Сетевое издание «Дагестанская правда»

01:00 | 18 января, Пн

Махачкала

Weather Icon

Представляем лауреатов Госпремии РД

A- A+

Поэзия – звездное небо

Поэты — они другие. Поэт — не профессия, даже не образ жизни. Это состояние души. Первое, о чем я спросила поэта Магомеда Ахмедова, что значит для него награждение Госпремией РД. И не ошиблась в своих ожиданиях, что ответ будет похож на него самого — цельного, глыбистого, глубокого, со своим отношением ко всему – не продиктованным никем, кроме совести.

— Госпремия сама по себе — это событие большого значения. Тем более в такое время, когда государству, казалось бы, не до литературы. С одной стороны, это оценка моего творчества. А с другой — подтверждение того, что наш Президент отводит достойное место тем, кто занимается литературной работой. И второе для меня важнее первого.

— Магомед Ахмедович, заметно, что вам как председателю СП РД удалось обновить писательские связи. Каким образом?

— Да, была великая страна, великая литература. С развалом Союза все рухнуло, но время все ставит на свои места. Возобновилось общение, стали ездить друг к другу, вновь ощутили свое родство. Так вышло, что у меня во всех писательских организациях «свои люди» — те, с кем я учился в Литературном институте им.М.Горького, с кем дружил. Они все — мне удалось это сделать — знают, что такое Дагестан. Не по телеинформации, которая зачастую предвзята и однобока, а изнутри. Знают, какой он, Дагестан.

— То есть его имидж…

— Не люблю это слово. Лучше говорить «образ». Для того и есть мы, чтобы словом лепить его. Писатель всегда был для России, Дагестана знаковой фигурой. У него миссия проповедника, пророка, и если бы общество прислушивалось к нему, сколько бы бед можно было избежать.

— Как по-вашему, а сейчас слышат?

— Расул Гамзатов говорил, что даже шепот поэта слышен. Но это было в советское время. Сегодня и крик растворяется в воздухе без следа. Но в то же время что-то неуловимо изменилось. Будто в душной комнате открыли форточку.

— Согласна с вами, дышится легче. Уважение какое-то к себе испытывают творческие люди. Это от власти идет…

— Писатель в наши дни как никогда раньше должен иметь четкую духовную позицию. Не путать мимолетное с великим. А чтобы народ уважал, не идти на поводу корысти, конъюнктуры. Классиков дагестанской национальной литературы за то и ценят, что они воспевали труженика, вставали на защиту оскорбленных, униженных, гонимых. Классики остались глашатаями, потому что были честны.

— Национальная литература, по-моему, мельчает…

— Когда вышла первая антология дагестанской литературы благодаря Эффенди Капиеву, на нее тут же откликнулся Осип Мандельштам. Представляете? Это же был человек безупречного вкуса. Так вот он услышал, какая наша поэзия поющая, музыкальная.

— В нынешнем году Союз писателей Дагестана отметит свое 75-летие…

— Оглядываясь на пройденный путь, могу с уверенностью сказать: это была и есть творческая, по-настоящему интернациональная организация. Мы умели радоваться чужому успеху. Поддерживали тех, кто в этом нуждался. Мы не уронили знамя дагестанской литературы, поднятое старшими поколениями. Знамя добра, света, чести и доблести.

Классическая литература давала героические ответы на вопросы времени. Мощный толчок творчеству дала Великая Октябрьская революция. Был и взлет дагестанской литературы, связанный с Расулом Гамзатовым, давшим ей импульс. Появилась целая плеяда замечательных имен: Фазу Алиева, Ахмедхан Абу-Бакар, Омаргаджи Шахтаманов, Магомед-Загид Аминов, Муталиб Митаров, Кадрия.

Национальная литература — сердце народа. Если поэт мал — его отсеивало время. Мы потому и наслаждаемся фольклором, что в нем веками отобрано лучшее, отсеяно слабое, лишнее.

— Что беспокоит сегодня поэта Магомеда Ахмедова?

— Мне не дают покоя два вопроса. Первый — это отношение к национальным языкам. Правильно сказал Президент Муху Алиев, что человек, не знающий родного языка, — несчастный человек. Теряя язык, мы теряем родину, самих себя. А второй вопрос — это качество творчества. На совещании молодых писателей я подметил, что больше половины из них не пишут на родном языке. Появилась новая литература, которая ушла от национального, но не дошла до русского. Ведь тот язык, на котором ныне пишут, далек от языка Пушкина. Я эту литературу называю литературой стенгазеты. Она стирает грань между плохим и хорошим. Издают фолианты, мемуары, какой-то бурный мутный поток получается.

К сожалению, у нас сейчас время коммерческой литературы. Но возьмите детектив. Это же разовая книга, к ней никто не возвращается. А к Пушкину, Толстому мы возвращаемся всю жизнь, открываем новое для себя в каждом возрасте.

— Как вы прокомментируете подписание Соглашения?

— Я при этом присутствовал, выступил. Мое мнение — нужно издавать национальных поэтов, тиражировать их произведения. Нужно воссоздать школу  художественного перевода, достойно оплачивать труд переводчиков. Дагестану необходимы сейчас произведения о его богатейшей, замечательной истории.

Во всем этом важна государственная поддержка. Радует, что она у нас есть в лице Президента РД Муху Алиева.

— Скажите, администратор, общественный деятель Магомед Ахмедов не мешает поэту Магомеду Ахмедову?

— Просто писать стихи — это слишком большая роскошь, которую я не могу себе позволить. Поэт и гражданин — это одно целое. В себе их разъять я не пытаюсь. Знаю, что делаю нужное дело. В Союзе писателей я с 14 лет. Он для меня дом родной. И мне удалось все-таки повернуть его к дружбе, согласию, взаимопониманию. После  наших мероприятий все становятся друзьями, весь Северный Кавказ — это одно писательское целое.

Недаром сказал С.Есенин, что поэт поэту есть кунак. Наш союз прекрасен. И несмотря на то, как это сложно его возглавлять, ведь у нас  каждый — первый, я не устаю повторять: поэзия — это звездное небо. На земле мы можем спорить, но когда поэты уходят, они становятся звездами. Маленькими, большими. И свет не мешает свету.

Тагират Гасанова

Высокая оценка

Заметным явлением в лакской литературе последних лет явился выход в свет в 2006 г. «Антологии лакской поэзии». Она состоит из пяти томов. В первый том вошли произведения устного народного творчества. Составителем этого тома является известный фольклорист Дагестана, доктор филологических наук, профессор Х.М.Халилов.

Во второй том, составителем которого является доктор филологических наук, профессор С.Х.Ахмедов, вошли произведения поэтов дооктябрьского периода, таких, как Абдулкерим Баратов, Омахан Качаев, Башир Сурхайханов, Маллай из Балхара, Патимат Кумухская, Гасан Гузунов, Юсуп Муркидинский, Омар Ахарский, Маммадай Турчинский, Щаза из Куркли и многие другие ранее неизвестные имена.

