Сетевое издание «Дагестанская правда»

12:00 | 21 января, Чт

Махачкала

Weather Icon

Прививка от обнищания. Духовного

A- A+

Что бы ни говорили о том, что ресурс печатных СМИ исчерпал себя, мы считаем, что рано списывать бумагу, которая из века в век верно служила людям, заставляла, перелистывая «живые» страницы книги, газеты, размышлять, совершенствовать свою природу, передавая последующим поколениям свод бесценных истин, мировое культурное наследие.

Да, технологии нового века изрядно подпортили устоявшееся отношение к печатным СМИ. Но все же, несмотря не невиданную информатизацию общественных отношений, тот же Интернет, опережающий любое, даже самое современное печатное издание, пока уступает свои позиции, а газеты, журналы продолжают свое существование, находя читателя даже в хваленой Америке, где, казалось, уже нет места архаичной бумажной версии. И даже самые известные в мире издания продолжают оставаться востребованными среди читателей, выпуская наряду с электронными и бумажные версии. Вместе с ними весь мир все еще отдает предпочтение той же утренней газете, а уж муниципальные печатные издания так и вовсе в числе самых востребованных. По-прежнему в глубинке читатель за утренним чаем предпочитает прочитывать газету, которую, как в былые времена, носит почтальон.

Да, согласна с теми, кто убежден, что существование печатных СМИ – вопрос времени. Но, с другой стороны, вспомним, что каких-то 20-30 лет назад утверждалось, что, например, умрет театр. А он не только не умер, но и продолжает оставаться храмом, очищающим душу человеческую. Другое дело, что коммерциализованные представления под названием «спектакль» не всегда отвечают запросам общества, которому необходимо в век невиданных страстей, агрессии прикоснуться к высокому, ощутив в себе нравственный посыл, оберегающий от духовного обезличивания.

Родственные по сути (идет ли речь о журналистике, театре, поэзии и прозе, каждый из которых по-своему понимает силу слова), они формируют психологию человека, общественное мнение. Если же говорить о заряженности современных СМИ, то они ближе чем кто бы то ни был к потребителю медийного продукта, требующего самую свежую информацию. Сегодня в одной только нашей республике более пятисот различных изданий. В большей степени развита свободная журналистика. Но вместе с тем, если попытаться пристрастно проанализировать степень информационной насыщенности того или иного издания, сразу возникает чувство некой привязанности к так называемым «обсуждаемым», а значит конъюнктурным темам.

Контент государственных СМИ носит более выраженный «властный» характер, то есть они выражают точку зрения самой власти, что не означает их абсолютную закрытость, зашоренность, хотя и такое случается. Как и их «свободные» коллеги, они испытывают сложности с распространением своих изданий. А тиражи находятся в прямой зависимости от почты, снимающей пенку за все, что можно, вплоть до каждой мелочи, результатом чего является высокая подписная цена. И это в период кризиса, когда, конечно же, каждая среднестатистическая семья предпочтет купить мешок муки, нежели подписаться на журнал, газету, стоимость подписки на которые только на полгода составляет 1150 рублей. Это я про «ДП». Что же касается других СМИ, то они просто вынуждены закрываться, не потянув в своем бюджете дорогую доставку, типографские расходы. А еще прибавьте сюда зарплату журналистам, людям, обеспечивающим технический выход издания. Так и живем. Есть ли какой-то выход? Вот недавно по телевидению прошла реклама частной фирмы, предлагающей оказывать почтовые услуги, доставку грузов. Хорошо, конечно, когда есть право выбора. Но, боюсь, такую коммерческую нагрузку на редакционный бюджет вряд ли потянут республиканские СМИ, как, впрочем, и свободные.

С другой стороны, что бы там ни говорилось о трудностях, недостаточном, практически на нулевом уровне состоянии информационно-коммуникативной базы СМИ, когда респуб-

ликанским журналистам работать приходится на компьютерах «времен Очакова», а о переоснащении нет и речи, говорят, дорого, нет на это необходимых средств, сталкиваешься с другим порадоксом – СМИ СКФО, а значит, и дагестанские республиканские СМИ входят в пятерку лучших среди российских регионов. Другой вопрос, которым часто задаются и сами СМИ: насколько востребована сегодня та или иная газета в самих регионах? Находит ли читатель в ней то, что его интересует. А интересует его, как правило, не только, что происходит в мире, но и в первую очередь какими проблемами живет республика, какова жизнь внутри самих муниципалитетов.

