Сетевое издание «Дагестанская правда»

11:00 | 23 октября, Пт

Махачкала

Weather Icon

Перстень Шахрияра

A- A+

В 642 году авангардные отряды арабских войск впервые подошли к стенам Дербента. Это произошло при халифе Умаре ибн Хаттабе. Источники утверждают, что именно он велел захватить Дербент и установить контроль над этим важным стратегическим проходом с севера на юг и обратно. Решение сложной задачи было поручено полководцу Сураке ибн Амру. Тот, захватив главные города соседнего Ширвана, направил в Дербент многоопытных предводителей Абд ар-Рахмана ибн ар-Рабиа ал-Бахили и Букайру Абд ал-Ала с отборными арабскими воинами.

В то время на Кавказе, в том числе и в Дербенте, распространялись слухи о том, что арабы — это народ, спустившийся с небес, и им поэтому не страшны ни каленые стрелы, ни острые мечи, ни длинные копья. Не исключено, что эти слухи распространяли сами арабы, посылая впереди себя агентов, которые за определённую плату вели соответствующую психологическую обработку населения тех территорий, которые намеревались захватить. Позднее этой тактикой воспользовались татаро-монголы, которых Чингисхан отправил покорять западные земли. Кстати, легенда о неуязвимости монголов, в конце концов, сыграла немаловажную роль в падении самого Арабского халифата.

Итак, отряды Абд ар-Рахмана и Букайры подошли к стенам Дербента. Им даже не пришлось предъявлять ультиматум о сдаче крепости, ибо при их появлении дербентский царь Шахрияр сразу, без сражения, запросил мира и продемонстрировал свою безоговорочную покорность арабам. Но при этом он поставил условие, что выплачиваемая им дань должна расходоваться на содержание войск, призванных оборонять Дербент, а значит, и северные пределы халифата от воинственных кочевников.

Кроме того, Шахрияр сказал предводителям арабов:

— Я не имею ничего общего ни с жителями Кавказских гор, ни с армянами. Вы покорили мою страну и мой народ, и сегодня я — один из вас, моя рука в вашей руке. Джизья (т.е. вид налога — Р.Р.) с меня принадлежит вам. Моя помощь для вас и ваши пожелания — мое исполнение.

Эта полная покорности и лишенная малейшего достоинства речь заставила задуматься предводителей арабов. Они рассуждали так: дань надо взимать с тех, кто сидит дома и не воюет на стороне мусульман, а дербентский царь готов охранять границы халифата собственными силами.

С вопросом о том, как поступить в данном случае, к халифу Умару ибн Хаттабу был послан гонец. Через некоторое время пришёл ответ. Эмир правоверных разрешил освободить Дербент от дани и налогов, взамен чего дербентцы должны были верой и правдой служить халифу, охраняя свой город от северных кочевников.

Излагая Шахрияру волю халифа, Абд ар-Рахман заметил на его пальце рубиновый перстень неописуемой красоты и заинтересовался его происхождением и ценой. Как свидетельствует средневековый арабский автор Абу Джафар Мухаммед ат-Табари, дербентский царь велел привести одного из своих подданных. Указывая на него, он сказал:

— Этот камень доставил мне этот человек оттуда, где расположены стены Гога и Магога. Между ними расположено много царств, но камень доставлен из одного из этих царств, во владении которого находятся эти стены. Мой слуга проехал все эти царства, передавая всем царям от меня подарки, но больше всего подарков привез он царю, которому принадлежали эти стены. Вместе с подарками он передал царю мое письмо, в котором я просил его прислать мне рубин для перстня с печатью. В ответ на мою просьбу царь прислал мне это кольцо. Настоящую цену камня никто не знает, но за него я уплатил царю стен 100 тысяч дирхемов. Столько же стоили подарки, преподнесённые им другим царям, через территории которых пришлось ехать. Следовательно, камень обошёлся мне, не считая подарков, оплаты труда и расходов слуги, в 200 тысяч дирхемов.

После этого Шахрияр снял кольцо и положил его перед Абд ар-Рахманом, но последний надел кольцо обратно на палец Шахрияра, на что тот удивленно воскликнул, что, если об этом кольце узнали бы персидские цари, то давным-давно отняли бы его и что арабы, благодаря своему благородству, могли бы завоевать весь мир.

Конечно, арабы весь мир не завоевали. Но к изложенной истории добавим, что 642 год стал не только годом овладения Дербентом, но и началом почти 300-летней войны между арабами и хазарами, главные события которой в основном разворачивались на территории Дагестана и Ширвана.
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»