Сетевое издание «Дагестанская правда»

21:55 | 17 января, Вс

Махачкала

Weather Icon

«Россию любим не меньше вас!»

A- A+

Жители горной республики считают себя патриотами России, крайне обижаются на телевизионные новости про «террористов в горах», жалуются на то, что в Москве и Питере им не сдают квартиры, и обожают русский язык.

Это был совершенно обычный июльский день. Я заглянул пофотографировать пляж на Каспийском море в Махачкале (как раз открылся купальный сезон), и ко мне подошёл старый человек. В Дагестане народ куда проще, заговаривает с незнакомцами спокойно: особенно если по стилю одежды видно, что те приехали издалека.

– Здравствуй, сынок.

– Здравствуйте.

– Откуда прилетел к нам?

– Из Москвы, отец.

– Запомни: без России Дагестан умрёт. Так у вас всем и передай!

Это в общем всего одна бытовая сценка из многих, которые я наблюдал в горной республике. Мне очень часто по поводу и без говорили про любовь к России и русским. У нас-то в Москве, Питере или Екатеринбурге отношение к Кавказу своеобразное – дескать, они, небось, спят и видят, чтобы от РФ отделиться, там же периодически бородачи-ваххабиты с гор постреливают и что-то взрывают. Однако скажу сразу: я заявился в Махачкалу неофициально и намеренно не встречался с чиновниками, каковые (будем уж откровенны) возят прессу в образцово-показательные аулы для встреч с образцово-показательными аксакалами. Оказалось, в Дагестане всё совершенно иначе, чем видится по телевизору во время репортажей о контртеррористических операциях. Да уж, столько людей в футболках с надписью «Россия» на улицах я в Москве никогда не видел.

«Хватит ругать Кавказ!»

Разумеется, сами дагестанцы крайне не любят, когда им говоришь: ну вот, у вас же в горах до сих пор боевики есть. Сразу начинается яростный отпор: а что, у вас их нигде больше нет? Почему любую проблему с исламистами на Кавказ сваливают? Последний теракт в Питере – его разве приезжий из Дагестана осуществил? А откуда тогда взялось такое мнение? Короче, тема больная.

– Действительно, несколько сотен человек уехали отсюда воевать к исламистам в Сирию, было такое, – неохотно признаётся Ахмед, владелец местного кафе. – Раньше власти вообще ничего не делали – вербовщики открыто ходили по Махачкале. Я лично одного «добровольца» знаю – спортсмен, нормальный парень был, но кто-то голову ему задурил вконец. Свалил в Сирию, и там убили его почти сразу. Никто из тех, кто отправился на «джихад», назад не вернулся. И слава Аллаху, я так считаю. Хотя из Москвы тоже девушка уехала, на границе перехватили… Как её фамилия? Караулова? Видишь, везде такое случалось. Да, у нас в ущельях, бывает, бандиты прячутся. Но ведь в Дагестане 3 млн человек живёт. И что, всех нас считать террористами? Аллахом клянусь, случись что – я первый за Россию воевать пойду!

«Отец погиб за страну»

Также местные граждане в обиде на отношение к ним жителей крупных российских городов. «Вот рассуди, брат, – допытываются у меня в кафе. – Кому хозяева-частники в Москве легче свою квартиру сдадут – чеченцу или дагестанцу?» «Не знаю». «Э-э-э, огорчать просто не хочешь. Наверняка чеченцу. А чем дагестанцы хуже? Мы ведь Россию обожаем». 

Серьёзно, такой «бытовой», не управляемый сверху патриотизм, как в Дагестане, я наблюдал не везде в регионах. Политиков наших могут ругать, страну всегда хвалят. Тут уверены: если республика не была бы частью России, ей бы не выстоять в августе-сентябре 1999 г. против вооружённых банд Басаева и Хаттаба. «Прошло почти 20 лет, но мы не забываем российских солдат, которые погибли за нас, – говорит мне женщина, продающая черешню на Втором рынке Махачкалы. – Грустно, когда в других городах России полагают, что Дагестан – это логово террористов. Да мы Россию ничуть не меньше вас любим!»

– Мой отец погиб в 1999 г., участвовал как ополченец в операции в Новолакском районе, – рассказывает тренер студенческой футбольной команды Рамазан Магомадов. – Поэтому, если я слышу: а-а-а, эти дагестанцы от России хотели отделиться – извини, моментально хочется в морду дать. Кто хотел, где, зачем? Мы против боевиков начали воевать ещё в начале 90-х, и людей у нас пачками уже убивали, когда в Москве и Питере ещё не было ничего! Я по праздникам на балконе вешаю российский флаг и на машину прикрепляю тоже. Это в Дагестане нормальная практика, брат!

Стоит вызвать такси, к гостинице приезжает «Лада» с флажком РФ: действительно, и на других автомобилях мини-знамён с триколором тоже хватает. По дороге водитель жалуется на проблемы с нормальной работой в Дагестане (кстати, эти жалобы я слышал очень часто – не сказать, что люди в республике живут богато). «Мой брат совсем недавно уехал в Питер такси водить. У нас тут, чтобы на 30 тыс. рублей устроиться, надо слишком хорошие знакомства иметь. Ну вот, он у питерцев в два раза больше зарабатывает». У шофёра хороший, правильный русский язык, и это ещё один интересный факт. Я бывал в разное время в соседней Чечне. Люди там, как правило, «билингвы» – то есть говорят на двух языках – местном и русском, но для понимания друг друга (особенно в маленьких городах) чаще используют чеченский. В Дагестане все жители общаются исключительно на русском. А как иначе? В республике 32 национальности (аварцы, даргинцы, лезгины, кумыки, лакцы и другие), действуют 14 (!) государственных языков. Есть один аул, где 600 человек населения, так даже там имеется свой собственный язык. «Я знаю только русский и своё, местное наречие, – объясняет Саид, уроженец с.Кубачи, знаменитого села мастеров-чеканщиков. – Конечно, и говорю, и думаю на русском, как и почти все дагестанцы, кроме жителей совсем уж отдалённых аулов. Ещё наш поэт Расул Гамзатов сказал: «Дагестан завоевали не солдаты генерала Ермолова, а хрупкие девушки-учительницы, ездившие в горы преподавать русский язык и привившие народу любовь к нему». Не скрою, нечасто, но мне встречались в Дагестане и люди, скажем так, без особого восторга относящиеся к речам столичных политиков о Кавказе. Но даже они с ходу заявляли: если РФ вдруг с Кавказа уйдёт, тут попросту начнётся всеобщая резня. Слишком много национальностей, много старых обид – все они сразу всплывут.

Я не претендую на исключительное знание республики – особенно для человека, приехавшего в Дагестан на три дня. Что сам увидел, о том сейчас честно и пишу. Официальные пресс-туры я не люблю: может, поэтому горный регион на юге России сумел открыться для меня с новой стороны. И главное, о чём могу с уверенностью сказать: нашу общую страну тут любят не меньше, чем в Москве, Питере, Екатеринбурге или Владивостоке. И, по-моему, это просто отлично.

(«Аргументы и Факты» № 30, 26/07/2017)

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»