В третий и четвёртый тома, составителем которого является С.Д.Увайсов, вошли произведения тех поэтов, которые заложили основу лакской литературы послереволюционного советского периода, таких, как Мугутдин Чаринов, Курди Закуев, Абуталиб Гафуров, Чукундалав, Гадис Гаджиев, Ибрагим-Халил Курбаналиев, Салман Учуев, Тажуттин Аминтаев, Абдурахман Омаршаев, Минкаил Алиев, Юсуп Хаппалаев, Салимат Курбанова, Мирза Магомедов, Абачара Гусейнаев, Абдул Мирзаев и др., и последующего поколения молодых поэтов, которые получили образование в Литературном институте им.М. Горького и хорошо знакомы с творчеством поэтов Запада и Востока. Эта плеяда поэтов, в творчестве которых отражены лики послереволюционного периода, период коллективизации, Великой Отечественной войны, послевоенного и перестройки.

Произведения поэтов, вошедших в антологию, ярко показывают путь, пройденный народом за этот период, лицо исторических перемен.

Пятый том, составителем которого является доктор филологических наук, профессор А.Абдуллаев, состоит из переводов известных русских, советских и мировых поэтов на лакский язык. Это тоже подчёркивает сегодняшний уровень  развития лакской поэзии, её связь с великой мировой литературой.

Все тома сопровождаются предисловиями, в которых даются последовательный анализ, исторический период, который отражён в произведениях тех или других поэтов, степень творческого роста и т.д.
Антологии лакской поэзии издавались и ранее, но данная антология является наиболее полной, дающей читателю возможность представить себе рост лакской литературы за все периоды её развития.
Зная актуальность этого труда, благотворительный фонд им. Гаруна Саидова решил выдвинуть этот труд на соискание Государственной премии Республики Дагестан. Комиссия высоко отзывалась об этом уникальном труде учёных и писателей и проголосовала «за». Все составители — их четверо: А.Абдуллаев, С.Ахмедов, С.Увайсов и Х.Халилов — награждены высокой премией РД.

О высоте премии и с материальной точки зрения надо бы поблагодарить и Президента РД Муху Алиева, указом которого выделены большие средства на это.

Хочется свое благодарственное слово сказать и о человеке, который впервые заговорил об антологии, – о председателе Пенсионного фонда РД Амутинове Амучи Михайловиче. Идею об издании пятитомника «Антологии лакской поэзии» выдвинул он. Он и стал спонсором издания.

Предисловие к пятитомнику «Антология лакской поэзии», где говорится о времени, поэзии, о необходимости наиболее полно собрать творческие мысли лакских поэтов и лакского народа, тоже написал он.

И составители, и весь лакский народ благодарны А.М.Амутинову за этот мужественный поступок на благо своего народа и считают его поступок достойным такой же высокой оценки.

Сугури Увайсов,  поэт

Пусть Каспий отдохнет

За разработку и внедрение инновационных технологий выращивания осетровых рыб в условиях Дагестана Феликс Магомаев (на снимке), Насрула Гаджимусаев, Ахмаднаби Шайхулисламов и Гимбат Гимбатов удостоены Государственной премии Республики Дагестан за 2007 год.

Первая прудовая рыба в Дагестане была выращена в 1967 году. Пиком развития прудового рыбоводства в республике нужно считать 1989 год, когда было произведено 3 тысячи 600 тонн товарной рыбопродукции. Половину этого объема давал Широкольский рыбный комбинат в тарумовском селе Юрковка. Но уже в 1994 году произошел резкий спад производства – до 231 тонны прудовой рыбы. Хозяйства перешли на экстенсивный метод, на так называемое пастбищное рыбоводство, когда рыба выращивается на естественной кормовой базе. Производить карпа и другие «дешевые» породы стало крайне невыгодно. Из десяти крупных рыбных хозяйств Дагестана выжил только Широкольский комбинат. Выстояло предприятие благодаря нескольким обстоятельствам.

Прежде всего огромная заслуга в сохранений комбината принадлежит его директору Ахмаднаби Шайхулисламову, главному рыбоводу Насруле Гаджимусаеву, другим специалистам и рядовым труженикам, не только не бросившим предприятие, но и прилагавшим большие усилия по его сохранению. А еще — тесное сотрудничество с наукой в лице профессора КаспНИИРХ, доктора биологических наук Феликса Магомаева. Именно благодаря сотрудничеству с этим учёным была разработана технология так называемого «пастбищного откорма» рыб. Выяснилось, что белый амур и толстолобик вполне могут обходиться без дорогостоящего комбикорма, а питаться одним камышом и прочей растительностью, которая произрастает в прудах. Более того, если к ним в компанию подселить карпа, то получается практически природный симбиоз! Белый амур и толстолобик кормятся дармовым камышом, выделяемый ими продукт жизнедеятельности является отличной питательной средой для планктона, который в свою очередь является прекрасным кормом для карпа. Совершенно бесплатное и безотходное производство рыбы. Практически идеальная технология! И только две серьёзные статьи расходов — зарплата рыбоводам и рекультивация прудов, способствующая бурному росту камыша и другой растительности. Таким образом широкольская продукция сделалась вполне конкурентоспособной на рыбном рынке, а прудовое производство стало рентабельным.

Этот успех окрылил, и на комбинате начали подумывать об искусственном выращивании рыбы более ценных пород, тем более что стали появляться сообщения об удачных отечественных опытах промышленного производства рыбных гибридов. И в 1998 году взялись за выращивание бестера — гибрида белуги со стерлядью. Потребовалось два года проб и ошибок, проникновение с помощью микроскопа в генетическую тайну процесса оплодотворения икринки и получения из неё зародыша, а потом ещё выращивания личинки, чтобы опытным путём выработать технологию искусственного воспроизводства ценного гибрида.

Технология была успешно освоена и немедленно воплощена в производство.

— Правда, для этого пришлось несколько перекроить ряд прудов, — вспоминает директор комбината А.Шайхулисламов. — Ведь процесс выращивания бестера в открытых водоёмах более трудоёмкий и продолжительный, чем частиковой рыбы. Кроме того, сами пруды должны быть глубже, и гибрид требуется кормить да не чем-нибудь, а специальным голландским кормом для осетровых с добавлением рыбного фарша, который получают на самом комбинате. Сформировали и отдельную бригаду рыбоводов, которую возглавил ветеран комбината Василий Шабанов. А через три года, когда была реализована первая товарная партия бестера, стало ясно, что затраты окупятся быстро, а сам затеянный проект выгоден…

Казалось бы, можно остепениться и пожинать плоды, но широкольцы загорелись совсем уж амбициозным проектом — искусственного производства самой белуги! Это ж какой пруд нужен царице Каспийского моря? Но результаты искусственного получения личинок белуги превзошли все ожидания. И вот уже несколько лет широкольцы закупают белужью икру и по отработанной собственной технологии производят из нее рыбу. А из самой первой партии уже получена товарная продукция, часть из которой была реализована, часть оставлена на доращивание с перспективой отбора из нее первого маточного поголовья.
В прошлом году общий улов рыбы на комбинате превысил 400 тонн, из которых 20 тонн – осетровых пород. Собственные технологии выращивания и специфические условия, созданные на комбинате, позволяют рыбе достичь заметной прибавки в весе. Например, у белуги уже на втором году жизни – до 3-3,5 килограммов.

