Сетевое издание «Дагестанская правда»

00:00 | 25 января, Пн

Махачкала

Weather Icon

по предписанию государя — императора

A- A+

В 1851 году царское правительство решило сформировать на территории Дагестана воинскую часть - так и появился Первый Дагестанский конно-иррегулярный полк. Его история началась в 1842 году, когда для конвоя командующего войсками Северного и Нагорного Дагестана были сформированы две сотни дагестанских всадников. Этот опыт оказался удачным, и уже в 1850г. число всадников было увеличено до 400 человек, а в следующем году сформирована 5-я сотня.

Одновременно возникла мысль объединить сотни в самостоятельный полк. Такое мероприятие совпало с общей политикой российских властей на Кавказе. 16 декабря 1851 года Николай 1 одобрил идею и утвердил «Положение о Дагестанском иррегулярном полку»… В феврале 1852 года была сформирована 6-я сотня, а окончательно полк укомплектован к маю 1852 г. С самого начала Дагестанский конно-иррегулярный полк принимал активное участие в Кавказской войне.

С I июня 1865г. на полк была возложена постовая служба в Дагестанской области. К этому времени высокие боевые качества дагестанцев уже не вызывали никаких сомнений, в связи с чем им доверили действия за пределами  Кавказского региона. 8 января 1873 года 3-я и 4-я сотни Дагестанского полка выступили в Хивинский поход, по окончании которого им 17 апреля 1875 года были пожалованы знаки на головные уборы с надписью: «За отличие в Хивинском походе 1873 года». Боевому Дагестанскому полку отводилась особая роль. По штатам, утвержденным 14 ноября 1876 года, на его основе планировалось создать еще три полка. Для кадрового обеспечения этих новых частей Дагестанский конно-иррегулярный полк, получивший 1-й номер, выделил половину личного состава. 

Трагические события  на Балканах и освободительное движение славянских народов против Турции вынудили Александра II объявить войну Турции. В  связи с этим на Кавказе началось активное формирование новых  национальных полков. «… Долженствовавших способствовать успеху царских войск, было признано полезным сформировать из горцев Дагестана новые полки, сверх имевшегося уже Дагестанского конно-иррегулярного полка», — читаем мы в книге «Дагестанский конный полк» известного кавказоведа-историка Б.И. Козубского, изданной им в 1909 году. Здесь же узнаем: « 22 января 1878 года в Шуре уже окончилось формирование, начатое 1 января, 2-го Дагестанского конно-иррегулярного полка, и приказом того же числа подполковнику Квинитадзе, назначенному впредь до Высочайшего утверждения командиром полка, было предписано принять полк от сформировавшего его полковника Тер-Асатурова. С 4 февраля 1877 года начал прибывать на сборный пункт в село Гели личный состав 3-го полка, формируемый также Тер-Асатуровым, командиром его был назначен майор драгунского Тверского полка князь Чавчавадзе».

Согласно предписанию главнокомандующего Кавказской армией, с 8 мая 1877 года в селении Карабудахкент начал формироваться 4-й полк под командованием майора Смирнова. Коренной Дагестанский конно-иррегулярный полк главнокомандующий разрешил именовать «Первым» для отличия от вновь сформированных полков. С 9 сентября 1877 года для подавления вооруженного восстания в Дагестане отдельные части полка были отправлены в горную часть Дагестана.

В конце октября 2 и 3 полки были отправлены на театр военных действий с Турцией. Здесь особенно отличился 3-й полк под начальством князя А.Г.Чавчавадзе, который принес с собою знаки на головные уборы с надписью: «За отличие в Турецкую войну 1877-1878 годов», Георгиевское знамя «За взятие Карса 6 ноября 1877 года». Вот что писал главнокомандующий великий князь в телеграмме, адресованной князю Меликову: «Вчера под Карсом шесть сотен Дагестанской конно-иррегулярной бригады имели дело с турецкой регулярной кавалерией в числе до тысячи человек, бросились в шашки, положили на месте шестьдесят четыре тела, взяли двух пленных, много и лошадей….»

В ходе освободительной войны в Болгарии многие воины Дагестанского конного полка были отмечены боевыми наградами, им вручались специально учрежденные награды.
Интересно, что солдатам-нехристианам не выдавались Георгиевские кресты с изображением Святого Георгия на коне на одной стороне и вензелем святого на другой, — уважая их религиозные чувства, на обеих сторонах центрального медальона награды помещали государственного орла. Нумерация этих крестов шла отдельно. Знак 1-й степени № 1 получил юнкер 2-го Дагестанского конно-иррегулярного полка Лабзан-Ибрагим Халил-оглы «за отличия, оказанные в делах и перестрелках, бывших с турками со времени перехода войск Действующего корпуса через границу» в 1877-1878 годах. Еще раньше он заслужил предыдущие 4-ю, 3-ю и 2-ю степени этого же знака для иноверцев.

В память о войне 1877-1878 годов 17 апреля 1878 года была утверждена наградная медаль, предназначавшаяся для ношения на груди. Первоначально предполагалось поместить на ней портрет Александра II, но в итоге лицевую сторону награды заняло изображение христианского креста, попирающего полумесяц. По сторонам креста — даты: 1877-1878. Носить медаль должно было на ленте двух орденских цветов — комбинации голубого цвета ордена Андрея Первозванного и оранжево-черного цвета ордена Георгия. Между прочим, только с учреждением этой медали в русской армии утвердился обычай, сохранившийся до сегодняшнего времени: носить медали на ленте, натянутой особым образом на пятиугольную колодку. В связи с этим был даже опубликован специальный указ с рисунком, показывающим, «как должно складывать ленту при медали». До этого все русские медали (и ордена) обычно носились просто подвешенными на сложенной пополам ленточке соответствующего цвета.
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»