Сетевое издание «Дагестанская правда»

22:00 | 26 октября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Принципы светского государства и их реализация

A- A+

Избрание нового Патриарха Русской православной церкви, ожидание усиления влияния РПЦ в государстве, обсуждение возможных ответных мер со стороны мусульманской уммы России и т.п. активизировали в обществе интерес к теме светских основ нашего государства, места в нем религии и религиозных организаций, целесообразных и допустимых пределов «огосударствления» религии и т.д. При этом мнения в обществе порой высказываются диаметрально противоположные.

В нашей стране государственно-конфессиональные отношения строятся на следующих принципах: 

— светский, конфессионально нейтральный характер государства и его институтов,

— равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от отношения к религии, принадлежности к религиозным или светским объединениям,

— равенство религиозных объединений перед законом,

— уважение культурно-национальных традиций, менталитета различных общественных групп населения, учет взаимосвязи национальных обычаев, традиций и обрядов с религией,

— допустимость лишь таких ограничений в сфере свободы совести и вероисповедания, которые диктуются необходимостью защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов человека и гражданина, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Светское демократическое государство не делит своих граждан на верующих и неверующих, последователей той или иной конфессии, оставляя вопрос свободы и нравственно-мировоззренческого выбора на совести каждого человека. В отношениях светского государства и религии в условиях поликонфессионального общества особенно важно соблюдение принципа последовательного отделения религиозных объединений от государства (не религии от общества — !). Например, в России на фоне многочисленной и сильной православной церкви с ее историческим опытом господствующей государственной религии проблема светского характера государства становится принципиальной. С точки зрения сохранения паритета, равенства религий, в особенности для мусульманской уммы Российской Федерации, а также представителей других малочисленных конфессий страны последовательная светскость государства, безусловно, является предпочтительной.

Нельзя, конечно, не учитывать, что отношение к некоторым понятиям и жизненным проблемам не может быть одинаковым у государства, опирающегося на Конституцию, и у религиозных организаций, опирающихся на религиозные учения

Однако не все это понимают. В некоторых публикациях СМИ, в выступлениях отдельных представителей духовенства иногда звучит недовольство по поводу светскости государственного устройства и отделения религиозных организаций от государства. Эти принципы воспринимаются ими как некие препятствия в деятельности религиозных объединений, в их взаимоотношениях с государством. Это связано во многом с непониманием сущности указанных принципов. Причем, как свидетельствуют экспертные опросы, не все работники государственных и муниципальных учреждений также верно ориентируются в данных понятиях, суть которых заключается в том, что в светском государстве: 

— гарантируется свобода совести и вероисповедания, никакая религия либо нерелигиозная, включая атеистическую и антирелигиозную, идеология не устанавливается в качестве обязательной, государство не оказывает поддержку пропаганде антирелигиозных идей и учений, никакая религия не устанавливается в качестве основы государственной власти;

— религиозные объединения, их органы управления и руководители не вмешиваются в деятельность органов государственной власти, других государственных органов, государственных учреждений и органов местного самоуправления и не выполняют их функций;

— государство, его органы и должностные лица и органы местного самоуправления не осуществляют вмешательства во внутренние (религиозные) дела религиозных объединений, не участвуют в регулировании внутреннего устройства религиозных объединений и их органов управления;

— государство не финансирует религиозную деятельность религиозных объединений, но при этом может оказывать содействие развитию благотворительной и культурно-просветительской и иной социально значимой деятельности традиционных религиозных организаций.

Ничто из названного не может препятствовать и не препятствует в действительности свободному развитию религиозных объединений, их духовной практике, тесному сотрудничеству с государственными и муниципальными органами по самому широкому кругу вопросов. Кроме того, законодательно провозглашенное равноправие религиозных объединений на деле не противоречит имеющему место налаживанию более тесных отношений государства с традиционными религиями, занимающими огромное место в истории и современной жизни общества.

Как результат, сегодня в стране и в Республике Дагестан, по признанию самих верующих, полностью обеспечивается право на свободу вероисповедания. В республике действуют более 2200 религиозных объединений. Обучаются религии более 7 тыс. человек. Действуют исламские печатные и электронные СМИ. Беспрепятственно осуществляется хадж.