Одной из фирменных новаций широкольцев является использование артезианской воды. Дело в том, что зимой осетровые теряют 30-40% веса, так как у них много энергии уходит на собственный обогрев.  А в подогретой артезианской воде рыба за зиму не только не теряет, но и прибавляет в массе.

Доктор биологических наук Феликс Магомаев и его товарищи по эксперименту с выращиванием осетров в прудах уверены, что в Дагестане заводы по их разведению надо создавать на базе месторождений геотермальных вод. На  территории Широкольского комбината имеются их значительные запасы, пригодные для разведения рыбы (маломинерализированная), столового типа. После бурения скважины на поверхность будет самоизливаться вода температурой 30-35 град. Хорошие гидрохимические показатели этой воды позволяют ограничить водоподготовку обогащением ее кислородом воздуха и смешивать до нужной температуры (20-25 град.), пригодной для выращивания рыбы. При использовании подогретой воды годовики достигают массы не менее 3 кг, самки осетров созревают и дают икру ежегодно, а белуги – через 2 года.

Это те осетры и белуги, за которыми не надо ходить в море и которые позволят срок возрождения продуктивности Каспия сократить с нынешних 22-25 лет хотя бы лет на десять.

Олег Санаев, Александр Иванов

След на земле и в эфире

«Я – собкор Дагестана» — так называется книга Декабря Бейбутова, за которую он удостоен Государственной премии РД (посмертно).

«Эта книга родилась спонтанно. Не думал я о таком большом, ответственном труде. Всю жизнь привык писать не фундаментальные, объемные работы, а в основном, как того требовали быстротекущая жизнь, центральные информационные агентства и телерадиоканалы, оперативные, самые свежие новостные материалы», — написал в предисловии книги известный дагестанский журналист, более тридцати лет проработавший собственным корреспондентом Центрального телевидения, «Останкино», ИТА, ОРТ и Всесоюзного радио по Дагестану, собственным корреспондентом РИА «Новости».

За скупыми, лаконичными, иной раз в два-три абзаца строками – весь Дагестан. Его замечательные люди – обычные горцы, гордость нашего народа – ученые, писатели, композиторы, деятели искусства. В коротких информациях, корреспонденциях, зарисовках – вся история республики в сжатом виде, памятные мгновения каждого ее дня. Это портрет Дагестана. Каждодневное биение сердца Дагестана, его вздох. Начиная с 60-х годов прошлого столетия Декабрь Бейбутов рассказал о том, как шагала республика к дню сегодняшнему.

Книга открывается интервью Декабря Керимовича друзьям-журналистам, в котором он коротко повествует о своем становлении как журналиста, о рабочих буднях человека с переднего края истории, его взглядах на профессию, на нынешнее время в стране и республике. В своем последнем издании Декабрь Бейбутов написал о том, как претворялся план страны, частью которого было крупномасштабное освоение энергии горных рек Дагестана, которое вызвало большой интерес и за рубежом. Работая со службами Московского радио, осуществляющими передачи на более чем 60 языках народов мира, собкор Дагестана с первых слов репортажа, скажем, о строительстве ГЭС на Сулаке, поясняет иностранным слушателям географическое расположение республики, при случае вставляя прямую речь дагестанцев на их родном языке. Делал он это не только для документальности, но и для наглядности: СССР – многонациональная страна, где равноправны все народы и в отношении развития их языков – тоже. Это была правда жизни – так было, так есть сейчас, особенно у нас в Дагестане. О строительстве гиганта на Сулаке — Чиркейской ГЭС — остались его репортажи, зарисовки о тружениках, начиная от закладки памятной плиты в основание на тот момент самой высокой арочной плиты до пуска поочередно всех ее четырех агрегатов мощностью в миллион киловатт. Энергия Чиркейской станции влилась в единое Кавказское энергетическое кольцо. В этом есть и частица труда Декабря Бейбутова. 

«Свой след на земле. Заботы и тревоги» — так называется блок материалов журналиста, в которых интервью, зарисовки, очерки о людях, своим трудом прославивших Дагестан. Среди них Нариман Алиев, Магомед Садулаев, Шихисиф Новрузалиев, Владимир Григорянц и многие другие.

Включены в книгу «Я – собкор Дагестана» рассказы о тех, кто приближал Победу 1945 года, о наследниках славы своих отцов: ученом-сыне Гамзата Цадасы Гаджи Гамзатове, о перенявших от своих отцов лучшие качества Гамзате Гамзатове, Вячеславе Паламарчуке, Хизри, Музакире и Мурате Шихсаидовых, Асият Алиевой и многих других. «Я коротко рассказал лишь о некоторых людях, которыми с полным правом гордится Дагестан. И я уверен, не оскудеет наша земля на хороших, порядочных, умных, работящих людей. И нашим детям, будущим поколениям есть с кого брать пример. Есть, что сохранять, что любить, что умножать», — так заканчивает свою книгу Декабрь Бейбутов.

С волнением и гордостью пишет Д.Бейбутов о ветеранах Великой Отечественной войны, о тех, кто в смертельной схватке с врагом отстоял родную землю и сохранил нам великую Родину. В каждом материале о фронтовиках подчеркивается мысль: мы в неоплатном долгу перед ними, а жизнь и поступки их — пример для подражания.

Материалы о Расуле Гамзатове собраны в отдельной, богато иллюстрированной главе. По словам автора, страницы о народном поэте – самые дорогие для него.

Книга Д.Бейбутова «Я – собкор Дагестана» – это не простой сборник журналистских текстов, опубликованных в разные годы. Это – твердая жизненная позиция, в основе которой настоящий патриотизм и высокая нравственность. На этой позиции Декабрь Бейбутов служил Дагестану всю свою жизнь. Журналистику он считал своим образом жизни.

Гульнара Ярахмедова

К вершинам мировой музыкальной культуры

Музыка Ширвани Чалаева – искусно сплетенное мастером кружево из общечеловеческого и национального. Он так умело пользуется своими знаниями дагестанской самобытной музыки и так распахнут душою для проникновения в его сущность русской и мировой классической музыкальной культуры, что его произведения — это некий сплав мощи и лиризма, пафоса и нежности, чего-то гигантски энергетического и незащищенности, но в итоге подводящий к гармонии в мироощущении. И это независимо от размера его музыкального полотна, будь то «Крестьянские танцы», «Лакские песни» или произведения на сюжеты Льва Толстого, Гарсиа Лорки, Александра Пушкина, Омарла Батырая.

Автор и в большом, и в малом передает философичную глубину и космическую высоту мирозданческого процесса, стоит только вслушаться в его заполняющий пространство голос, когда он садится за рояль, голос из самого нутра земли или далекого времени, когда миром правили мудрецы, предвидевшие нравственный упадок народов планеты в наш век. Композитор полон мощью этого голоса настолько, что никак не может освободиться от его распирающего влияния, сколько бы ни писал музыки с подсказки той питающей его неведомой силы. Он без отдыха пишет оперы, стараясь поведать миру общечеловеческие задачи, призывая в помощь других гигантов: Шекспира («Король Лир»), Киплинга («Маугли»), Лермонтова, Блока (стихи, поэмы).