Собственно, сам читатель, строптивый, дотошный, пристрастный, как тончайший камертон, реагирует на тот или иной контент газеты. Отдавая препочтение конкретному изданию, требует от него честного, непредвзятого анализа и, самое главное, позиции журналиста, которая, как известно, играет огромную роль в политических пристрастиях самого читателя. Кто бы сомневался в том, что любое издание, будь то онлайн или печатное, должно снабжать своего читателя самым свежим продуктом.

Главное – не идти на поводу конъюнктуры, на потребу интересам толпы, иной раз хорошо организованной, проплаченной, как, впрочем, и те или иные СМИ. В этом есть опасность заморачивания головы несведущим людям, привыкшим к СМИ как к объективному источнику, транслятору происходящих событий в республике.

Похоже, мы разобрались с тем, что главное в работе журналиста. Конечно же, способность трезво оценивать происходящее во власти и важность того, насколько сама власть готова к диалогу с читателем, чтобы услышать от него, что он сам думает о власти. А думает он не всегда в унисон с чиновниками, для которых власть – дополнительный рычаг для обогащения. И так уж получается, что чем больше власть призывает к борьбе с коррупцией, тем больше ее, этой пресловутой коррупции, справиться с которой сложно не только республиканской, но и федеральной власти, периодически демонстрирующей показательные суды над чиновниками самого высокого ранга.

Да, как ни крути, уровень доверия к журналистике прямо пропорционален уровню доверия к самой власти. И диалог власти и общественных институтов только формируется, да, трудно, да, спотыкаясь, наступая на пресловутые грабли, но все же продвигаясь вперед. Но и нам, «любым» СМИ, многое стоит пересмотреть в своих отношениях с властью, перестав, с одной стороны, быть буфером, с другой, перевертышем в событиях, накал страстей которых иной раз так зашкаливает, что, кажется, вот он, страшный, непредсказуемый бунт, спровоцированный надрессированными, сыгравшими роль детонатора СМИ.

Наверное, стоит сказать и о том, что каждое СМИ, каким бы ни был его контент, должно осознавать, что вброс заведомо ложной информации чреват последствиями для самих СМИ, иной раз торгующих компроматом, как редиской на рынке. Разговор начистоту назрел давно, и он должен быть аргументированным, последовательным. У каждого журналиста немало вопросов и к официальной информационной политике в республике. Можно ли, например, утверждать, что на каркас этой самой информполитики нанизывается спектр различных точек зрения по поводу развития ее стержневых направлений? Как выстраивать информполитику внутри самой республики, на федеральном уровне, чтобы сохранять разумный, а не бездумный компромисс?

 Можно ли быть убежденным в том, что линия того же противодействия экстремизму, терроризму эффективна? Или все же мы проигрываем ее, несмотря на мощный информационный, административный ресурс? Согласитесь, если, например, обратиться к внешнему выражению политических пристрастий, то раскрас хиджабов, количество мечетей, строящихся практически в каждом квартале, наталкивает на размышления о том, что светскость в горном крае мало чем отличается от несветскости. И как тут найти золотую середину между позицией официального ДУМД от их братьев по вере, превращающих мудрую, гибкую религию в смертоносный огонь, уничтожающий молодое поколение, а ислам – в религию войны.

Выдерживая тональность арабоязычной риторики, четко осознаешь, что она становится не то чтобы вровень, но идет на опережение светских устоев, национальных традиций, корневой основы дагестанцев. Мы теряем молодежь, все настойчивее пополняющую ряды запрещенной в нашей стране организации ИГИЛ. И реального противодействия этому крайне серьезному явлению, как показывает практика, нет. Почему же пришлые дервиши оказываются сильнее нас? Этот вопрос я адресую своим коллегам, в том числе из свободных СМИ, вольно и невольно пропагандирующих романтический образ эдакого спасителя душ, да и всего человечества, погрязшего в невежестве, разврате, извращении, утере духовно-нравственных идеалов.

Так ли это на самом деле? Я думаю, что каждому журналисту, где бы он ни находился, важно понимать, что каждое ненароком сказанное слово, настойчивая пропаганда насилия, тиражирование идей ближневосточных, западных пастырей может обернуться против него, против его семьи, близких, теряющих сегодня своих сыновей и дочерей как на войне.

Уверена, что споры о том, насколько сегодня действенно слово, разит ли оно, как штык, насквозь или словно холостой выстрел не достигает цели, только тогда окажутся реально продуктивными, когда каждый из нас осознает, что от него зависит, каким будет его будущее и будущее земли, на которой он родился.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»