07:00 | 17 октября, Ср

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

Притягательная сила родного очага

A- A+

Приближенность проблем религиозного экстремизма к каждому российскому региону не может не вызывать множества вопросов, ответы на которые пытаются дать современные политологи, эксперты.


Но существует другая часть оппонентов, уверенных в том, что не стоит драматизировать ситуацию, что все со временем рассосется само собой. Но очевидно, что даже при поверхностном обзоре сложившейся картины четко вырисовываются масштабы разрастающейся чумы нового века, пустившего глубокие корни искусственно созданного в лабораториях западных, ближневосточных политтехнологов заболевания. И рецидив смертоносной болезни достиг такого уровня, что теперь уже никакой консилиум не поможет одномоментно справиться с недугом, охватившим весь мир.

 В нашей республике своя особая специфика природы перманентного явления, к которой прибегают тайные и явные приверженцы создания в южном российском приграничье прецедента для отторжения горного края от России. В этой яростной, не знающей жалости войне борьба разворачивается главным образом за молодое поколение, его отторжение от традиционных духовно-нравственных ценностей. Так какие же механизмы должны лежать в основе государственной политики, чтобы сохранять единство в многообразии? Что должно стать той притягательной силой, что объединяет, а не разобщает, от чего невозможно оторваться, потому что это часть тебя самого. Ответы на эти вопросы мы искали в беседе с авторитетным ученым, политологом, профессором ДГУ, руководителем НОЦ «Инновационные технологии в менеджменте», зав. кафедрой «Менеджмент» факультета управления ДГУ, заслуженным деятелем науки РД, лауреатом Государственной премии РД в области общественных наук Абдурахманом ГУСЕЙНОВЫМ.

Абдурахман Гаджиевич, вы много лет занимаетесь региональной политологией, социологией и журналистикой. Насколько, на ваш взгляд, проблема информационных войн обострилась на современном этапе? Считаете ли, что в интернет-пространстве против нашей республики объявлена информационная война?

– Можно ли рассуждать о том, что эта война имеет четко обозначенные границы? Думаю, что нет. Сегодня существующие экстремистские порталы активно ведут свою деятельность, они живучи, хорошо оплачиваются. И в случае их уничтожения растут, множась, как головы дракона. Они проявляют необыкновенную изощренность в обработке сознания, конечно же, в первую очередь молодого поколения, хотя в их сети попадает и среднее поколение. В основе идеологии запрещенной на территории нашей страны организации ИГИЛ, кроме воздействующих на психологию средств зомбирования сознания, лежат вполне легальные обращения. Они направлены на рекрутирование личности, не нашедшей свое место в жизни, безработных, обиженных, тех, кто считает, что он остался нереализованным, не достиг карьерного роста, кто входит в социальную группу, испытывающую острый недостаток в средствах, перебивающуюся от зарплаты до зарплаты. Сюда можно отнести и такой важный компонент, как героизация ИГИЛ, создающий образ эдакого бравого борца за справедливость, за чистый ислам. Проповедники фундаментализма оказываются сильнее еще и потому, что с международным терроризмом бороться крайне сложно, учитывая, какие средства вкладываются в борьбу за мировое господство, передел территорий государств, переживающих глобальное перемещение народов с континента на континент. И мы сегодня имеем возможность наблюдать, какие проблемы переживает та же Европа, оказавшаяся под катком мультикультурализма, не интегрирующего, а навязывающего свои ценности в противовес традиционным европейским.

– Можем ли мы оставаться в стороне от «сумасшедшего Вавилона», нахлынувшего на мировое пространство? И как удержать российские рубежи от террористических группировок, яростно уничтожающих стариков, детей, женщин, полицейских?

– Знаете, когда мне говорят о якобы негативных системных проявлениях среди молодежи, я отвечаю, что много лет преподаю в ДГУ и вижу, какие настроения витают среди молодежи, чем она заинтересована, во что верит, к чему стремится. В действительности там, где молодежь занимается делом, а не валяет дурака, там нет предпосылок для проявления экстремизма, террора. И еще. Я знаю, чем дышит каждый мой студент. И поэтому говорю им, что дорогу в жизнь прокладывают знания. Это и карьера, и материальное благополучие, и возможность получить признание не только в своей стране, но и за рубежом. И поэтому стараюсь внушить своим студентам, что ортодоксальность не всегда во благо. И если ты, например, молишься, это не значит, что должен уходить с лекций. Все это можно восполнить потом с вечерним намазом.

Я уверен, что когда религиозные и светские институты выберут общую для всех тональность, тогда можно будет избежать серьезных противоречий. Вот я преподаю дисциплины «креативный менеджмент», «управление изменениями», «управление по результатам», «управление конфликтами». И знаете, как внимательно меня слушают студенты, потому что каждый из них понимает, что я говорю о востребованных в экономике современных менеджерах. Я знаю, что многие не любят этот термин, тем не менее в чистом виде это управленцы, дефицит которых испытывает наша республика, да что там республика, даже самые продвинутые в инновациях страны, ведь технологии меняются так стремительно, что знания устаревают, и им на смену приходят совершенно другие инновации.

– Но сегодня мы говорим не только о студенчестве, которое худо-бедно находится под присмотром, а о той части молодежи, которая оторвана от светской жизни и пребывает в некой эйфории от чуждых нам представлений, отождествляя себя не с дагестанцами, россиянами, а с чуждой средой, той, куда они стремятся, предавая не только свою Родину, родной очаг, отца с матерью, но и традиции, обычаи, адаты, которые считались незыблемыми.