Ширвани Чалаев никому не подражает, никому не завидует. Он со своей самостью стоит особняком от низменного и музыкой объединяет русских и англичан, испанцев и дагестанцев, создавая музыкальные истории для всех и на все времена. Его сочинения не легковесны, в них размышления, опыт, зрелость, которые обогащают, осветляют, преподносят правду жизни, заставляя взглянуть на себя со стороны.
Ширвани Рамазанович — широко исполняемый композитор. Его музыка звучит на просторах нашей Родины — в Сибири, на Урале, в Поволжье, на Кавказе, в Москве, С.-Петербурге, Минске, Париже… Его имя в концертных программах рядом с классиками мировой музыкальной культуры. Три премьеры его опер состоялись в Москве – одной из мировых столиц музыки. Его оперы выдерживают испытание временем. Тенору, который пел Маугли, на премьере  одноименного произведения Ш.Чалаева в детском музыкальном театре имени Натальи Сац, исполнилось 60. Четвертый год «Кровавая свадьба» идет в Московском государственном академическом камерном музыкальном театре, поставленная режиссером с мировым именем  Борисом Покровским. А теперь оценена в родном Дагестане и получила Государственную премию РД.

— Чем Вам близок Лорка, по произведению которого написана «Кровавая свадьба»? – как-то спросила я у Ширвани Рамазановича.

— Этот испанский поэт углубил знание моего народа, его культуру, я заново увидел какие-то детали, которые опускало мое сознание. Лорка с его испанской грустью так близок нам, дагестанцам, он проник в самое сердце.

Не случайно в «Кровавой свадьбе» звучат Омарла Батырай и кумыкская народная песня. Дагестанские  интонации звучат во всех  его произведениях, возвышая народную музыку  до высот мировой культуры. Его «Кровавая свадьба» стала значительным событием в культурной жизни не только Москвы, но и в масштабах страны. «Опера была принята слушателями восторженно и по сей день является украшением репертуара, — пишет В.Ремизов, директор государственного музея Л.Толстого (в усадьбе Толстого была премьера «Хаджи-Мурата»), профессор, лауреат премии Правительства РФ в области культуры. – Кроме того, показ оперы на Днях культуры Дагестана в Москве выявил огромный художественный потенциал республики, подняв его на уровень самой поэзии Гарсиа Лорки (впрочем, как и великой прозы Льва Толстого).

Республике надо беречь и всячески хранить таких художников, как Ширвани Чалаев, оперы которого (каких бы сюжетов они ни касались), наряду с использованием лучших традиций мировой музыкальной культуры, пронизаны изумительной песенной и нравственной культурой народов Дагестана. В этом мы видим подвиг композитора в нашу, что скрывать, не самую лучшую эпоху звучащих вокруг нас музыкальных безвкусных шоу». 

Светлана Кривоносова

Сочинять музыку – тяжелый труд

Композитор Касум Магомедов – один из лауреатов Госпремии за 2007 год. Высокой награды он удостоился за «Праздничную увертюру» для эстрадно-симфонического оркестра Санкт-Петербурга и за сборник песен «Мои песни». О себе, своей музыке и о творческих планах Касум Магомедов рассказывает нашему корреспонденту.

— Я знаю, что Вы — первый и пока единственный табасаранский композитор. Тяжело ли быть первым?

— Знаете, раньше было освоение целинных земель – это был очень тяжелый труд. Вот и здесь тоже так. Нет рядом человека, который бы все знал, который мог бы подсказать, направить. Начинать было тяжело.

— А как все начиналось?

— Когда я подумал о композиторстве? К музыке я пришел очень поздно, после армии. Я после окончания педучилища работал у себя в районе преподавателем музыки и пения. Работа моя находилась за 6 километров от моего селения, одна часть дороги проходила через лес. Вы знаете, мелодии мне не давали покоя, я все время напевал. Я напевал, а порой, увлекаясь, я громко пел, забывая, что позади шли другие люди. Видя меня, они крутили пальцем у виска и говорили: «У него крыша поехала». У нас немало песен на разные темы. И поэтому я подумал, почему бы не создать музыку для наших песен, фольклорных. Я знал, что фольклор есть, а вот где он, где это все записано? Я не мог найти. И вот тогда мне в голову пришла мысль, что надо писать музыку. Как-то раз я встретился с музыковедом Манаширом Абрамовичем Якубовым. Это наше светило, это музыковед не только российского, но и мирового уровня, лауреат Государственной премии, заслуженный деятель искусств Дагестана, председатель Фонда Ростроповича, очень большой человек, который написал более 40 книг о деятелях дагестанской музыкальной культуры. Мы по его предложению поехали собирать фольклор в Табасаранский и Хивский районы. Он увидел мои стремления и мой интерес к фольклору. Уезжая, он дал мне три задания, которые я выполнил, и после этого он сказал: «Тебе надо быть композитором вашего народа, все остальное забудь, я почувствовал, что ты должен писать музыку своего народа». В общем, музыка мне не давала покоя. Во время учебы в педагогическом институте в Махачкале произошла моя встреча с Аркадием Агабабовым, братом Сергея Агабабова, которая оказала на меня сильное влияние. Аркадий Артемович организовал студию для наиболее одаренных студентов, там он учил нас азам композиции. И это произвело на меня впечатление. Ну а в дальнейшем  я уже втянулся, стал изучать произведения Готфрида Гасанова, Кажлаева, Агабабова, Чайковского, Бетховена и других классиков.

— Откуда черпаете вдохновение?

— Однозначно сказать трудно. Мне мощный заряд для творчества дает общение с людьми. Я не могу, как другие люди моего возраста, сидеть дома. Я сижу дома и вдруг неожиданно я вскакиваю, одеваюсь и ухожу так сказать «в люди». Я люблю детей, постоянно езжу со своими учениками на различные конкурсы. Я стараюсь заложить в детях капитал красоты, потому что они – наше будущее. Капитал честности, порядочности, капитал грамотности. Это принесет нашему обществу в дальнейшем пользу, это окупится, это больше, чем, например, вложить деньги в банк. Это гораздо больше. Не все, к сожалению, стараются или им недоступно видеть большое через малое.  В этом году мы в очередной раз доказали правильность наших шагов, мы уже второй раз в Калуге на Всероссийском молодежном конкурсе народного творчества имени Осипова, стали лауреатами. Знаете, какой это был для детей праздник! А каким красочным было закрытие этого конкурса! На заключительном вечере, когда награждали наших детей дипломами лауреатов, ценными подарками, пригласили на сцену и педагогов и детей, вышел первый заместитель Полпреда Президента в Центральном округе Сергеев и сказал: «Дорогие друзья, будьте уверены, и я сам лично уверен, что вот эти дети никогда не возьмут в руки гранаты, пистолеты, автоматы».

— Неужели музыка обладает такой созидательной силой?

