Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:00 | 24 сентября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Румынский солдат о «русской душе»

К 75-летию Победы
A- A+

В один из апрельских дней в редакцию «ДП» пришло письмо с очень интересным содержанием. Прислал его молодой человек Габриел Антониу Лавринчик, который живет и работает в Румынии. В нем приводятся воспоминания румынского солдата Жука Петру о Второй мировой войне, а также о лагере «Белый ад» в Сибири, где содержались военнопленные из разных стран мира. Эта история, которую прислал внук ветерана войны, не только раскрывает частичку правды о самой кровопролитной войне, но и поменяла в лучшую сторону мнение румын о России и русском народе.

Жука Петру родился 20 июня 1922 года в селе Марка румынской провинции Трансильвания. В 1943 году парня призвали в армию и отправили в венгерский город Комаром, где он проходил военную подготовку с октября 1943 г. по февраль 1944 г. По окончании учебы его и других новобранцев отправили на фронт, причем сразу на передовую. И вопреки воле Жуку Петру пришлось воевать против СССР.

Кошмары войны

– В составе своего полка я воевал во многих странах: Польше, Венгрии, Чехословакии, Белоруссии, Украине… Боевые действия приходилось вести в траншеях, вырытых еще в Первую мировую войну. К примеру, на берегу реки Висла (Польша) я вел стрельбу из окопов, в которых воевал еще мой отец Жука Василе.

Первые дни на фронте выдались ужасными. Я не спал несколько ночей подряд, везде слышался грохот орудий, пушек, пулеметов и разрывающихся бомб. А самыми тяжелыми и кошмарными моментами на передовой были штыковые атаки – рукопашный бой. Раненые и мертвые солдаты были повсюду, что причиняло мне и моим боевым товарищам огромные страдания. Признаюсь, что два моих товарища после 3-4 дней нашего пребывания на передовой сошли с ума. Согласно закону военного времени, они прошли медицинское освидетельствование на предмет симуляции, но вердикт был однозначным – помешательство.

На фронте жизнь была, как лотерейный билет, ты никогда не знал, что увидишь в следующую минуту, час, день. Я очень зол на немцев, которые во главе с Гитлером заставили меня вопреки моему желанию воевать против СССР.

После 11 месяцев, проведенных на фронте, в январе 1945 года я попал в плен к русским. Сначала меня отправили в лагерь города Врано, в котором я пробыл два месяца, после чего направили в город Занок, а уже оттуда военнопленные были перевезены в товарных вагонах в Сибирь, – вспоминал Петру.

Трудности заключения

До Сибири он и другие пленные солдаты добирались больше месяца. В мае 1945 года их поместили в лагерь для военнопленных «Белый ад».

– По прибытии в лагерь я был растерян и подавлен. Там был такой холод, какой я никогда не испытывал, – ветер просто резал лицо, а мороз его обжигал. На ум приходили мысли, что я никогда живым оттуда не выберусь.

Нас поселили в деревянные бараки, продуваемые ветром, заносимые снегом и заливаемые дождем. Спали мы на нарах без какого-либо постельного белья, а вместо подушки клали под голову кирпичи. Одежда, которая была на нас, не менялась месяцами. Мы носили ее до тех пор, пока она не расползлась на теле. Помнится, что рубашку с себя я снял только через 9 месяцев: она порвалась на мелкие кусочки.

В Сибири я был в двух лагерях: в одном находилось 18 тысяч военнопленных, а во втором – 75 тысяч. Там содержались представители разных национальностей: немцы, поляки, румыны, венгры, словаки, болгары, евреи, сербы, итальянцы… Здесь царил такой мультикультурализм, в котором мне отводилась роль переводчика. Вступая в контакт с представителями разных национальностей, я открыл для себя различные традиции, с которыми до тех пор не сталкивался. Но самое большое впечатление на меня произвела «русская душа», которую я открыл, общаясь с русскими на их языке. Основными качествами русских, что я для себя открыл, стали сочувствие и помощь, которую они оказывали тем, кто страдает. Полюбил я их язык, и мое стремление к его познанию было оценено надзирателями лагеря.

В лагерях господствовала смерть, и каждое утро вместо «доброго утра» первым вопросом был «сколько мертвых?». Военнопленные были словно тени, призраки. У слабых как физически, так и духом не было ни единого шанса выжить. Здесь мне приходилось выполнять разную работу: в угольной шахте, на стройке, на лесозаготовках, на заготовке хвороста для корзин в труднодоступных местах.

Несмотря на то, что я воевал против русских, они лечили меня и освободили от тяжелой работы в шахте до тех пор, пока я не выздоровел. Среди многих других, кого я вспоминаю, была главный врач лагеря, особенная женщина, понимающая и сострадающая чужой боли, – вспоминает румынский ветеран.

