09:00 | 23 октября, Вт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Преданность Истине и Правде

Личность
A- A+

Мурад Эскендерович Аджиев (на снимке) родился в Москве 9 декабря 1944 года и умер там же 7 марта этого года, но родовые корни его уходят в кумыкский Аксай – родину многих талантливых поэтов и музыкантов.

Диву даешься, как этот человек, живший постоянно в столице в этом плавильном котле российской цивилизации, сохранил свое национальное самосознание! Такие примеры редки сегодня даже в самом Дагестане, где над этническим и национальным в соответствии с общемировыми процессами постепенно берет верх интернациональное, общероссийское, где утрата этнической самобытности дагестанских народов идет нарастающими темпами.

Не знаем, то ли родители внушили Мураду любовь и интерес к родной кумыкской истории, сам ли он увлекся ею и посвятил этому занятию всю жизнь, но он стал примером того, как история, да и наука в целом, могут преобразить человека, поднять его на уровень исследователя.

По образованию Мурад Аджиев географ, северовед, что, безусловно, способствовало более глубокому постижению им тайн истории. Он имел степень кандидата экономических наук и начиная с 1975 года в течение 15 лет читал курс лекций по экономической географии во Всесоюзном заочном финансово-экономическом институте, что само по себе служит доказательством всесторонней любознательности и гигантского багажа знаний Мурада Аджиева.

И все же к истории он приобщился, можно сказать, почти чудесным образом. Поступив в 1964 году на кафедру североведения географического факультета МГУ, он закончил учебу в 1969 году и был принят в целевую аспирантуру. Поступил на работу в Совет по изучению производительных сил при Госплане СССР. В 1973 году защитил кандидатскую диссертацию «Моделирование и оптимизация процесса промышленного освоения Северо-Востока СССР с выбором индустриально-строительных опорных баз».

После аспирантуры Аджиев работал в отделе прогнозирования при Министерстве цветной металлургии СССР. Несколько лет занимался изучением социальных процессов строительства в Сибири. Вместе с коллегами работал над проектом нового районирования Севера. Казалось, трудовая стезя его определилась, карьера пошла как по накатанной дороге.

Но в 1979 году Аджиев переходит на работу в журнал «Вокруг света», забрасывает работу над докторской диссертацией. Организовав экспедицию, он, будучи начальником и рабочим в одном лице, делает фотосъёмки, пишет очерки о жизни малоизвестных народов. Героями его этнографических очерков стали эвены, якуты, талыши, лезгины, табасаранцы, карачаевцы, кумыки и другие малые народы Советского Союза в эпоху перестройки. С тех пор он полностью посвятил себя истории малых народов России, прежде всего тюркских.

Первые результаты своих исследований в области истории тюркских народов Аджиев изложил в 1991 году на международном симпозиуме «Право и этнос». В его докладе на примере кумыков рассматривались вопросы этногенеза древних тюрков, предполагаемая страна их обитания – Дешт-и-Кипчак, географические границы этой страны, государственное устройство и культура. Идеи доклада легли в основу книги «Мы – из рода половецкого!», за которую, по словам Аджиева, его уволили из редакции журнала «Вокруг света». Это не остановило его, он продолжил свои изыскания.

Находясь географически вдали от Дагестана, от родных мест кумыков, Мурад Аджиев духом никогда не расставался с ними. Мысль его, его мощный дух и интеллект были постоянно обращены в сторону исторической родины. Не сомневаюсь, что и последние его земные думы и беспокойства также были связаны с нею, вольготно расположившейся у берегов прекрасного Каспия. И каждый, в ком живо чувство связи со своим этносом, своим племенем, его историей и духом, чувствовал на своем плече отеческую руку этого очень доброго и отзывчивого человека.

Тема евразийства стала одной из ключевых тем в яркой и многообразной творческой палитре Мурада Аджиева. И это, естественно, так как евразийство, по мнению историка, во многом складывается из тюркской и русской цивилизаций, объединяя в себе черты той и другой, дополняя их перспективы и потенциалы.

При его талантах и трудолюбии он мог бы стать любимчиком власти. Но Мурад Аджи был человек прямой и даже прямолинейный, человек преданный Истине и Правде. Он выбрал другой путь – путь служения этим столпам развития и прогресса. Книги Аджиева принесли ему известность, вызвав интерес в России и в некоторых тюркоязычных государствах.

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Личность»