Сетевое издание «Дагестанская правда»

15:00 | 04 марта, Чт

Махачкала

Weather Icon

Слово об отце

A- A+

Когда мы вспоминаем детство, свои самые ранние впечатления, то у каждого наверняка это наиболее яркие, эмоционально насыщенные фрагменты общения с близкими. Папа для меня прежде всего тот человек, кто заботится и оберегает. Вот он несет меня на руках домой из детского сада и обязательно комментирует то, что мы видим, – погоду, людей, пролетающих над нами птиц. Вот мы стоим вместе с ним и мамой на остановке автобуса, пронизывающий махачкалинский ветер мне не страшен, потому что папа закутал меня полами своего пальто. Вот мы почему-то оказались заперты с воспитательницей в группе детского сада, и мой папа выносит всех детей и меня – первую - по пожарной лестнице. Это восприятие папы – героя и человека, знающего все на свете, сохранялось на протяжении всего детства.

Как–то уже в классе  третьем я писала домашнее задание – сочинение об отце и, как обычно, дала маме черновик на проверку. Через некоторое время из комнаты раздался их общий хохот: «Кто тебе сказал, что папа – Герой Советского Союза?».  На что я искренне удивилась: «А что, он не герой?» Кто если не он, мне тогда не было понятно.

Его харизма, обаяние были всегда притягательны  не только для меня. Это ощущалось, где бы мы ни находились. В любой компании, на любом мероприятии он становился центром  происходящего. Его искрометный юмор,  его талант рассказчика, его  умение заставить окружающих смеяться   над обыденным, а часто над самим  собою —  становились привычными и уже являются   частью его и нашей жизни.  Нося гордо такое содержательное имя — Киров, подаренное ему при рождении дядей–коммунистом, он воплощал и продолжает нести то лучшее, что было свойственно тому племени неутомимых борцов за справедливость, честность, несгибаемость в главных жизненных принципах,  альтруизм, веря в светлое будущее, жертвенность.  Наш дом всегда был открыт для тех, кому надо оказать помощь. Родственники могли у нас жить столько, сколько им было надо, и это был самый гостеприимный дом. Совершенно незнакомые люди могли приехать  и, назвав какую-то встречу десятилетней и более давности, ждать  помощи и подсказки в решении их проблем.

Мой папа, Киров Султанов, от природы одарен многими способностями, которые незамедлительно проявились еще в школе. Он учился легко, играючи овладевал науками, демонстрировал опережающий потенциал познания. При этом не чужды ему были и чисто мальчишечьи проказы, поэтому учителям приходилось придумывать для него задания посложнее, чтобы не оставлять времени на   шалости.

О его трепетном отношении к своим сестрам говорит уже то,  что даже будучи в летнем пионерском лагере, он припрятывал для них  по несколько карамелек из своего и без того обедненного послевоенного рациона.

Студентом он умудрялся  собрать деньги на первое пальто для сестры, приехавшей на учебу в город, посылать   гостинцы  маме и оставшейся дома сестренке–школьнице. Его чувства к матери – это, к счастью, часто встречающиеся у наших дагестанских мужчин уважение, почитание, преклонение перед матерью, смешанные с сочувствием к ее женской доле. Бабушка как могла одна воспитывала нас и старалась дать то, что, видимо, должен был внушать отец. Отец  понимал весь трагизм судьбы своей матери, оставшейся  в двадцать пять лет вечной вдовой  с тремя детьми. Бабушка жила с нами везде, где нам было суждено, начиная  с тесной  комнаты в  общежитии, и никогда благодаря моим родителям не чувствовала себя  лишней или в чем–то обузой.  

Вообще  папа очень любит людей, но родственники и односельчане занимают в его душе самое почетное место. Кулинцы – особое сообщество трудолюбивых, сильных, мужественных, мудрых людей. Все душевные качества моего отца  во многом генетически имеют культурно–средовую обусловленность. Каждое новое имя в науке, спорте, общественной жизни, связанное с  кулинцами, для папы – высшая степень восторга и почитания.