— Роль музыки, роль искусства огромна. Пожалуй, среди всех видов искусства, среди всех направлений роль музыки –  главная. Не зря ведь говорят, «звучит музыка – пушки молчат», «красота спасет мир». Это не просто крылатые слова, это действительно так. Я, например,  не припомню в мировой истории, чтоб музыканты были бандитами, чтоб люди искусства взрывали, стреляли. По-моему, это невозможно. Музыка – это нечто сверхъестественное, посланное нам Всевышним. И это налагает такой отпечаток на умы людей, что человек плохим быть не может. Эти люди призваны к красоте, к прекрасному, чтоб улучшить жизнь. По-другому я не воспринимаю и думать по-другому не могу.  

— Как Вам видится будущее нашей дагестанской музыки?

— То, что сейчас происходит на эстраде, – это печально. Многие занимаются перепеванием. Кусок отсюда, кусок оттуда. Топчут, наплевательски относятся к народной музыке, к нашему золотому фонду. Это очень плохо. Мы часто говорим об этом, но, к сожалению, нас не слышат или не хотят слышать. Это тоже очень печально. Плюс ко всему у нас вообще не работает охрана авторских прав. Вы представляете, это же печально, это страшное дело, когда сидит в зале автор музыки, автор стихов, и его не объявляют. И люди не знают, чья это музыка. В титрах даже не указывают. Идет большой концерт – инаугурация Председателя Госсовета, приехали со всех республик, краев, областей гости, исполняется моя песня «Всадник, пришпорь скакуна» на стихи нашего незабвенного Расула Гамзатовича. Меня на концерте не было, меня не пригласили. А Расул Гамзатов там сидел. И звучит эта песня и не называют автора. И потом это транслируют по телевидению: даже в титрах не указаны авторы. 

У нас нет цензуры, у нас нет комитета, который бы все это контролировал. А какие слова поют? Бессмыслица! Нет идеи, нет содержания, одно слово раз пятнадцать повторят – вот и вся песня! Любая песня, любая музыка должна носить в себе воспитательный заряд. Мы же не должны петь о подлых делах. Мы должны петь о возвышенном, о патриотизме. Чтоб подрастающее поколение воспитать на принципах порядочности, чистоты. Если этого не делать, то будущего у нас не будет. 

— А кто должен заниматься контролем, какая структура должна быть задействована?

— У нас должна быть контролирующая организация. Допустим, при Министерстве культуры. Они ничем этим не занимаются. Хорошо было бы, чтобы правительство наше подняло этот вопрос и уже постановлением, распоряжением или указом создало бы соответствующую структуру. Ну хватит топтать уже…Вот, например, эти конкурсы, которые в Калуге проходят. Они называются всероссийские молодежные конкурсы народного искусства, они специально проводятся для поддержания народной музыки, народных инструментов, в противовес шоу-бизнесу. Они проходят под эгидой Совета Федерации и Госдумы. И им надо уделять внимание. А так что же получается…

— Вы – народный композитор, теперь Вы стали лауреатом Госпремии. Наверняка это накладывает определенный отпечаток.

— Это высокая награда налагает на меня очень высокие обязанности. Награда будет меня заставлять с удвоенной энергией работать во славу и на процветание музыкального искусства. Просто сидеть спокойно я не смогу. Я никогда без дела не сидел, а сейчас особенно. Я очень благодарен друзьям, любителям музыки, которые поддержали меня. И в первую очередь я благодарен Союзу музыкантов Республики Дагестан во главе с заслуженным деятелем искусств России, пианистом  Ханом Башировым, который выдвинул мою кандидатуру на Госпремию.

— Над чем Вы сейчас работаете?

— Вообще-то говорить заранее о планах – это дело неблагодарное. Но одно могу сказать. Я давно мечтал выпустить сборник песен на стихи табасаранских поэтов. Думаю, что этот сборник в ближайшее время уже будет выпущен. Я долго работал над ним.

Анастасия Сайдулаева

Раскрывая секреты лозы

В области естественных, общественных наук и техники Государственная премия присуждена за монографическое исследование «Агротехнологическое исследование продления сроков эксплуатации виноградников» Алиеву Нариману Абдулхаликовичу (посмертно), Алиевой Асият Наримановне, Гаджиеву Закиру Шамсутдиновичу.

Нариман Абдулхаликович Алиев — гендиректор НПО «Дагагровинпром». В 1957 году окончил ДСХИ по специальности агроном-виноградарь, плодоовощевод. По распределению был направлен на работу главным агрономом виноградарского совхоза «Манаскентский» Карабудахкентского района, где никаких виноградников тогда еще не было, но предстояла их закладка. Здесь Н. Алиев в течение одного года заложил свои первые 150 гектаров виноградников и добился первого серьезного успеха как организатор производства.

В 1958 году был назначен директором виноградарского совхоза им. Ш. Алиева. Под руководством Алиева дела предприятия скоро пошли в гору. Первостепенное внимание молодой директор направил на увеличение ассортимента винограда, обновление агротехники, развитие мелиорации. После проведения этих мероприятий состояние почвы заметно улучшилось. При его непосредственном участии был построен канал, и в 1962-1963 годах на поля пришла вода.

Вследствие этого повысилась урожайность, приумножились доходы, прибыль доходила до полутора миллионов рублей.  Производственные показатели в совхозе существенно возросли, и в 1973 году совхоз поставил рекорд: было собрано 173 центнера винограда с каждого из 760 гектаров.

Н.Алиев создал собственную научную школу по возделыванию широкорядных высокоштамбовых виноградников. Для сближения науки и производства в 1975 году на базе совхоза было организовано специализированное научно-производственное объединение «Дагагровинпром», в которое вошли НИИ виноградарства и виноделия и совхозы: имени Ш.Алиева, «Геджух», «Калининский». По инициативе Н.Алиева неоднократно проводились всесоюзные, а позднее всероссийские совещания по распространению передового опыта совхоза. Ознакомиться с уникальной методикой приезжали специалисты из лучших отечественных и зарубежных виноградарских центров. Через несколько лет по методике Алиева в республике и за её пределами было высажено более 400 тыс. гектаров виноградников нового поколения.

Подтверждением научных достижений Алиева стало избрание его членом Координационного совета по производству винограда при ВНИИ виноградарства и виноделия имени Я.И.Потапенко, секции виноградарства ВАСХНИЛ, специализированного совета по защите кандидатских и докторских диссертаций Северо-Кавказского НИИ. Академик Российской академии технологических наук, Международной академии виноградарства и виноделия.

Нариман Алиев автор 65 научных работ, 2 монографий, представляющих большую научную ценность для виноградарей. Ему принадлежат 2 свидетельства на изобретения. 

В 2007 году возглавляемое им АОЗТ им. Ш.Алиева вошло в число лауреатов Международной премии «Лидер экономического развития России» за успехи в реализации программы Президента РФ по удвоению ВВП к 2010 году.

Алиев активно участвовал в общественно-политической жизни. Четырежды избирался депутатом Верховного Совета РСФСР. Был делегатом XIV и XXV съездов КПСС, с 1960 по 1991 годы, вплоть до роспуска КПСС, был членом республиканского комитета партии. Избирался депутатом Народного Собрания РД, участвовал во многих направлениях региональной политики. В частности, он был инициатором принятия и одним из разработчиков республиканского закона «О виноградстве и вине». В октябре 2007 года Алиев был выдвинут представителем республики в Общественную палату России.