Существуют все возможности для исполнения требований веры, ее пропаганды.

Следует подчеркнуть, что все эти возможности религиозные объединения реализуют в рамках законодательства о свободе совести и Конституции республики, которая, как и Конституция Российской Федерации, провозглашает светские принципы государственного устройства. Конституция РД предоставляет широкие возможности для сотрудничества органов государственной власти, местного самоуправления и религиозных организаций, одновременно определяя и допустимые пределы взаимовлияния, не допускающие вмешательства в дела друг друга. Объективно идущие в республике процессы религиозного возрождения, роста влияния религиозных объединений на общество, на формирование его нравственных и духовных ценностей вовсе не равнозначны выполнению религиозными организациями каких-либо государственных функций или подмены деятельности органов местного самоуправления. Такого в республике не происходит.

Важно отметить, что сами религиозные объединения, в первую очередь крупнейшие конфессии страны признают верность светских принципов взаимоотношений государства и религиозных объединений. Это отражено, например, в документах, выработанных Русской православной церковью и Советом муфтиев России, в которых получили отражение наиболее актуальные вопросы взаимоотношений конфессий с государством и обществом в целом.

Главное внимание в «Основах социальной концепции Русской православной церкви», принятой Архиерейским собором (13-16 августа 2000 года), уделено строительству новой модели государственно-церковных отношений. В документе записано «во избежание смешения церковных и государственных дел и для того, чтобы церковная власть не приобретала мирского характера, каноны возбраняют клирикам брать на себя участие в делах государственного управления, …данные положения касаются не только исполнения административных властных полномочий, но и участия в представительных органах власти» (раздел 3, п.11). В то же время среди важнейших принципов отделения церкви от государства выделены: 

— право и возможность оценивать государственную политику с духовных и нравственных позиций,

— невовлеченность в деятельность, противоречащую каноническим и внутренним установлениям церкви,

— печалование перед государственной властью о нуждах народа, правах и заботах отдельных граждан, особенно о нравственных проблемах, 

— свобода в проповедовании нравственных заповедей и т.д.

В «Основах социальной программы российских мусульман», разработанных и обнародованных Советом муфтиев России, обращается внимание на то, что максимально полный учет интересов мусульман возможен только в рамках светского государства. В этом документе, в частности в разделах «Мусульмане и государство» и «Мусульмане в Российском государстве», создатели документа от имени исламских организаций делают важное предложение государственным органам решать все проблемы во взаимоотношениях друг с другом путем переговоров, компромисса с учетом баланса интересов различных социальных групп и религиозных организаций. В документе подчеркнуто, что ислам «устанавливает приоритет договора перед применением силы». При этом государство и его законы рассматриваются как результат договора всех социальных групп об общих нормах сосуществования на единой территории и в единой правовой и экономической системе, как средство обеспечения основных прав и свобод своих граждан.

Соблюдение норм законодательства своей страны, отмечается в программе, является для всех мусульман не только гражданским, но и религиозным долгом. Подчеркивается, что «…неисполнение своих законных гражданских обязанностей, призывы от имени верующих и религиозных общих к участию в каких-либо акциях гражданского неповиновения и мятежа считаются в исламе недопустимыми». В программе предлагается в случае несогласия в чем-то с правительством или местными властями выражать это несогласие исключительно в рамках действующего законодательства, всячески избегая акций, способных нарушить общественное согласие и мир, привести к кровопролитию и беспорядкам.

Таким образом, концепции государственно-конфессиональных отношений, сформулированные в обоих вышеуказанных документах, строятся на основе принятия светского устройства современного многонационального государства, каковым является Российская Федерация.

К сожалению, несмотря на актуальность проблемы, в нашей стране до сих пор не существует утвержденной на самом высоком государственном уровне концепции государственно-конфессиональных отношений в РФ. Хотя вопрос о необходимости выработки единой, последовательной и скоординированной политики государства в сфере свободы совести вероисповедания, которая охватывала бы все уровни, – от федерального до муниципального, ставился уже давно. В печатных СМИ в свое время широко обсуждались два альтернативных варианта подобной концепции, но ни один из них так и не был принят.

