Сетевое издание «Дагестанская правда»

23:00 | 20 января, Ср

Махачкала

Weather Icon

Сошлись лицом к лицу

A- A+

В апреле 1867 года в «Журнале Министерства Народного Просвещения» была опубликована статья, касающаяся проблем народного образования в Дагестане.

В ней мы читаем, что « … еще с конца прошлого столетия, магометанство оживилось и принялось деятельно водворять свою грамотность в Дагестане. Оно искало себе опоры в просвещении и успело достигнуть в этом отношении замечательных результатов, до такой степени, что горец или горянка, не умеющие читать-писать, составляют здесь исключение из общего правила, и Алькоран, хотя и писанный по-арабски, сделался самой читаемой книгой!».

В архивах сохранилось немало полемических материалов, касающихся проблем образования, а главное — изучения русского языка в Дагестане в прошлом веке: «Теперь арабский и русский языки сошлись лицом к лицу. Которому из них суждено владеть Дагестаном? Оба пришельцы в крае, оба языки завоевателей. Арабы имели дело с народами неписьменными, мы имеем дело с народами, к которым письменность привита прочно тысячелетними непрерывными усилиями мусульманского духовенства. Как видно, оно было настойчиво. Дай Бог нам обладать хотя десятою долею такового запаса настойчивости!».

Авторы прошлого века отмечают недостатки в начальном образовании горской молодежи: «Длинный ряд детских и юношеских годов проводят они в мусульманской школе — где по методу, придуманному с целью затормозить умственные способности, учатся на не понятном им языке читать Коран, упражняются  в начертании не понятных для них письмен».
А вот такое мнение исследователя: «Если об образовании народном судить  в сравнении по числу школ с массою народонаселения, то дагестанские горцы в этом отношении опередили даже многие просвещенные европейские народы. Учение доступно каждому горскому мальчику. В каждом ауле найдется один, два человека, которые учат читать и писать детей ради куска хлеба. При каждой мечети имеются школы, где желающие могут продолжить свое образование. Но во всех этих школах учат исключительно арабскому языку, с исключительной целью читать Коран».

Однако: « … число выучившихся чему-нибудь незначительно. В детском впечатлительном возрасте они долго обращались с буквой, облеченной в мистическую форму. В этом вина не Корана, а методов изучения его… Что бы сказать о том, если бы у нас семилетнего безграмотного мальчика засадили прямо за изучение еврейской азбуки и еврейской письменности, — с целью понимания Библии, — удалив от него понимание, что читать и писать он может и на родном языке?  Предположите для нашего европейско-христианского юношества подобную школу. Но наше нелепое предположение вполне осуществляется в школах мусульманских».

Архивы подтверждают озабоченность русской администрации тем, что: «Для наших административных распоряжений в горах необходима письменность. Русская чужда горцам, туземной не существует, существует лишь арабская. Уже много веков тому назад горцы сознали необходимость письменности для скрепления разного рода гражданских договоров. Но нотариусами в горах одни лишь знатоки арабского языка. В Дагестане встречаются горцы, воспитанники бывших кадетских корпусов, знающие свой родной язык и язык русский. Однако они не знают арабского и могут занять лишь второстепенные места словесных переводчиков. Таким образом мы поощряем изучение арабского языка в горских школах. Письменность, относящаяся даже для обыденных потребностей жизни, производится на языке весьма трудно изучаемом и в лингвистическом отношении не сходным с языками туземцев. Это то же самое, как если бы внутри России переписка, административная и частная, производилась бы на языке древнегреческом. Языком книги Гомера, или Бытия волостное правление предписывало бы выставить подводу, или починить мост…».

Проблемы народного образования в прошлом веке, как и в наше время упирались не только в моральные трудности : «Как ни велико желание наше распространить в массе горцев знание русского языка, как ни велико даже желание горцев выучиться по-русски, но на это недостает денежных средств. Мы и горцы как бы находимся на двух противоположных берегах реки, через которую нет переправы… К чести горцев должен сказать, что они не лишены любознательности, учиться даже в зрелом возрасте не считается  у них стыдным».
В записках ученых прошлого века  об образовании в Дагестане отмечается: «… необходимость письменности на родном языке уже давно сознана горцами. «Если Аллах создал для нас особый язык и говорить на нем не грешно, то и писать не грешно». В начале нынешнего века (Х1Х) на пути в Мекку умер известный в Дагестане ученый Али -Кузе Тлейсерухский. Память его высоко чтится в горах до сих пор. Горцы уверяют, что жил он более ста лет. Али-Кузе на аварском языке писал пояснения на разные места Корана и других духовных книг. Другой ученый, Магомед-Кади Сугратлинский, перевел на аварский язык несколько духовных книг. Еще более  горячо за дело создания аварской письменности взялся знаменитый по своей учености Лачинилау, под руководством которого Шамиль довершил свое изучение арабского языка. Лачинилау составил аварскую азбуку и много писал по-аварски. Быть может, сделано было в разных местах Дагестана множество других попыток, о которых нам неизвестно. В нашей Академии наук отыскалось письмо, писанное арабскими буквами на неизвестном языке. Оказалось, что писано оно по-лакски.»

Исследователи скептически относились к развитию письменности дагестанских языков: « Причины неудач отыскать нетрудно. Главнейшая из которых заключается в том, что в основание всех дагестанских азбук принята была арабская азбука. Звуки арабского языка совершенно расходятся со звуками языков горских. Без добавлений и  сокращений арабский алфавит столь же мало пригоден для горского письма, как русский, латинский и так далее. Для означения звуков, чуждых арабскому, придумали начертания, близко подходящие к арабскому, ставили точки при тех буквах, которые вовсе их не имеют, или добавляли число точек в тех буквах, которые уже снабжены ими. И в арабском письме точки представляют большие затруднения, вводя в беспристанные ошибки, в горском эти затруднения усугубляются.»

Ученые России уже в прошлом веке предлагали разрабатывать письменность языков горских народов на основе русской азбуки, хотя и видели в этом деле немало проблем  в числе которых: « Чтение и составление официальных бумаг доставит занятие незначительному числу грамотных людей. Остальным нечего будет читать кроме букваря, по которому нечему  выучиться как кроме чтения. Для удовлетворения потребности чтения, горцам придется снова обратиться к арабским книгам. Самостоятельной литературы они, по самому положению своему, иметь не могут и никогда иметь не будут».

Это мнение опровергнуто в наши дни богатой литературой, созданной  учеными, поэтами и писателями Дагестана как на родных, так и на русском языке. Что же касается арабского, то в середине нынешнего столетия ученый — востоковед мирового класса Крачковский вспоминает, как в тридцатые годы в Ленинградский институт востоковедения приехали из  Махачкалы два  юных кумыка, лакец и ингуш: «Эти юноши не только беседовали между собою,  но и  писали стихи на литературном языке Корана. Они владели им в совершенстве. Так, как не владеют сегодня и сами носители языка — арабы.

К сожалению, это были последние ласточки…».                     
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»