Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:00 | 27 сентября, Вс

Махачкала

Weather Icon

Провожал сын отца…

К 75-летию Победы
A- A+

Дети военных лет хранят в своей памяти много волнующих эпизодов, связанных с их родными. До недавних пор жил в селе Утамыш Каякентского района Султанахмед Даудов (на снимке), 1929 года рождения. Всю жизнь он хотел знать, где и когда погиб его отец во время Великой Отечественной войны. Последний раз он видел отца, когда провожал его на фронт и вместе с солдатами даже проехал в военном эшелоне несколько станций. О том, как путешествовал, провожая отца и возвращаясь обратно, его рассказ. А начал он с воспоминания о своем дяде.

«У меня был дядя Мукаил Мамаков. Его призвали в армию, он прошёл всю Великую Отечественную войну и вернулся домой без единого ранения. После войны в колхозе работал весовщиком. Раньше очень много зерна было, на полях склады были. Приехал однажды на повозке к нему товарищ, дядя взял да и отдал ему два мешка зерна. Об этом узнали власти, судили его. Срок ему дали небольшой, т.к. на его иждивении находились мать и тетка, отец умер. Его пожалели и оставили отбывать срок рядом с домом, между Каякентом и Избербашем, на станции Инчхе — там был лагерь заключенных.

Однажды во время завтрака дядя возмутился тем, что заключенным выдали черствый хлеб. Он подошёл к начальнику и говорит: «Зачем нас таким твердым хлебом кормишь?», и этой твердой горбушкой ударил начальника. За это его отправили на Север, там он и погиб в лагере. А его жена уехала за ним и тоже не вернулась домой.

Отца моего звали Гиччихан Даудович Даудов. После призыва в армию его отправили в Тбилиси, где обучали два с половиной месяца, после чего отправили на фронт. Когда их везли на фронт (поезд шёл через Азербайджан), солдаты-дагестанцы сообщили родным телеграммой, когда их эшелон будет в Каякенте. Мне тогда было тринадцать лет. Родственники собрались идти пешком в Каякент – это примерно тридцать километров. В три часа утра вышли в дорогу, чтобы вовремя успеть.

Султанахмед Даудов всю жизнь хотел знать, где и когда погиб его отец. Послед­ний раз он видел отца, когда провожал
его на фронт

Подошли к станции незадолго до приезда поезда. Подошёл военный эшелон, а мы не можем найти своих родственников: не узнали их, но они сами отыскали нас. Мы передали им деньги, продукты. В то время ходили паровозы, которым необходимо было много воды для паровых котлов, поэтому возле каждой станции стояли водонапорные башни. Заправили паровоз, он дал гудок — сигнал к отправлению. А я в этой суматохе потерял отца. Смотрю, поезд трогается и постепенно набирает ход, ну я и запрыгнул в тамбур. Эшелон шёл на станцию «Махачкала», там тоже предстояла остановка для заправки.

В это время ко мне подошёл военный с автоматом и спрашивает: «Что ты здесь делаешь? Я тогда по-русски не понимал, по-кумыкски отвечаю: «У меня отец здесь, не могу найти». Оказывается, военный был азербайджанец, а наши языки похожи. Он понял меня, спросил, как фамилия отца. «Даудов», — говорю. Он взял меня на руки, понес по перрону и кричал: «Гиччихан! Гиччихан! У тебя здесь сын!». Отец увидел меня, взял на руки. Перед Махачкалой около железной дороги для солдат была организована полевая кухня с горячей пищей. Отец оставил меня с дежурным, затем вернулся и говорит: «Возвращайся, сынок, домой. Вот тебе деньги и хлеб…». Мы простились и больше я отца своего не видел. Пришло только два письма от него с фронта.

Расставшись с отцом, я дошёл до вокзала Махачкалы, ходил по залу ожидания. По-русски не знаю ни слова и некого спросить, как мне доехать до дома. Стал прислушиваться к разговорам в надежде услышать родную речь. Услышал: наши! Постоял в сторонке, прислушался — точно, кумыки! Спросил, как мне доехать до Каякента. Они объяснили, что на пассажирский поезд меня не возьмут, нужно ехать товарным. Показали куда идти. Пошел я пешком, а как товарняк остановился, сел в него и поехал. По дороге проводник ко мне подошел, спрашивает: «Куда едешь, зачем сел в поезд? В школу ходишь?». Я ответил, что мне нужно на станцию Каякент. Подъехали поздно вечером. У меня там знакомые были, у них я и переночевал. Утром встал, на море сходил, рыбы набрал и с рыбой пришёл домой. Мать, естественно, меня отругала, говорит, потеряли тебя».

… Через пять лет самого Султанахмеда призвали в армию на четыре года, служил в пограничных войсках Грузии, а именно в Аджарии на границе с Турцией. После службы пришёл домой, женился на Рапият, родились сын и три дочери. Сына назвал в честь отца Гиччиханом. Сейчас Рапият старшая в семье, ей приходится решать много житейских вопросов, ведь у неё немало внуков и правнуков, есть уже и праправнуки.

Не стало Султанахмеда в 2018 году. Он так и не узнал, где похоронен его отец, и только недавно дети нашли записи на сайте «Память народа»:

«Даудов Гиччихан, красноармеец, беспартийный, 1900 года рождения. Призван пятого июня 1943 года Сергокалинским районным военным комиссариатом Дагестанской АССР. Сын — Султанахмед Даудов. Пропал без вести в марте 1945 года».

Сын Султанахмеда, Гиччихан, также отслужил в Советской армии два года в танковых войсках на Украине.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «К 75-летию Победы»