Сетевое издание «Дагестанская правда»

02:55 | 29 октября, Чт

Махачкала

Weather Icon

Свобода – это ответственность

A- A+

В стране широко отмечалась дата вывода советских войск из Афганистана. Двадцатилетие, прошедшее после этого события, стало для военных, политиков и политологов, всего общества поводом для серьезных размышлений о роли нашей страны в событиях в соседней стране. Апрельская революция 1978 года привела к установлению нового режима в Демократической Республике Афганистан, положив конец монархическому правлению.

До сих пор даже в серьезных публикациях, посвященных этим событиям, обнаруживается разночтение относительно роли нашего государства. Одни находят оправданной оказанную политическим руководством СССР поддержку новой власти, другие, к которым пришло позднее прозрение, высказывают иное мнение. При всем разнообразии подходов к оценке изменений, произошедших в те годы в Афганистане, уже непреложным историческим фактом останется наше долголетнее военное присутствие в этой стране.

Парадокс ситуации в том, что и через два десятилетия после вывода наших войск из Афганистана Россия не ушла от непростых вопросов о нашей причастности к происходящим там и в наши дни процессам и о том, как эти процессы отразились и отражаются на нашей стране.

Вдобавок, уходя из Афганистана, мы не проявили должного внимания к тем гражданам этой страны, которые искренне поверили в нашу поддержку, кто был с нами в боях и делил все тяготы необъявленной войны. Перемены, произошедшие в нашей стране с началом перестройки, и катастрофические последствия реформ сказались и на судьбах наших сограждан, честно выполнявших свой воинский долг в Афганистане. 

По моему глубокому убеждению, которое я и тогда всеми возможными средствами доводил до руководства спецслужб и страны, главной нашей ошибкой было то, что мы влезли в чужую страну и действовали там без учета истории и особенностей этого государства. Несмотря на произошедшую в стране антимонархическую революцию, Афганистан, где подавляющее большинство населения является верующими мусульманами со своей идеологией и своими подходами к оценке происходящих процессов, не был готов к тому, чтобы поддержать режим, который собирался обустраивать жизнь по образу и подобию советских республик Средней Азии.

Ошибки и просчеты нашего руководства были для меня очевидны, потому что, когда по велению руководства бывшего КГБ в возрасте 57-ми лет я прибыл в Афганистан в качестве офицера связи с созданными новой властью органами безопасности Афганистана, призванными защищать завоевания Апрельской революции, у меня за плечами был уже большой опыт зарубежной работы в мусульманских странах. Я понимал, что без учета исламского фактора и особенностей менталитета разноплеменной страны, в которой монархическая традиция являлась частью межплеменного договора, старания новой власти побороть растущее сопротивление будут тщетны. По прошествии двух месяцев пребывания на севере Афганистана в провинции Балх со столицей Мазари-Шариф я убедился в том, как далеки от реальности были тогда наши спецслужбы, докладывавшие руководству СССР о позитивных переменах, произошедших в четырех провинциях, граничивших с нашей страной.

Несмотря на несогласие некоторых руководящих работников, я приступил к налаживанию контактов с влиятельными гражданами Северной Зоны, прежде всего из числа мусульманского духовенства. Мне удалось добиться того, что в зоне моей ответственности было до минимума сведено участие советских войск в военных операциях. Одновременно афганскими силами безопасности при нашей поддержке в отношении главарей банд, чинивших издевательства над своим народом и совершавших убийства, грабежи и пользовавшихся при этом огромной материальной и информационной поддержкой западных, прежде всего американских спецслужб, проводились успешные операции, получившие одобрение всей исламской общественности Северной Зоны и нашего руководства.

Обычно командировки в Афганистан длились два года, мое пребывание в этой стране растянулось на целых четыре года. И за это время обстановка в Северной Зоне, где нами была предпринята новая тактика опоры на местное население и максимально возможный в тех условиях учет исламского фактора и других особенностей менталитета афганцев, принесла свои плоды: оперативная обстановка в северных провинциях Афганистана, граничащих с СССР, была относительно спокойной и стабильной. Этот опыт дает мне основание говорить о том, что проблемы ребят, прошедших Афган, не являются для меня чем-то новым, это наши общие с ними проблемы. Поэтому для меня каждый из воинов-интернационалистов, «афганцев», особенно близок и дорог.