Таланты моего отца разносторонни и разноплановы  настолько, что невольно удивляешься скоплению их  в одном человеке.  Прежде всего он — профессионал. Папа знает, любит философию и считает ее царицей наук.  Он из тех счастливчиков, кто занимался всю жизнь любимым делом.  Вместе с тем это не просто понимание науки, а умение преподнести столь сложное знание как интересное  и  объяснимое для собеседника  действо.  В этом уже – его талант педагога. Именно поэтому его так ценят, уважают  студенты и бывают ему благодарны. 

Если бы папа не был преподавателем, он смог бы стать детским писателем-сказочником.  Каких только сказок мы от него не слышали в детстве!  Яркие,   современные, многосерийные, они менялись в зависимости от ситуации, актуальной проблемы каждого из нас, наших интересов, возраста. Ни одна из них не повторялась.

Еще одна страсть, увлечение и одновременно дар моего отца – это музыка. Сколько себя помню, он пел и играл на музыкальных инструментах. Причем  одаренность его в этом такова, что, не имея музыкального образования, он может любой инструмент, даже  какой-нибудь  впервые увиденный африканский маракас,  взять в руки и легко сыграть на нем родные лакские мотивы. Ни одно событие наших друзей и знакомых не обходилось без его или их с мамой песни.  Они выискивали забытый лакский фольклор и перепели, наверное, все, что было возможно и востребовано. К сожалению, сегодня папины песни погрустнели и  стали звучать вполголоса. Горе — потеря любимой младшей дочери, его нежной девочки, папиной гордости, с кем  были связаны оправданные ожидания и отцовские амбиции, надломило его, но одновременно и заставило выстояв стать опорой и плечом  для  мамы, которая так  быстро  постарела.

Их с мамой   жизнь — это  отношения двух интереснейших, содержательных, неординарных  людей, творческих личностей. Будучи секретарем райкома комсомола, он не смог не заметить на межрайонной конференции юного создания в лице комсомолки  Гули Чавтараевой – красивой, яркой, талантливой, смелой. Разве смогла бы несмелая девушка из маленького лакского села поступить на театроведческое отделение Ленинградского института театра и кинематографии, где через некоторое время и отыскал ее молодой сержант срочной службы. И спасибо ему за это!   Каждый из моих родителей самодостаточен. Но они остаются интересными друг для друга, т.к. каждый по природе — творец.  То, что начинает один из них, неизменно становилось делом обоих.   Если мама  занималась переводом  театральной пьесы, папа  участвовал в поиске нужного слова в словаре или подборе синонимов,   если  у отца была подготовлена статья для печати, первым  его критиком становилась мама («мой Белинский», как называет он ее в шутку). 

Сегодня они так же трудолюбивы,  социально направлены, легки на подъем. До сих пор для меня одним из знаковых воспитательных символов детства  остается  полоска света под дверью комнаты моих родителей,  которую я видела почти всегда. Ложилась спать, просыпалась среди ночи — я видела отсвет настольной лампы. Утром  можно было увидеть кого-то из родителей, уснувшим у стола все с той же еще включенной лампой. Самые свои лучшие стихи и песни отец посвятил моей маме,  он понимает и гордится тем бесценным подарком судьбы, который он получил от жизни в ее лице. 

Эти строки я написала в дни, когда папе – доценту Дагестанского педагогического университета Кирову Абакаровичу Султанову 75 лет. Он так же подтянут, продолжает по утрам повторять тот же комплекс физической зарядки, как и двадцать — тридцать  лет назад. Он забывает о своем повышенном давлении  и  неистово  реагирует на происходящее, мечтает  о свадьбах старших внуков, представляет взросление  младших,  «тает» и готов на все  от одного голоса своей  внучки. А я очень–очень хочу, чтобы все его мечты, даже самые дерзкие,  осуществились.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»