки в ручном режиме. Ночью обсчитывали полученное облако точек и строили цифровую модель рельефа, а наутро оценивали полученный результат и планировали следующий вылет. Чтобы привязаться к здешней системе координат, мы арендовали геодезическое оборудование, с помощью которого перенесли на местность основные опорные точки. Сама привязка GPS-приемников отсчитывалась от ближайшей базовой станции, расположенной приблизительно в 60 км от района исследования. Таким образом, мы вместе с моим коллегой Константином Айдемировым провели комплексные картографические работы, без которых выполнение проекта в целом было бы, скорее всего, невозможно или по меньшей мере недостоверно.

– Были ли сделаны вами какие-то открытия?

– Всякое исследование – само по себе открытие. Но помимо обнаружения исторических фактов, выстраивания гипотез и общего анализа всех полученных данных, надо ставить конкретные задачи, решение которых должно послужить сохранению и развитию наследия. Дело в том, что документация по границам территорий объектов культурного наследия и зонам охраны подразумевает не только ограничения – она также задает некий вектор развития. Понимаете, памятник все-таки должен быть местом притяжения. Процессы, связанные с формированием туристской инфраструктуры, приспособлением объектов культурного наследия к современному использованию, должны происходить одновременно с реставрационными работами. Такие уникальные места, как Старый Кахиб и Гоор, нуждаются в том числе в проведении археологических изысканий, уточнении состава объектов и разработке предмета охраны. Уже сейчас требуется запустить противоаварийные работы, так как даже при беглом осмотре можно заметить неудовлетворительное состояние многих сохранившихся элементов памятников.

Пресс-служба Института Генплана Москвы

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»