В Афганистане мужественно служили дагестанцы всех народностей нашей республики. Четыре тысячи наших молодых ребят прошли за десять лет войны через Афган. 141 из них погиб при выполнении воинского долга. Каждый год, отмечая вместе с ветеранами день вывода наших войск из Афганистана, я радуюсь за тех, кто вернулся живым и скорблю с родными и близкими погибших. Именно потому все эти годы я стараюсь помочь им, оставаясь в составе созданных «афганцами» общественных организаций и, конечно, в «Боевом братстве», возглавляемом Героем Советского Союза, генералом, губернатором Московской области Громовым.

Всероссийская общественная организация ветеранов «Боевое братство» создана прежде всего в интересах правовой и социальной защиты ветеранов, выполнявших задание Родины в Афганистане, семей погибших в той войне. Я возглавляю региональное отделение этой общественной организации. В «Боевое братство» вступают дагестанцы-участники событий в Чехословакии, Венгрии, военных конфликтов на Северном Кавказе, в частности, в Чеченской Республике и Дагестане в 1999 г.

Дагестан – маленькая республика, где все друг друга знают: ни подвиги, ни дурные поступки людей здесь не остаются неизвестными. Думаю, должна быть у каждого мужская совесть, чтобы не бахвалиться подвигом, которого не совершил и на этом основании претендовать на то, чтобы накануне 20-летия вывода советских войск из Афганистана выдавать в прессе свое собственное мнение за мнение всех воинов-интернационалистов. И тем более, не подобным людям пытаться бросить тень на мое имя, достаточно известное как в республике, так и в Москве, и на многолетнюю бескорыстную работу, которую я веду, возглавляя региональную ветеранскую организацию. Мне уже приходилось в своей жизни встречать подобных претендентов приписывать себе мнимые заслуги, домогаться наград, носить чужие ордена, которыми их настоящие обладатели были отмечены за реальные боевые заслуги и подвиги.

В этой связи я обращаюсь к главному редактору газеты «Новое дело» Марко Шабанову. Журналистская этика всегда требует скрупулезного знания материала и добросовестности от представителя прессы. Редактор газеты, получивший от недобросовестного или недостаточно подготовленного журналиста заказную публикацию, касающуюся меня, должен был бы спросить, насколько оправданно выносить на страницы издаваемой им газеты под громким названием детский лепет человека, присвоившего себе право выступать от имени организации, которую он представляет не более чем остальные ее рядовые члены.

Горцы всегда выделялись добропорядочностью, должным уважением к старшим по возрасту. Но и Хадулаев, автор статьи, и редактор газеты — Марко Шабанов решили, что пиар и газетная сенсация стоят того. Что ж, совесть им судья. Воины-интернационалисты и семьи погибших, да и государственные служащие всех рангов, которых мне приходится осаждать месяцами для решения тех или иных проблем ветеранов, знают мое отношение к вопросам правовой и социальной защиты «афганцев». От работы этой я не могу отойти потому, что знаю, что испытали наши в Афганистане, как переживают семьи погибших, и каково, к сожалению, пока отношение государства и чиновников к решению их проблем, в особенности жилищных.

Возвращаясь к свободе СМИ и их ответственности за публикуемые материалы, думаю, что не все они научились быть свободными и выстрадали право на независимое мнение.

Выносимые их издателями оценки и мысли, как мне представляется, не освобождают их от обязанности обращаться к человеку, которого затрагивают их публикации. Независимость предполагает и ответственность, тем более, когда речь идет о необоснованных претензиях и оскорбительных выпадах. И это не первая безответственная, на мой взгляд, и даже оскорбительная для ветеранов (тогда речь шла о ветеранах Великой Отечественной войны) публикация газеты «Новое дело». Я уже обращался к ней с осуждением в связи с публикацией «исторических» якобы фактов, когда автор пытался представить Гитлера эдаким гуманистом-радетелем о судьбах кавказских народов, почти героизировались предатели, в трудные для Родины дни ставшие на сторону фашистов.

Думаю, газете стоит пересмотреть свои приоритеты в пользу настоящего профессионализма, патриотизма и нравственности. Как и подавляющее большинство воинов-интернационалистов, прошедших разные горячие точки, где наша страна считала нужным военным путем отстаивать свои геополитические интересы, я всегда придерживался именно такой линии, считая честь офицера и профессионализм главными критериями оценки человеческой личности в любых исторических условиях и в любом деле. Зато когда некоторые СМИ опираются на единицы тех, кто за неимением собственных заслуг, пытается присваивать и спекулировать чужими, получаются непрофессиональные и недобросовестные публикации.  
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»