Светское законодательство России предусматривает деятельность государства в сфере отношений с религиозными объединениями в двух направлениях. Во-первых, это исполнение государством, органами власти и управления обязательных требований законодательства и контроль за исполнением этих требований религиозными объединениями, включая предотвращение и пресечение противоправных действий. Во-вторых, это осуществление разрешенных (предусмотренных) законодательством видов взаимодействия с религиозными объединениями и оказания им помощи.

Основными субъектами реализации данной политики в нашей стране являются следующие органы.

1.Высшие органы государственной власти, формирующие государственно-конфессиональную политику и обеспечивающие совершенствование ее нормативно-правовой базы.

Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. Президент РФ: в соответствии с конституцией определяет основные направления внутренней политики, в том числе государственной политики в сфере свободы совести; вносит в Государственную думу законопроекты по вопросам свободы совести и религиозных объединений; издает указы и распоряжения, являющиеся составной частью законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях; в ежегодных посланиях Федеральному Собранию определяет и уточняет положения государственно-конфессиональной политики.
Федеральное Собрание Российской Федерации формирует и совершенствует законодательную базу в области свободы совести, свободы вероисповедания и о религиозных объединениях, предоставления налоговых и иных льгот религиозным организациям.

Правительство Российской Федерации – в пределах своих полномочий руководит деятельностью федеральных органов исполнительной власти, а также координирует работу органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации во взаимоотношениях с религиозными объединениями.

В субъектах Российской Федерации соответствующие функции выполняют высшие органы власти. В Республике Дагестан это Президент РД, Народное Собрание РД и Правительство РД.

2. Органы надзора и контроля.

Надзор за исполнением законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры

Российской Федерации. Надзор осуществляется в равной мере за соблюдением законности как религиозными объединениями, так и органами власти.
Министерство юстиции Российской Федерации, ее территориальные органы в субъектах РФ осуществляют государственную регистрацию религиозных организаций и контроль за соблюдением зарегистрированными организациями устава относительно целей и порядка деятельности.

Судебная власть осуществляет правосудие, рассматривает дела, связанные с нарушениями законодательства о свободе совести и свободе вероисповедания как органами государственной власти, так и религиозными объединениями.

3. Органы власти, сотрудничающие с религиозными объединениями и оказывающие им помощь.

Различные формы взаимодействия с религиозными объединениями осуществляются органами власти разных уровней: главой государства и высшими органами законодательной и исполнительной власти, отдельными федеральными министерствами и ведомствами, органами власти субъектов Федерации и муниципальных образований. Для этой цели во многих властных структурах образованы специальные подразделения.

Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации по своему статусу является консультативным органом, обеспечивающим взаимодействие Президента Российской Федерации с религиозными объединениями. В состав членов Совета входят представители религиозных организаций.

Комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации образована в целях рассмотрения вопросов, возникающих в сфере государственно-конфессиональных отношений, в частности, касающихся передачи имущества религиозным организациям. Представители религиозных организаций приглашаются на заседания комиссии, но не являются ее членами. При данной Комиссии действует Совет по хаджу, занимающийся вопросами паломничества российских мусульман.

В субъектах Федерации существуют подразделения и должности по связям с религиозными объединениями в структуре администрации региона. В качестве таковых они независимы от федеральных органов власти, отличаются многообразием организационно-правовых форм.

В Республике Дагестан органом исполнительной власти, образованным в целях реализации государственной политики в отношении религии и религиозных организаций, является Комитет Правительства Республики Дагестан по делам религий.

При Президенте РД с июля 2006 года действует Совет по взаимодействию с религиозными объединениями, в который вошли руководители и представители всех традиционных конфессий республики.