Н. Алиев награжден многими орденами и медалями. В 1973 году ему было присвоено звание Героя Соцтруда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». Награждён советскими тремя орденами Ленина (1971, 1973, 1976), орденом Октябрьской революции (1986), орденом Трудового Красного Знамени (1965), орденом Дружбы (1996), российским орденом «За заслуги перед Отечеством» 4-й степени (2007), медалями, в том числе золотыми медалями ВДНХ СССР.

Эльвира Шамхалова

«Я – абсолютно свободный художник…»

Имя живописца Магомеда Шабанова давно известно художникам, ученым, искусствоведам, дагестанцам, интересующимся всем, что олицетворяет историю родного края.
Его полотна, посвященные историческим событиям в жизни небольшой горской республики, сегодня живут отдельной жизнью в музеях Махачкалы, Москвы, всего мира. Их создатель, народный художник России Магомед Шабанов в этом году удостоен Государственной премии РД за серию картин на историческую тему. Это уже третья Госпремия в творческой жизни художника.  Первая –  Республиканская премия им. Г. Цадасы – присуждена в 1984 году, вторая – Госпремия РД – в 1992 году. Серии картин, завоевавших столь высокое признание, выполнены художником на одну тему – историческую. Он согласился ответить на интересующие нас и читателей вопросы:

— Вам близка тема истории Дагестана. Почему?

— Я люблю историю и считаю, что настоящий дагестанец должен знать свою историю. Он не вправе забывать о своих корнях, о том, чем занимались предки. Я родился в Буйнакске – он раньше назывался Темир-Хан-Шура.  Это же колыбель революции! Туда приезжали Калинин, Орджоникидзе, Сталин. Мне довелось общаться с людьми, которые видели всех революционеров, Сталина, Махача Дахадаева! Если вспомнить, то из стен Буйнакского педучилища вышли многие выдающиеся деятели культуры Дагестана тех лет. Много замечательных людей родились и жили в Буйнакске. Этот город по праву считался интернациональной столицей Дагестана. Потом, после землетрясения, его восстанавливали, но не в таких масштабах, как Махачкалу.

— Как Вы считаете, картины, представляющие события тех лет, находят признание сегодня?

— Сегодня все пересматривают свои позиции, изменяют ценностям. Поэтому у людей нет должного интереса к тем событиям. Целый пласт истории Дагестана вычеркнут.

— Как Вы создаете серию картин?

— Она складывается из картин, объединенных одной темой – историей Дагестана. Здесь могут быть и существенные временные различия.

— У Вас большие полотна. Трудно писать масштабные картины?

— Трудно не физически. Нужны опыт, знание пространственных перспектив, умение расположить героев. Непосредственно изображая фигуру, художник подходит близко к холсту. Здесь, изображая одно, следует иметь в виду и другое.

— Вы – олицетворение творческой интеллигенции Дагестана. А каково, по-Вашему, ее место в современном обществе?

— Я чист в своих помыслах, это самая главная составляющая интеллигентного человека. Радует то, что госпремии присуждаются раз в два года. Это признание заслуг творческой интеллигенции. Для нас это как 8 Марта для женщин, — смеется художник.

— Как по-Вашему, у нас много хороших художников?

— У нас есть, на мой взгляд, группа хороших художников, работающих в разных манерах. У каждого свой язык письма, общения со зрителем. Абстракция, авангард, реализм, разные техники исполнения – графика, скульптура. Дагестану есть чем гордиться. К примеру, ювелирные произведения   Курбан-Али Магомедова достойны экспонироваться в Эрмитаже и Оружейной палате. Потому что это выдающиеся работы – такого уровня мастерства, фантазии, воплощения и цельных и ажурных элементов…

— Есть ли еще работы на историческую тематику?

— Хочу отметить работу Абдул-Загира Мусаева «Примирение родов». Я всегда говорю – картина должна нести заряд, воспитывать патриотизм, помочь молодому человеку понять – кто он, откуда и какие у него корни, какие события предшествовали дню сегодняшнему… История ведь таит огромные возможности для художника, множество событий еще не отражены  и достойны быть увековеченными на холсте. Это исторические переломные моменты, которые привели к глобальным изменениям. И народ помнит их до сих пор. Столько песен о них сложено, устных преданий пересказано…

— Кто из детей стал продолжателем Вашего дела?

— Мой сын – он живет в Санкт-Петербурге и работает арт-директором рекламно-издательской фирмы. Дочь  живет и работает в Москве. Моя супруга – «боевая подруга», потому что и она посвятила всю свою жизнь моему творчеству. Она оберегала мой покой, чтобы никто  и ничто не мешало мне думать лишь об одном – об искусстве. И все мои награды – и ее тоже.

Это очень важно для творческого человека – иметь рядом надежный тыл. Я – абсолютно свободный художник, в моей жизни совсем нет места распорядку и работе по часам: могу работать ночами и сутками – как придет вдохновение, но никак не по режиму. И не терплю никаких начальников над собой. Я и молодым художникам говорю – надо всегда быть больным творчеством. Выздоравливать нельзя. Участвуйте в выставках в Союзе художников Дагестана. Ведь художник растет медленно, не сразу. Трудитесь, развивайте свой талант. Если он есть, то вы найдете свой путь в творчестве.

Сабира Исрапилова

«Нам есть чем гордиться»

«Джигиты императора» и «Горячее лето 99-го» — за эти два фильма из документального проекта «Кавказцы в войнах России» руководитель Северо-Кавказского бюро НТВ Руслан Гусаров удостоен Государственной премии Республики Дагестан. Этот проект рассказывает об участии кавказцев в российских вооруженных силах с охватом последних двух веков, о непростой и весьма поучительной истории этого горного края.

В беседе с нашим корреспондентом  Руслан, которого мы привыкли видеть в теленовостях, поведал о том, что его заставило на некоторое время сменить амплуа и стать сценаристом исторических фильмов. 
— Одним из мотивов было желание узнать для себя и рассказать другим о Кавказе, о роли кавказцев в жизни России, — начал он. – Горцы — это сильные духом и телом люди с удивительными традициями и обычаями. Но, к сожалению, в последнее время сформировался такой отрицательный образ кавказца как человека который, якобы является многовековым врагом страны. Считаю, что это несправедливо и неправильно. Кавказцы ничем не хуже и не лучше других россиян, просто мы в каких-то областях, в каких-то сферах жизни несколько отличаемся. Кроме того, история подтверждает, что роль кавказцев в жизни России весома. Начиная от службы в конвое царей и заканчивая военными событиями 1999 года, горцы доказали, что являются достойными гражданами своей страны, имеют патриотические чувства и заслуживают всяческого уважения.

Сломать существующий стереотип о кавказцах,  изменить шовинистические настроения – основная идея проекта. Кавказ и Россию нельзя противопоставлять друг другу. Ведь у нас есть общая история, и она, мягко говоря, далеко не всегда такая кровожадная, беспринципная и мрачная, какой мы привыкли ее воспринимать сегодня. Я хотел показать, что вечное «противостояние» горцев Кавказа и русских – не что иное, как миф. Есть отношения с властью, которые где-то не урегулированы, где-то имеют какие-то напряжения, недопонимание, а где-то — наоборот. А противостояния  не было и нет.

