00:56 | 17 декабря, Вс

Махачкала

17.12.2017
1EUR69.4298Руб0.0000
1USD58.8987Руб0.0000

Родина поэтов, сказителей и певцов

Туризм
A- A+

То, что республика преображается, отмечают не только сами дагестанцы, но и гости столицы, отдыхающие на турбазах, расположенных в горах, на берегу Каспия, нежась в лучах солнца, которого многим из них так недостает в центральных российских регионах. Исторические памятники, необыкновенные по красоте местные достопримечательности, горы и море, создающие особое настроение, – все это вызывает у туристов восторг и желание вновь вернуться сюда, в оазис теплого моря и гармоничного пространства.

Об этом и пошел разговор с контр-адмиралом, прославленным подводником Виктором Ивановичем Самсоном, его супругой Валентиной Петровной, дочерью Анжеликой, приехавшими в Дагестан по приглашению Главы республики. Впечатлений у семьи Самсон более чем предостаточно. Но первый вопрос был не о том, как они отдыхают, а о том, на что обратили внимание, чему удивились, над чем задумались. Сам Виктор Иванович – человек легендарной судьбы, о котором мы еще расскажем, – подмечает мельчайшие детали и не торопится делать выводы. И как кадровый военный акцентирует внимание на главном, что отличает наш регион от других.

– Я ведь много лет служил на подводной лодке в Гаджиево, городе, названном в честь вашего земляка М. Гаджиева. Был знаком с его братом, знал все о судьбе этого необыкновенного человека, героя. Но не предполагал, что наступят времена, когда познакомлюсь и подружусь на всю жизнь с Р. Абдулатиповым, приеду сюда, чтобы увидеть, как здесь живут люди, как некогда дотационный регион не просто сумеет за короткий срок встать на ноги, но и войти в ряд самых успешных, самодостаточных.

Поверьте, за то время, пока я находился в Дагестане, я успел почувствовать ту особую дружелюбную атмосферу, что окружает каждого, кто оказался здесь. Моя семья живет в Санкт-Петербурге, и многие, кто посещает наш город, отмечают теплоту жителей Северной столицы. Вот и тут, в Дагестане, мне показалось, что я дома, столь велико дагестанское гостеприимство. Мне пришлось много общаться с самыми разными людьми. И я видел не только искренний интерес к нам, но и чувствовал желание дагестанцев поделиться своим взглядом на то, что происходит в горном крае, продемонстрировать свою причастность к очень серьезным преобразованиям, происходящим в республике.

Мы оказались в Дагестане в дни проведения гамзатовского фестиваля «Белые журавли». Вместе с Рамазаном Гаджимурадовичем побывали в Гунибе, потрясшем нас величественными горами, беседкой Шамиля, Царской поляной, а еще санаторием для детей и турбазой «Орлиное гнездо». И вправду говорят, что Гуниб – вторая Швейцария. А какая национальная кухня здесь! Люди, таких теперь и не встретишь, – доверчивые, отзывчивые, теплые, открытые и очень откровенные. Многие из них говорили о том, что республика за четыре года не просто преобразилась, но изменилось само сознание дагестанцев, которые ко многому относятся иначе, воспринимая на личностном уровне проблемы республики.

Понимаете, это невозможно изобразить, придумать. Это сразу бросается в глаза. Мы побывали во многих дагестанских муниципалитетах, видели центры традиционной культуры народов России, музеи народного искусства. И везде, даже в самых высокогорных районах, обращали внимание на комфортабельные дороги, благоустроенные территории. Нигде нет мусорных свалок, как, например, даже в Италии. Да и дагестанские пляжи, можно сказать, на уровне европейских, их не отличишь от тех же турецких курортов. Можно быть уверенным в том, что в самое короткое время Дагестан займет свое место среди самых престижных российских, зарубежных туристических регионов.

– Вы побывали и в Дербенте, каким вам показался этот город?