Счастливый день

Для Жука Петру самым счастливым стал день, когда во всеуслышание объявили, что он может вернуться домой.

– Первыми были освобождены французы, после них поляки, румыны, венгры и другие. А вот немцев освобождали последними. Русские говорили, что не освободят их до тех пор, пока они не восстановят всё, что разрушили в ходе войны.

Я был освобожден 2 октября 1945 года. И с тех пор каждый год я отмечаю этот день постом и молитвой к Богу и делаю это до сих пор, несмотря на старость.

Когда я добрался домой, меня ждал новый удар – умерла моя мама. На восстановление у меня ушло 5-6 месяцев.

Я отчетливо понимаю, что мне помогли сохранить свое достоинство и выжить вера в Бога, воспитание, которое дали мне родители, и мудрость, перенятая у стариков моего родного села.

Несмотря на тяжесть заключения, по возвращении из России в моем сердце была любовь к культуре и языку тех, кто держал меня в плену. Просто когда ближе узнаешь русских, невозможно не открыть им свое сердце. Это еще раз подтверждает, что взаимное уважение и любовь побеждают войну и дают возможность преодолеть барьер ненависти и зла, – отмечает Петру.

«Русская душа» умеет прощать

По его словам, он наглядно убедился, что русские хорошо понимали, что не все, кто сражался против них, были фашистами.

– Именно по этим соображениям русские не стерли Германию и немецкий народ с лица земли. Если бы они судили по тем ужасам, которые творили немцы на территории СССР, то имели моральное право вырезать их под корень. Но они этого не сделали, так как «русская душа» умеет прощать. Не стоит забывать, что именно Германия и ее союзники первыми атаковали СССР и вторглись в русские дома.

Русский язык помог мне понять, что происходит вокруг меня. Это общение помогло мне выстоять и морально, и физически, процесс общения давал мне свободу, даже несмотря на плен. Когда ты находишься в заключении, твой разум в нем не находится. Он может думать о чем хочет, а мысли могут уносить тебя куда ты хочешь.

В сибирских лагерях я также осознал, что самыми существенными для человека являются свобода, еда и тепло, – делится Жука Петру.

Сила характера

Румынский ветеран с грустью в душе говорит о том, что сегодня в обществе ветеранам войны не уделяется должного внимания.

– Я видел своими глазами, почувствовал на своей коже, что война – это самое большое зло на земле. В войне никто не побеждает, все только проигрывают… Когда так осуждается зло, было бы правильно выразить слова благодарности тем, кто боролся за добро и честь страны.

Независимо от негативной и фальшивой пропаганды в адрес русских, Россия была и остается большой силой, которую нельзя разрушить. Сила России состоит не только в размере ее территории, а в характере и вере русских. Многие пытались победить Россию: татары, шведы, поляки, французы, турки, немцы, однако у них ничего не вышло. Русские никогда первыми не начинали войны, но они заканчивали войны на территории тех, кто их атаковал.

Благодарю всех советских граждан, как военных, так и гражданских лиц, которые во имя человечности переступили через барьер ненависти, созданной войной, и помогли мне в тяжелые минуты. Историки мало говорят о советских гражданах, которые отдавали часть еды из своих бедных пайков пленным, воевавшим против них… Для тех, кто близко не знает русских и не понимает «русскую душу», это является парадоксом из парадоксов. Советские люди понимали, что большинство солдат из армий Гитлера воевали против СССР по принуждению, будучи связанными военной присягой, – отмечает он.

Гордость ветерана

С особым трепетом Жука Петру рассказывает о своем единственном внуке Габриеле, для которого дедушка стал первым учителем русского языка.

— Если бы русские из лагеря не были бы по-человечески благосклонны ко мне, я бы не выжил и не получил шанса жениться и создать прекрасную семью. Мой внук Габриел Антониу Лавринчик в настоящее время прилагает все силы для развития отношений между Румынией и Россией. Это по моему наставлению мой единственный внук Габриел выучил русский язык. Я был уверен, что знание русского языка поможет ему в профессиональной и личной жизни, что в итоге и произошло.

Я открыл ему русский мир, убаюкивая его в детстве под сказки о России, Сибири, тайге, степи, войне и о «русской душе»… Благодаря русскому языку мой внук установил мировой рекорд, занесенный в Книгу рекордов Гиннесса. Он построил успешную профессиональную карьеру, посредством которой ежедневно продвигает интересы Румынии в России и бывших советских республиках. Не зря русские говорят о нем, что он «румын с русской душой». Таковым он и является, – подытожил свой рассказ Жука Петру.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Другие тэги

Статьи по тегам

Статьи из рубрики «К 75-летию Победы»