Факты доказывают, что воевали с Россией далеко не все народы Кавказа, а среди воевавших народов – далеко не все его представители. У великого имама Шамиля внутри его теократического государства были огромные проблемы, связанные с его политикой противостояния России. Не все поддерживали имама, многие выступали против него, искали единения с Россией и выхода в остальной мир, в общем, искали прогресса и развития. И не потому, что боялись России или заискивали перед нею. Это были такие же смелые и мужественные горцы, как и сам Шамиль и его мюриды. Просто они думали иначе. И таких людей было много.

Во все времена во всем мире есть люди, у которых другая позиция, есть люди, которые намерены свои позиции отстаивать не мирным путем, а с помощью оружия.  Так происходит и сегодня. После развала СССР наша страна ослабла, поэтому вооруженная борьба со стороны экстремистов имеет какие-то результаты. Но я думаю, чем раньше Россия окрепнет, избавится от коррупции, от многих других социальных, политических проблем, чем быстрее она станет по-настоящему демократичной, крепкой, справедливой, тем быстрее отойдут в сторону бредовые идеи, которые нам продвигают экстремисты.

— Вернемся, однако, к проекту. Расскажите, какой материал был использован в работе над фильмами? Сколько это заняло времени?

— Вместе с коллегами из ассоциации «Наше кино», на счету которой, к примеру, цикл «Кремлевские дети», мы снимали все четыре серии сами с использованием хроники там, где это было нужно. В проект вошли четыре фильма: «Джигиты императора», «Дикая дивизия», «Приговоренные» и «Горячее лето 99-го». Все – по 44 минуты. Был задействован полный цикл производства документального кино на серьезном уровне. Причем не надо было ничего придумывать. Есть факты, достаточно было просто о них рассказать.

Вместе с нами работала очень опытная съемочная бригада: режиссер Сергей Кисляков и оператор Павел Ефимов. Ребята, кстати, были в восторге от нашей природы и людей. В основе труды ученых, наши эксклюзивные интервью и съемки, картины, рисунки. И в каждом фильме мы реконструировали события в несколько вольном, ассоциативном исполнении. Нам пришлось со всей своей техникой объездить практически весь Северный Кавказ — Дагестан, Чечня, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. Помогали  энтузиасты. Надо сказать, что все они очень охотно шли на контакт, спасибо огромное за это.

Финансировала проект телекомпания НТВ. Я очень благодарен своему руководству за то, что они позволили мне на какое-то время отвлечься от моей привычной работы, отдохнуть от негативной информации, с которой приходится сталкиваться ежедневно. Признаться, мне всегда хотелось рассказать российским зрителям о чем-то большем, чем зловещие теракты, ЧП, происшествия на Кавказе…

В 2006 году мы приступили к написанию сценария, в том же году провели съемки и смонтировали все четыре фильма. Потом они ждали своего часа. В эфир фильмы вышли в прошлом году на канале НТВ, причем по двум каналам этой телекомпании. (Есть канал, который мы привыкли видеть, и есть еще НТВ- мир, который вещает на Европу, на Америку).  И мне кажется, что зритель для себя почерпнул много нового, интересного из нашего документального проекта.

— Руслан, почему на Госпремию выдвинули именно «Джигиты императора» и «Горячее лето 99-го»?

— Потому что именно эти фильмы созданы на дагестанском материале с привлечением наших  специалистов, ученых. «Джигиты императора» посвящена Кавказскому горскому эскадрону в личном конвое двух русских царей – Николая Первого и Александра Второго. В самое тяжелое время Кавказской войны оба царя доверяли свои жизни и безопасность семей не только верным казакам, но и горцам Кавказа – в большинстве своем мусульманам, сородичам тех, с кем русская армия так яростно сражалась в горах и на равнинах на Юге империи. Во многом смелый и хитроумный шаг царей был оправдан лишь одним: горцы должны почувствовать себя гражданами великой страны и принести эту мысль другим кавказцам. Ради этого стоило рисковать. В работе над этим фильмом возникли некоторые проблемы. Не было хроники XIX века. Но наш режиссер Сергей Кисляков нашел интересный выход – при помощи компьютерной графики он раскрашивал фотографии тех времен, каждого героя…  Занимательно получилось!
Название фильма «Горячее лето 99-го» говорит само за себя. Он посвящен событиям в Дагестане в 1999 году и историческому выбору простых жителей южного форпоста России перед лицом международного терроризма и угрозы отторжения республики от страны.

В фильме — интервью с участниками событий – ополченцами, руководителями страны и республики, а также с теми, кто в те времена находился в Чечне и видел ситуацию с другой стороны. Здесь я для себя не столько открыл новое, сколько в очередной раз нашел подтверждение тому, что и так знал — дагестанцы действительно интернациональный, человеколюбивый и мудрый народ. Несмотря на гибель своих родных от рук бандитов, пришедших из Чечни, ни во время боевых действий 1999 года, ни после, ни сейчас никто в Дагестане не перекладывает вину за произошедшее на простой чеченский народ. И это очень важно на Кавказе, потому что если персонифицировать проблему, то можно получить еще более страшные последствия для всех. Дагестанцы остаются верны этому принципу — религиозные фанатики, а также бандиты и уголовники не имеют национальности.

В 1999 году дагестанские ополченцы вместе с семьями защищали от международных банд экстремистов не власть в Махачкале и в Кремле, а свои дома, свои земли и свое право самим выбирать, как им жить. А ополченцы из села Гагатли в полном составе отказались от государственных наград за участие в обороне республики.

Честно говоря, когда мы снимали фильмы, мы не думали о премии. Идея пришла от друзей. Приятно, что нашу работу оценили. Спасибо Президенту нашей республики Муху Гимбатовичу Алиеву и уважаемым членам комиссии!

— Будет ли проект продолжен, ведь исторический материал достаточно богат, и есть, что поведать миру о Кавказе?..

— Этот проект для нас был экспериментальным. Он остается открытым, но пока четких планов нет. К сожалению, не удалось охватить все народы Кавказа. В этом направлении хотелось бы продолжить работу. Материал, как вы справедливо заметили, богатый, есть о чем рассказывать, есть чем гордиться и есть чему поучиться.

Гульнара Ярахмедова

Государственная премия – заслуженному ученому

Указом Президента Республики Дагестан профессору Тарланову Замиру Курбановичу присуждена Государственная премия Республики Дагестан в области естественных, общественных наук и техники за монографии «Агулы: их язык и история», «Агульские песни и пословицы»; «Общевосточный лексический фонд и кавказские языки». Как говорится, наконец-то награда нашла своего героя. Замир Курбанович Тарланов давно признан в широкой научной сфере как крупный филолог, лингвист, исследователь проблем русского языка.