– Сегодня мы говорим о системности явлений и о той же системности в противостоянии с ними. Как известно, традиционный ислам является транслятором мирной, гуманистической религии, не терпящей насилия и уж тем более принуждения, навязывания ортодоксальных взглядов. Когда-то вместе с руководителем на тот момент Росстата республики С. Ильяшенко мы проводили социологические исследования, касающиеся верования, приверженности религиозным институтам в нашей республике. Так вот, оказалось, что статистика находится в прямой зависимости от формулировки вопроса. Я это говорю к тому, что сегодня надо избегать крайних оценок. Например, на вопрос «верующий ли вы» тогда, в 1998 году, девяносто пять процентов респондентов ответили «да»; исполняете ли вы религиозные обряды – 85 процентов ответили утвердительно; а вот на вопрос, выполняете ли вы все обряды, – только 15 процентов ответили утвердительно. Таким был уровень религиозности населения. Да, в настоящее время религиозность населения возросла. Но необходимо не допустить радикализации общественных отношений. Это вопрос вопросов.

Теперь о том, что должно стать движущей силой в борьбе с экстремизмом, терроризмом. Думаю, что все сегодня согласятся с тем, что это дело не только правоохранительных органов, это наше с вами дело. Ведь что такое свобода? Мы как-то очень вольно ее трактовали в начале 90-х. Но надо понимать, что свобода – это прежде всего осознанное восприятие демократии. Равно как и демократия – осознанное восприятие свободы. На дворе новый век, и мы должны исходить из рамок правового поля. Знаете, что я хочу сказать. Сегодня мои труды публикуются во многих странах мира, и эту возможность я получил благодаря своему научному осмыслению политических, социально-экономических процессов у нас в стране и за рубежом. Для современной личности необходимы прежде всего востребованность, самореализация, достижение социального статуса как в интересах личности, так и в интересах страны, ее будущего, которое зависит от умных, креативных, деловых специалистов. Вот то главное, что может удержать человека от ортодоксальных экстремистских идей.

– Что вы думаете о мировоззрении современного дагестанца и можно ли сегодня рассуждать о патриотизме как об идеологии?

– Вы задали трудный вопрос. Политическая система России как самостоятельного государства формируется в течение четверти века. Но, я думаю, что все встанет на свои места, когда мы окрепнем экономически и политически. Согласен, сложно делать прогнозы относительно стабильности современного мира, когда порожденный западными, ближневосточными политтехнологами ИГИЛ оказался опасным для всего человечества. И сегодня, надо это признать, никто не застрахован от того, что не окажется его заложником. Как этому противостоять?

Уверен, что управление информационными потоками должно носить системный характер. И в нашей республике необходимо выработать механизмы по противодействию экстремистской деятельности, прибегая к мощному ресурсу крупных медиа-холдингов, транслирующих происходящие в республике позитивные изменения, создавая имидж Дагестану не как воюющему анклаву, а как, например, туристическому кластеру, региону, привлекательному для притока инвестиций.

Нельзя забывать и о том, что горный край славен уникальными традициями многонационального Дагестана. Это как шкатулка с секретом, открыв которую, не можешь наглядеться на рукотворное народное искусство, не устающее поражать многообразием форм устного, народного творчества, того же национального костюма. Музей под открытым небом – Дагестан – может гордиться самобытными ремеслами, памятниками архитектуры. И здесь есть что посмотреть даже самому привередливому туристу.

– Возвращаясь к главному: что должно стать той мощной мобилизующей силой в противодействии с террором, экстремизмом в нашей республике?

– Это борьба за умы прежде всего. И инициатива должна исходить от общества, интеллигенции республики. Изначально с детства горец должен впитывать все нормы дагестанского намуса – уважение к старшим, традициям, обычаям семьи, рода, села, города. Многое зависит от школы, светских и религиозных образовательных учреждений, которые должны пропагандировать этикет поведения в светском государстве, республике, не ущемляя ничьих интересов. Да, я понимаю, что воевать все равно придется с теми, кто взял в руки оружие и даже не пытается услышать голос разума, голос матери, отца. И поэтому необходима точечная работа с рекрутируемой молодежью, оказавшейся под влиянием чуждой нам идеологии. Иначе нам не остановить уход дагестанской молодежи в экстремистские организации.

Системные преобразования требуются не только со стороны республиканских органов власти, но и органов местного самоуправления. Гражданское общество, общественные организации должны стать активными проводниками государственной политики.

Что касается некоторых СМИ, ведущих провокационную, а порой и противоправную деятельность на своих страницах, завуалированно поддерживающих экстремистские организации, призывающих к противостоянию органам власти, то с ними разговор должен быть коротким – в соответствии с законом. И еще. В нашей стране в свое время были разработаны и приняты Концепция и Стратегия по противодействию экстремизму и терроризму, где четко сформулированы приоритетные направления деятельности государственных, муниципальных органов власти, институтов гражданского общества. Это и есть главный посыл противодействия любым формам экстремизма и терроризма.

(Материал подготовлен в рамках реализации государственной программы РД «Комплексная программа противодействия идеологии терроризма в Республике Дагестан на 2016 год»).

Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Общество»