23:30 | 16 декабря, Сб

Махачкала

16.12.2017
1EUR69.4298Руб+0.025
1USD58.8987Руб+0.1905

С праздником, коллеги!

A- A+

Нонче предстоял Международный день солидарности журналистов и давеча я получил приглашение от Президента Всемирной Лиги сантехников Пантелеича посетить его подвал для дачи интервью.

Я привык брать интервью, а вот давать пока не доводилось. Поэтому я волновался: ожидал каверзные вопросы. У профессора орнитологии Шпинделя были со мной старые счеты по поводу классификации и названий пернатых, и он, конечно, не преминет воспользоваться случаем.

Что делать, надо идти, не всегда же брать, иногда нужно и давать. Симпозиум был в полном сборе. Присутствовали даже бесноватая мадам Клинтон и туповатая мисс Псаки, вернувшиеся из-за океана после отпусков.

Мне преподнесли полную кружку кулинской бузы, шмат курдюка и компот из кураги. Я отведал подвальные деликатесы и заявил, что готов отвечать на любые вопросы на тему склеивания различных букв, слов, знаков препинания и словосочетаний в сложносочиненные и сложноподчиненные предложения с последующим их обливанием соусом из эпитетов, метафор и метонимий, дабы читатель не поперхнулся какой-нибудь несвежей мыслишкой или же гипотезой.

– Позвольте у вас поинтересоваться, – первым начал экзекуцию делегат симпозиума от мировой державы Гондурас дон Педро дель Понто, – когда вы беретесь за статью, то начинаете с заголовка или прямо с текста?

– Когда как, – отвечаю я, – если речь идет о дружественной для Редукторного поселка Махачкалы державе, то заголовок ставлю сразу же, затем перехожу к изложению текста. Если в теме международные шакалы, то опосля ищу для заголовка слово покруче.

– Например? – не унимается дон Педро.

– Например, дружественная нам мировая держава Гондурас. Заголовок: «Трамп получил от Гондураса апперкот». А текст примерно следующий: «Непредсказуемый американский Президент Дональд Трамп надысь прогуливался перед лужайкой Белого дома. Вдруг из кустов чапараля молниеносно выскочил знаменитый дон Педро дель Понто и врезал миллиардеру апперкот. Теперича Трамп лечится у профессора Сафарова по поводу трепанации скулы».

Дон Педро довольно осклабился, но мисс Псаки при многозначительном молчании мадам Клинтон, проигравшей на недавних выборах Трампу, закатила истерику:

– Вы оскорбляете главу великой державы! Я требую полной сатисфакции!

Пантелеич достал из своего шифоньера сатисфакцию – полную банку урбеча, и мисс Псаки успокоилась, получив свое любимое лакомство, которое она доставала из банки своими наманикюренными пальчиками.

Орнитолог Шпиндель не заставил себя долго ждать:

– Уважаемый, вы по-прежнему утверждаете, что аисты садятся на крыши избушек и хат, потому что у них неистребимая тяга к самогону, а бойцовским петухам накануне боя скармливают пророщенный в цианистом калии овес, предварительно посыпанный мышьяком для запаха, и от этого блюда пернатые якобы звереют. Это цитата из вашей статьи в журнале «Голубь ты мой, сизокрылый». Вы, конечно, отказываетесь от этой ереси?

– Не отказываюсь! А вы докажите обратное! Истина всегда где-то посередине, то есть между цианистым калием и мышьяком. Профессор, вы хотите замариновать мой раскрепощенный творческий потенциал, заарканить необузданный полет моей журналистской мысли, прикрываясь своими обросшими мхом и лишайником догмами. Прогресс не остановить!

Баламирзе Абрамовичу стало плохо и сэр Арчибальд Хиггинботам еле отпоил его из своей карманной плоской фляги виски.

– Молодой человек, я подам на вас в Гаагский международный суд! – заявил он, оклемавшись. – Вы ответите за оклеветанных аистов и накормленных ядохимикатами петухов!

– Ку-ка-ре-ку! – вдруг раздалось из задних рядов.

Глянь, к трибуне выходит монтер Фаза, и он явно в пафосном формате.

– Товарищи! Балдамуды и уболдосы! Поздравляю всех вас с Днем международной солидарности журналистов! И, ради бога, не надо ссориться из-за таких пустяков, как самогон и цианистый калий, ведь все дело в дозе. У каждого пишущего человека свой стиль, своя манера. Лев Николаевич, как оценил свою эпопею «Война и мир»? «Наконец-то я закончил эту многословную дребедень», – заявил он подоспевшему репортеру Гиляровскому. 

Мятежному монтеру устроили овацию и тут же вручили Шнобелевскую премию за мир. А я пошел дописывать статью в журнал махачкалинских голубятников «Голубь ты мой, сизокрылый», которую озаглавил так: «Кошмарный сон профессора Шпинделя».

Статьи из рубрики «Общество»