Наш земляк давно живет и работает за пределами Дагестана, но его хорошо здесь знают, помнят и ценят. Да и сам З.К. Тарланов никогда и ни при каких обстоятельствах не забывал о родных краях. Более того, в своей научной работе, в основном посвященной исследованию актуальных проблем русского языка, он не раз обращался к отдельным аспектам родного агульского языка, истории, фольклора. Значительным вкладом Замира Курбановича в изучение агульской культуры и языка стала его книга «Агулы: их язык и история» (Петрозаводск, 1994), в которой, помимо исследования собственно структуры языка на всех уровнях, обобщаются и факты по древней истории в плане этногенеза, дается обзор наиболее характерных реликтовых традиций, суеверий, форм магии… Автор высказывает интересные гипотезы о происхождении, жилище, одежде, хозяйственной деятельности.

Замир Курбанович Тарланов родился в высокогорном селе Буркихан Агульского района в 1936 г. Детские годы его были трудными и безрадостными. А студенческие годы в Дагестанском государственном университете были наиболее яркими и запоминающимися. До сих пор Замира Курбановича помнят как любознательного, энергичного отличника учебы и прекрасного общественника, организатора студенческой молодежи. Затем была учеба в аспирантуре ЛГУ, знакомство с прямым потомком в 6-м колене А.Пушкина Лидией Владимировной Савельевой, которая имеет отношение не только к Пушкину, но и к другому великому русскому писателю — Н.Гоголю. У самого Гоголя не было детей, происхождение Л. В. Савельевой восходит по другой линии к сестре Гоголя Елизавете Николаевне. Счастливый брак, блестящая защита кандидатской диссертации. С 1963 г. Замир Курбанович живет и работает в Карелии. Наверное, многие дагестанцы были приятно удивлены, когда на страницах журнала “Наука и жизнь” появилась информация, что среди наследников А.С. Пушкина появился агулец. Это был сын Замира Курбановича и Лидии Владимировны Тарлановых. Евгений, который пошел по стопам родителей, стал филологом, защитил докторскую диссертацию и работает профессором Петрозаводского университета.

Тарлановы – семья филологов. Отец и мать – лингвисты, доктора филологических наук, профессора, заслуженные деятели наук: сын – литературовед, автор ряда серьезных работ по русской литературе XIX в., знаток языков – полиглот, от природы одаренный и талантливый человек.

Без Дагестана Замир Курбанович и его семья (особенно сын Евгений) не могут. Они часто ездили домой на побывку: пока была жива мать Замира Курбановича – проведать ее, покосить траву, заготовить ей сена… А потом – побывать на могиле, встретиться с земляками, пообщаться с родными. В этих поездках рождалась книга 3.К.Тарланова об агулах, их истории и языке, а Женя углублял свои познания в родном агульском языке, на котором он говорит свободно и увлеченно (как не вспомнить тут пушкинское «…И назовет меня всяк сущий в ней язык…»). Наследник Пушкина, говорящий на агульском языке… Разве это не пересечение времен, народов, культур? Европейски образованный Евгений Тарланов глубоко чтит не только свои пушкинские и гоголевские родовые корни. Он настоящий патриот Дагестана и человек, влюбленный в родину отца, почитающий свой агульский народ.

Под редакцией З. К. Тарланова кафедра русского языка Петрозаводского университета издает межвузовский сборник “Язык русского фольклора”. В 1981 году в Петрозаводске вышла книга З. К. Тарланова “Язык жанров русского фольклора”, а в 1982 году в Ленинграде была опубликована его монография «Очерки по синтаксису русских пословиц», в которых обобщаются результаты исследований 60-70-х годов. Научная и педагогическая деятельность З. К. Тарланова в области изучения фольклора привела к созданию в Петрозаводске исследовательского центра по этой проблематике.

Проблемы взаимосвязи языка и культуры, языка и этноса, в широком смысле являющиеся специфической чертой классической русской филологии, всегда занимали важнейшее место в исследовательской деятельности профессора 3. К. Тарланова. На эту тему им опубликованы книги «Язык и культура» (Петрозаводск, 1984), “Язык, этнос, время; очерки по русскому и общему языкознанию” (Петрозаводск, 1993), в которых на материале русского и других языков лингвистически конкретно определены отношения между спецификой языка и типом культуры, которую этот язык представляет. В 1994 году по инициативе З. К. Тарланова в Петрозаводском университете прошла международная научная конференция «Язык и этнический менталитет». Культурологическая проблематика отражена и в организованном им в 1990 году межвузовском периодическом сборнике “Историческая стилистика русского языка”. Это еще одна область научных интересов З. К. Тарланова, отраженная в работах о языке “Изборника 1076 года”, «Жития протопопа Аввакума», «Слова о полку Игореве», русской литературы XX века. Статьи, посвященные стилистике художественной литературы, вошли в книгу «От слова к образу» (Петрозаводск, 1988). Здесь З. К. Тарланов выступает не только как ученый, но и литературный критик, хорошо известный в Карелии. Отметим, что несколько лет он возглавлял секцию критики Союза писателей Карелии, а его статьи по различным вопросам языка и культуры публикуются в республиканской и центральной печати.

Помимо исследований в области русской филологии, 3.К.Тарланов известен своими кавказоведческими работами. В журнале «Общее языкознание», «Советская этнография», в своей книге «Агулы: их язык и история», «Агульские песни и пословицы»; «Общевосточный лексический фонд и кавказские языки» и других З.К. Тарланов исследует актуальные проблемы языков и культур кавказских народов.

Книга З. К. Тарланова «Агулы: их язык и история» уникальна во многих отношениях. Давая этнолингвистическое описание одной из малочисленных народностей, автор высказывает ряд смелых гипотез об этногенезе агулов, направлении миграции древних агулов к местам их расселения и их связях с ираноязычными народами. По данным языка З. К. Тарланов делает выводы, касающиеся древнейших этапов раздельного существования народов лезгинской группы, их расселения, традиционных форм хозяйствования, социального устройства, этнических связей с другими народами. Замир Курбанович владеет как агульским, так и лезгинским, табасаранским, азербайджанским языками. Он говорит на английском и немецком языках. Знание 7 языков позволяет ему сравнивать, сопоставлять и делать выводы по личным наблюдениям.

Профессором З. К. Тарлановым опубликовано около 250 научных работ. Авторитет ученого и педагога признан во всей стране. Он входил в состав Совета по русскому языку при Правительстве Российской Федерации. Только за последние годы З.К. Тарланов опубликовал такие фундаментальные научные труды, как «Избранные работы по языкознанию и филологии» (Петрозаводск, 2005), «Университетский курс русского синтаксиса в научно-историческом освещении» (Петрозаводск, 2007), «Динамика в развитии и функционировании языка» (Петрозаводск, 2008).

Замир Курбанович – постоянный участник международных и региональных научных конференций, с лекциями по различным аспектам русистики он выступал в университетах Германии, Франции, Финляндии, Венгрии, Польше, Австрии. З. К. Тарланов неоднократно возглавлял государственные экзаменационные комиссии в ведущих вузах страны, особенно часто приглашают его родные Дагестанский и Санкт-Петербургский университеты.

В настоящее время Замир Курбанович полон сил, у него много планов, на рабочем столе – новые научные труды.

Шабан Мазанаев, доктор филологических наук, профессор, декан филологического факультета ДГУ

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»