Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:00 | 25 января, Пн

Махачкала

Weather Icon

Перед эпохой мне держать ответ…

A- A+

Явлением, поэтом, писателем, занимающим свое особое место в дагестанской литературе, можно считать народного поэта Дагестана Магомеда Гамидова, человека, для которого его Родина всегда оставалась светлой обителью, освещаемой горским очагом, историей непокоренного никакими завоевателями народа, готового отстоять свою Отчизну любой ценой.

Можно ли назвать Магомеда Гамидова только поэтом? Конечно же, нет. Это была разносторонняя личность, государственник, участвовавший в индустриализации горного края, за короткое время превратившегося из отсталого края в регион-донор. Сам он так говорил о своем непростом жизненном пути: «Рожденному на далеком маленьком хуторке, в неграмотной крестьянской семье, мне посчастливилось стать народным поэтом Дагестана, депутатом Верховного Совета ДАССР, членом обкома КПСС, руководителем Гостелерадиокомпании «Дагестан» – организации, невидимые ниточки от которой тянутся в каждый дом родного Дагестана». Тем не менее его жизнь, жизненные пути трудно назвать удачливыми. Нет, он никогда не был везунчиком.

Безжалостным, наполненным великими и трагическими событиями называет свое время М. Гамидов, в котором пришлось жить его поколению. Но именно время сформировало его как последовательного бойца, яркого поэта, оказавшего существенное влияние на мировоззрение современников, земляков поэта и гражданина.

Патриот своей малой земли, он так писал о месте рождения: «Моего хутора нет на карте Дагестана, о нем композиторы не сочиняли песен, художники не посвящали полотна, не упомянут он в анналах истории, но он моему сердцу бесконечно дорог. Здесь я впервые открыл глаза и увидел этот неповторимый, таинственный мир, сделал первые шаги по этой удивительной, загадочной земле, впервые произнес слово «мама». Об этом он написал такие проникновенные строки:

Не волен ты былое позабыть,

Оно звено в цепи, покуда живы люди.

Без прошлого не сможешь ты прожить,

И будущего без него не будет.

Магомед Гамидов вспоминает своих родных, односельчан с той скупой мужской нежностью, что свойственна горцу, привыкшему скрывать свои чувства, но от этого еще более щемящие, трогательные.

Мать, отец, братья, сестры. Вселенский мир горского мальчишки, впитывавшего сызмальства суровые законы гор, вмещал в себя то удивительное чувство родства, без которого в условиях гор невозможно было выжить. Когда в дом приходила беда, его спасали всем миром, подставляли плечо и в изнурительной работе на земле, в горах. Это было удивительное родство душ, был простой, понятный, справедливый для него мир:

Мое детство осталось

В горах Дагестана,

В сундуке неказистом

Под древней скалой.

Вижу в нем родники-

Звон хрустальный,

Ласку рук материнских

Вспоминаю щекой.

Как и многие сельские подростки тех времен, он ходил в Аймаумахинскую школу за шесть километров от хутора. И вспоминал своих русских учителей с особой теплотой:

Я на даргинском языке

Слагаю песнь свою,

Но и на русском песнь моя

Звучит в родном краю.

С великим русским языком

Навек я сердцем слит,

Он крылья песне дал моей-

Пред ней весь мир открыт.

Семья стала той твердой основой, что всегда помогала ему преодолевать невзгоды, не поступаясь совестью. Мать — вечная труженица, тихая, немногословная женщина, нежная и заботливая. Отец, которого в селе прозвали ветряной мельницей за его безотказность, отзывчивость на чужую боль. Такой была и бабушка, жестко державшая в своих руках многочисленный род, подчинявшийся ей беспрекословно. Сельчане вспоминали, как однажды она так ударила своего сына, дерзившего людям, хулиганившего, что рассекла ему голову посохом, по­обещав в следующий раз убить за непослушание. Глубоко верующий человек, она за свои средства построила мост, сохранившийся до сей поры. И сегодня люди добрым словом вспоминают его создательницу Хамис-Абу.

Магомед Халимбекович вспоминал, как, рано оставшись без отца, все тяготы семьи взяла на себя мать. «Тяготы и невзгоды она переносила мужественно, достойно, стараясь не показать нам хмурое лицо, грустные глаза. Но я не раз видел, как она по ночам горько плакала. Было о чем ей горевать. Рано умер отец, младший брат погиб на войне. Не было вестей и от старшего брата Магомеда. А на руках оставалось четверо детей».