– Древний город со множеством храмов, исчисляющих тысячелетия, Музей истории мировых культур и религий, древние улочки города, крепость Нарын-кала, сохранившиеся стены города двухтысячелетней давности. Это что-то необыкновенное, как будто ты попадаешь в другое измерение, другую эпоху. И на этом фоне уникальная по красоте приморская набережная, собирающая сотни людей в праздничные, выходные дни. Это местные жители, туристы, приехавшие, чтобы полюбоваться красотами города, новым обликом Дербента, органично сочетающего в себе древнюю и стилизованную современную архитектуру. Я и моя семья открыли для себя Дагестан. И бесконечно благодарны Главе республики за то, что он пригласил нас сюда, в край поэтов и певцов, где каждый житель – носитель древних культур и кладезь знаний об истории горного края.

– Виктор Иванович, не могу не спросить Вас о вашей службе подводника. Вы не просто участник похода советских атомных подлодок к берегам Америки, но и контр-адмирал, ветеран подразделений особого риска, выполняли функции старшего группы военных специалистов в Сирийской Арабской Республике с 1992 по 1994 годы, являлись военным советником Фиделя Кастро на Кубе.

– Жизнь военного человека – хлопотная, непростая, особенно когда речь идет о сложных международных ситуациях, когда ты чувствуешь ответственность за свою страну. Более двадцати лет я служил на атомных подводных лодках, командовал стратегическими ракетными АПЛ. Был назначен на должность заместителя командира дивизии подлодок. Позже – первым заместителем командира 10-й оперативной эскадры кораблей Тихоокеанского флота, командовал надводными кораблями.

Приходилось координировать работу нашей базы в Камране (Вьетнам), эскадры советских кораблей в Персидском заливе во время ирано-иракской войны, работал на Кубе, в Сирии. Многое повидал, участвовал в серьезных операциях, в частности, в первом в истории флота переходе АПЛ из Гаджие­во (Северный флот) на Камчатку через Северный полюс. На моем счету двадцать один боевой поход на стратегических подводных ракетоносцах. И многое в моей судьбе было такого, что и сегодня значится под грифом «Секретно». Служба такая…

– Совместная работа с Фиделем Кастро – отдельная тема в Вашей судьбе…

– В 1990-м году мне было предложено командованием отправиться на Кубу, чтобы передать союзникам накопленный опыт. Я покинул Персидский залив, где в течение четырех лет находились корабли тихоокеанской эскадры, охранявшей наши суда и нефтяные танкеры во время ирано-иракского конфликта. На Кубе мы контролировали поставки техники и вооружения. Делились боевым опытом, тактиками ведения боевых действий, опытом работы с личным составом.

Мое же личное общение с Фиделем Кастро было дружеским, теплым. Вспоминаю, что при нем на Кубе была создана одна из лучших в мире систем образования и здравоохранения. Кубинцы и сегодня остаются верны идеалам революции. Это удивительно мужественный народ, неунывающий, жизнерадостный. У меня остались самые теплые воспоминания.

– Вы выполняли функции старшего группы военных специалистов в Сирийской Арабской Республике. А ведь сегодня Россия выступает фактическим гарантом мира на Ближнем Востоке.

– Я уверен в том, что война, которую вели на территории Сирии международные военизированные формирования, могла бы привести к трагическому концу Сирии как самостоятельного государства и самого Башара Асада, его семьи. Ведь на самом деле та экспансия, что привела к фактическому разгосударствлению многих государств, в частности, Афганистана, Ирака, Ливии с помощью частных армий, могла стать катастрофой как для самой Сирии, так и для соседних государств. И Россия оказалась тем спасительным мостом, что позволил сохранить баланс мира в этом регионе.

В те годы, что я служил в Сирии, там соблюдался гражданский мир, но внутренняя разобщенность подтачивала страну изнутри. Сюда прибавьте интересы, активно подогреваемые иностранными государствами. Но сегодня ситуация радикально изменилась. И можно быть уверенным в том, что это та самая точка невозврата к прежнему диктату однополярного мира.

Статьи из рубрики «Туризм»