Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:00 | 21 октября, Ср

Махачкала

Weather Icon

Реабилитирован. Посмертно

A- A+

Сталинские репрессии не случайно называют одной из самых трагических страниц в истории нашей страны. Что и говорить, страшное было время: одних отправляли в ГУЛАГ, других приговаривали к расстрелу. Высшую меру наказания избрали и в отношении моего прадеда по материнской линии Магомеда Мусаева, хотя ничего противоправного он не совершал.

Жертвой репрессий в тот период мог стать любой, приговор нередко выносился без суда и следствия, для этого хватало обыкновенного доноса.

В случае с ним так и произошло. Сельчане, позавидовав материальному благополучию соседа, написали соответствующее письмо-поклёп в НКВД. В 1932-м его арестовали, а через пять лет расстреляли. Где похоронен — неизвестно. Потом, спустя годы, посмертно реабилитировали.

Гонениям подвергались и семьи репрессированных. У Магомеда было четыре сына и одна дочь, они не знали спокойной жизни.

«Судьба этих людей трагична. К арестованным применялись изощренные пытки, которые не все выдерживали и подписывали любые заранее сфабрикованные обвинения», – пишут составители сборника «Репрессии 30-х годов в Дагестане» Г. И. Какагасанов, М. Д. Бутаев,
Р. И. Джамбулатова.

Если говорить в цифрах, то более близкие к масштабам гонений данные о репрессированных, по мнению авторов, дают материалы их реабилитации, проведенной в конце 80-х и начале 90-х годов. По данным МВД республики, общее количество репрессированных по Дагестану за 30-50-е годы составило 14 тыс. человек.

Под маховик репрессий попали также те, кто помогал ковать победу в 1941-1945 гг., но оказался в плену. Вспоминаю встречу с ветераном Великой Отечественной Магомедом Магомедовым из селения Викри Дахадаевского района, которого, к сожалению, уже нет с нами. С началом войны его старших братьев призвали на защиту Родины. Магомед тоже хотел пойти воевать. Пусть и была бронь, решил записаться добровольцем, скрыв свой недуг. Видя пылкий, настырный характер, в военкомате приняли призывника. Предполагал ли он тогда, через какие трудности придется пройти?

В ходе одного из боев Магомеда вместе с сослуживцами взяли в плен. Случилось это в районе Сапун-горы, что под Севастополем. Немцы всячески пытались переманить уроженцев Кавказа на свою сторону. Через своих пособников они давали понять, что кавказцы им не враги, говорили: «Вам нечего бояться». Фашисты часто хвалили Гитлера, который якобы освободил кавказцев от узурпатора Сталина.

– Среди нас был такой товарищ – Саид, – рассказывал Магомед Мусаевич. – Он сотрудничал с немцами, уговаривал последовать его примеру. Некоторые соглашались. Меня тоже уговаривали, однако я отказался – не хотел предавать свою Родину.

Салют Победы ветеран встретил в Киеве. Красная Армия освободила его из плена 18 января 1945 года.

– Мы радовались, думали, что свои примут, согреют, но нас встретили, как чужих, – говорил он с болью в сердце. – Мы снова стали врагами, только теперь уже для своей страны.

Фронтовику было очень обидно, ведь его, воевавшего на передовой, считали подследственным, подозревали в измене. Впоследствии он был осужден, отбывал срок в Караганде. После освобождения Магомеду Мусаевичу понадобилось еще немало усилий, чтобы доказать свою правоту, и его полностью реабилитировали: Ростовская Северо-Кавказская военная прокуратура признала факт отсутствия в действиях солдата состава преступления.

Ширвани Айгунов

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»