И тогда он дал себе слово встать на ноги, чтобы помогать семье. Сирота, он никогда не сдавался. Окончил Сергокалинское педучилище и часто вспоминал учительницу русского языка и литературы Татьяну Ефимовну, а еще учителя родного языка Муртузали Раджабова. Не тогда ли проявилась у скромного горского паренька тяга к стихосложению:

Только скомкав хлопья облаков,

Глянешь ненароком синим оком,

И услышу над седым потоком

Звон клинков и перестук подков.

Может, это зов былых венков,

Может, завещание потомкам.

Стихи стихами, а вот поступить горец решил на математический факультет. Получил тройку, потому что в училище не изучали тригонометрию. Это означало, что студент останется без стипендии. А такого он себе позволить не мог.

Пошел на филологический факультет. Много времени проводил в библиотеке. И уже тогда понял, что стихи не просто увлечение, а острый для него интерес, возможность излить душу, почувствовать силу рифмованных строк. Он стал членом литературного кружка молодых даргинских поэтов.

А трудовую деятельность начал еще учась в вузе, устроившись корректором даргинского языка в типографии им. Кирова в Махачкале. Очень тогда ему помог дядя Запир Гаджиев, сотрудник республиканской газеты «Колхозное знамя» на даргинском языке, где молодой студент получил те самые главные уроки бережного отношения к родному языку.

Магомед Гамидов много работал над собой. И за короткий срок от подчитчика вырос до заведующего отделом культуры и быта газеты.

Неожиданностью для молодого журналиста стал звонок от заведующего отделом пропаганды и агитации обкома партии КПСС Магомеда Агаларханова, предложившего перейти на работу в обком. Так Гамидов стал куратором республиканских изданий, творческих союзов, Союзпечати, радио и телевидения. Но голова от стремительной карьеры не закружилась.

И все бы ничего, только карьера вдруг оказалась под угрозой из-за драки, в которую оказался втянут его брат. Недосуг было разбираться. «Плохо воспитал брата», – прозвучал приговор. Вновь вернулся в газету, где его приняли с пониманием. А в 1964 году обком партии рекомендовал его на учебу в Высшую партшколу. На тот момент Председатель Совета Министров ДАССР М.-С. Умаханов сказал: «Это перспективный парень. Надо дать ему дорогу».

Его жизнь оказалась такой насыщенной — член Союза писателей СССР, правления Союза писателей республики, Союза журналистов, кандидат исторических наук.

Первая книга М. Гамидова «Мои сверстники» вышла на даргинском языке в 1962 году. В разные годы вышли в свет сборники стихов как на даргинском, так и на русском языках: «Крылья», «Ханикада», «Прицел», «Горы и мы», «Зов земли», «Пламя», «Высокогорье», «Перевал», «Отчий дом», «Горизонт», «Хранитель огня», «Заря», «Ступени жизни», «Осенние туманы». За книгу стихов «Перевал» М. Гамидов удостоен республиканской премии им. С. Стальского, а за цикл стихов о Батырае «Все песни о тебе» — общественной литературной премии им. О. Батырая.

Магомед Халимбекович – автор книги «Без бумаги и расстояний» об истории дагестанского радио и телевидения, а это отдельная история в жизни Гамидова.

Многие программы дагестанского телевидения в те годы выступали в роли генератора идей, мнений и суждений людей. Думаю, что почти каждый дагестанец помнит до сих пор такие рубрики, как «С камерой по Дагестану», «Ракурс» «Акценты», «Истоки», «Чираг», «Наследие». Да что там говорить, многие из них и сегодня выходят в эфир, они востребованы жизнью.

Магомед Халимбекович был уверен, что республика находится на подъеме, ее ждет еще больший расцвет. Но… Самые трудные времена выпали на 90-е годы. «Я испытывал всевозрастающее давление разных общественных сил, представляющих часто совершенно противоположные позиции, оценки, которые даже при самом профессиональном подходе невозможно каким-то образом было совместить в наших передачах».

Магомед Халимбекович тогда опирался на свою команду: Салам Хавчаев, Луиза Алиханова, Ильман Алипулатов. Они и сегодня у руля главного канала Дагестанского телевидения, ГТРК. Это государственники, профессионалы, птенцы из гнезда Магомеда Гамидова, сохраняющие традиции народного телевидения, продолжающие его дело. Все они тогда оказались на острие пера, от которого могли погибнуть. И сегодня дагестанские журналисты – проводники государственной политики. Это те люди, которые могут задавать власти неудобные вопросы, вступать в дискуссии, когда речь идет о принципиальных вещах. И власть их не только слышит, но и доверяет. Это то самое, чему их научил Магомед Халимбекович Гамидов.

Передо мной издание книги Магомеда Гамидова «Избранное». Прочти ее, читатель, и тогда перед тобой откроется целый мир. Его для тебя открыл Магомед Гамидов – Личность, Патриот, Гражданин своей земли – Дагестана.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»