Сетевое издание «Дагестанская правда»

05:00 | 22 октября, Чт

Махачкала

Weather Icon

«Самородок» – так его называли

A- A+

Личностное восприятие всегда приближеннее, острее, глубже, чем сухие строки из биографии. Так каким останется в моей памяти Даид Даидов? Нет, не схематичным, наполненным собственной значимостью, а живым, сопереживающим, таким, кто чувствует время вне зависимости от прожитых лет.

Прожив большую, трудную жизнь, Даид Арсланбекович не переставал интересоваться жизнью республики, на его журнальном столике всегда лежала кипа газет, гремел телевизор: хозяин хоть и плохо слышал, но от слухового аппарата отказывался.

Путь его был трудный, иногда просто невыносимый. Но сколько же было в упертом парнишке твердости духа, упорства, стремления идти, не останавливаясь, преодолевая трудности, удары судьбы!

Как и многие его сверстники, взрослую жизнь он начал с работы на колхозном поле. Но очень уж отличался серьезностью, а еще взрослостью, рассудительностью. Была в нем какая-то сила, что выделяла его из общей толпы, подстегивала, заставляя пробивать себе дорогу. А может, природный ум, смекалка, недюжиные качества лидера обратили на него внимание районного руководства.

И вправду, его карьере мог любой позавидовать. Он прошел путь от учителя до заведующего отделом образования района, окончил Высшую партийную школу, что по тем временам считалось блестящим продвижением по служебной лестнице. Этот поистине народный самородок, на который — надо отдать должное советской власти — обратили внимание. В самые непростые годы становления молодой республики он вырос в крупного руководителя, умевшего даже самое отсталое хозяйство, отрасль вывести в передовые. На него рассчитывали, ему верили, и он никогда не подводил, считая это для себя делом чести. И так уж вышло, что его биография, наполненная событиями, самым естественным образом уложилась в стремительную индустриализацию, из года в год превращавшую республику в развивающийся промышленный, культурный, научный центр.

Даидова бросали на самые проблемные участки, где за короткое время он возрождал производство, внедрял невиданные по тем временам новшества, развивал не свойственные для того или иного района отрасли, добиваясь высоких показателей.

Председатель Карабудахкентского райисполкома, колхоза им. Орджоникидзе, первый секретарь Буйнакского района — одного из ведущих в республике, председатель Дагестанского областного совета профсоюзов. Двадцать семь лет подряд он избирался депутатом, членом Президиума Верховного Совета ДАССР, ВЦСПС. Делегат двух съездов КПСС, трех съездов профсоюзов СССР. Но — в чем отличие — он всегда оставался лишенным каких-либо амбиций человеком, не чурался никакой работы, предпочитая увидеть собственными глазами производство, экспериментальное поле, строительство социальных объектов.

Излишне строг, может, и был, но время досталось такое, что требовало от него ту меру ответственности, что решала судьбы многих, и прежде всего людей, поверивших в него.

Он был удивительным человеком, любил учиться и учился всю жизнь. Сама жизнь была для него великим учителем. И он предпочитал набираться опыта у простых людей, прислушивался к их мнению, советовался. Нет, он не рисовался, но понимал, что люди, близкие к земле, знают ее секреты, и она щедро делится с теми, кто в просоленной рубашке трудится на ней до седьмого пота.

Даидов действительно стал олицетворением своего времени, связующей нитью с поколениями идеалистов — нет, может, не идеалистов, а тех, кто сумел воплотить мечту человечества, превратив человека труда в созидателя, героя своего времени. Можно ли его назвать «советским человеком»? Таким он оставался всегда. И, общаясь с ним, ты понимал: всё, что он делает, останется людям.

В жизни Даида Арсланбековича всё складывалось вопреки. Но он был из той «золотой когорты» руководителей, что не знали усталости, рабочий день которых начинался задолго до рассвета. Не жалея себя, работал на износ. И когда я слушала его рассказы будничным тоном о пережитом, то удивлялась: как же он выдержал все то, что пришлось пережить? Его воспоминания о работе, дружбе с первыми лицами республики, творческой интеллигенцией, о семье проникнуты особой интонацией. Это были не портреты, а люди, не боявшиеся показаться такими, какие они есть, умевшими посмотреть на себя со стороны и, да, признаться в допущенных ошибках.

Отдельную страницу в его биографии занимала тема Великой Отечественной войны. Это боль потерь, боль пережитого вместе со своей страной. Да, он не любил говорить о своих заслугах, но каждая государственная награда Даида Арсланбековича — это веха в истории Дагестана. Свои награды — два ордена Трудового Красного Знамени, ордена Дружбы народов, «Знак Почета», медаль «За доблестный и самоотверженный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945», почетное звание «Заслуженный экономист РД» — он редко кому показывал, считая это нескромным. И тут трудно с ним не согласиться. История в лицах? Точнее, пожалуй, не скажешь.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Личность»