Потенциал религиозных организаций в деле сохранения в обществе духовности, высокой морали, веротерпимости, братских отношений между людьми различных национальностей, укреплении чувства патриотизма у верующих по отношению к своей Родине очень высок, это общепризнано. Тем важнее сегодня направить общие усилия государственных, муниципальных органов власти и религиозных организаций в единое, конструктивное русло, выработать такие формы сотрудничества, которые объединяли бы, а не противопоставляли духовенство и светскую интеллигенцию, верующих и общество в целом.

Нельзя, конечно, не учитывать, что отношение к некоторым понятиям и жизненным проблемам не может быть одинаковым у государства, опирающегося на Конституцию, и у религиозных организаций, опирающихся на религиозные учения. Если Конституция предусматривает плюрализм и приоритет прав человека, то религиозные организации имеют достаточно строгие идейные рамки, и то, что выходит за эти рамки, воспринимается ими как грех, которому верующий человек должен противостоять. Поэтому иногда возникают разногласия между представителями религиозных организаций и светского общества по тем или иным вопросам. В этих случаях необходимы поиски общего, которые не возможны без взаимодействия, конструктивного диалога. Огульная критика, высказывание претензий в подобных вопросах бесперспективны и бесполезны. Тем более, что экстремистские силы стараются использовать подобные противоречия для сталкивания сторон, дискредитации их в глазах друг друга, ослабления объединенных усилий против псевдорелигиозной идеологии. Роль религиозных лидеров, духовенства и богословов, сегодня состоит в немалой степени в том, чтобы сочетать реалии современной жизни с религиозным учением, сближать одно с другим, использовать возможности свободного развития в контакте с обществом и государством, с наукой и образованием.

Случается, что некоторые представители исламской общины проявляют негативное отношение к светской культуре, образованию, искусству и другим нерелигиозным составляющим культуры вообще, хотя отказ от данных институтов светского общества фактически означал бы отказ от многих направлений высшего образования, профессионального и творческого роста и многого другого, без чего немыслим инновационный путь развития нашей республики и государства в целом. На самом высшем уровне не раз было заявлено, что основные инвестиции сегодня должны быть вложены в человека, в человеческий капитал, так как только умный, образованный, талантливый человек может поднять страну. 11 марта с. г. в Туле прошло заседание Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ, в котором участвовали Дмитрий Медведев и основные религиозные лидеры страны. По его итогам было принято заявление, в котором отмечается, что «именно молодым людям присущи активная жизненная позиция, творческая инициатива, новаторство, тяга к образованию, науке и инновациям, критическому познанию мира», и сегодня эти качества «востребованы как никогда».

Для нашей «молодежной» республики это особенно актуально. Дагестан издавна был известен как один из духовных центров Кавказа, а дагестанцы всегда проявляли большой интерес к знаниям, учености, были активны и предприимчивы. Именно воспитание всесторонне развитых, духовно богатых, образованных людей, способных решать сложные задачи, которые ставит перед ними современная реальность, должно стать той общей целью, ради которой необходимо объединить усилия духовенства, научной и творческой интеллигенции, всех заинтересованных сил дагестанского общества.

Это очень важное направление совместной работы. Именно здесь обществом утрачены многие позиции, отошли на второй план лучшие народные традиции, идет их подмена худшими образцами массовой культуры. Именно в этом направлении особенно ценны совместные усилия духовенства, интеллигенции, ветеранов и других общественных сил, поддержка их со стороны государственных и муниципальных органов.

И еще. Есть надежда, что с созданием в Махачкале Северо-Кавказского университетского центра исламской науки и образования (СКУЦИНО) у нас появится больше представителей духовенства грамотного, подготовленного к работе с образованной аудиторией, отвечающего требованиям сегодняшнего дня, не просто специалистов по обрядам. Мы надеемся, что выпускники исламского университетского центра будут обращаться не только к формальной стороне ислама, а к его лучшим духовно-нравственным и культурным традициям. То, что центру оказывается большая моральная и материальная поддержка со стороны государства, говорит о большой заинтересованности в развитии качественного исламского образования. Все мы понимаем, насколько это актуально для нашей республики, и надеемся, что новый исламский университетский центр оправдает наши надежды.
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»