Сетевое издание «Дагестанская правда»

14:55 | 17 января, Вс

Махачкала

Weather Icon

Там, где вечный покой

A- A+

Оказывается, существует кладбищенский туризм (taphophile). Люди путешествуют по миру специально, чтобы побывать в местах упокоения, посмотреть похороны и могилы. В Токио есть кладбище Аояма, где цветет сакура. В Лондоне на Хайгетском кладбище можно увидеть готические гробницы и усыпальницы. Кусты и цветы здесь нарочно оставляют неухоженными, чтобы не выпадали из стиля. А на границе между Румынией и Украиной расположено «веселое» кладбище. Оно славится своей росписью надгробий.

У нас, конечно, менталитет иной. Прогуливаться среди могил никому не придет в голову. Разве что из любопытства заглянет какой приезжий. Ох, лучше бы они этого не делали, потому что у них остаются не самые радужные впечатления, которые потом оказываются в соцсетях. 

Вот человек побывал в Тарках. Место со славной историей, притягательное. И что он увидел? Дословно: «В Тарках старинное кладбище шамхалов заросло высокой травой. Согласно мусульманской традиции, ухаживать за могилами не положено. К некоторым из них невозможно подступиться, так бурно разросся кустарник. Ходить здесь опасно – в траве есть змеи».

Кто выдумал, что по «мусульманской традиции» не положено ухаживать за могилами? В хадисе сказано, что следует помнить об умерших, приводить в порядок их могилы. Но некоторые священнослужители в последние годы стали утверждать, что запрещено удалять с могилы траву. Со ссылкой на достоверные источники нам разъяснил Нурмухаммад Изудинов, выпускающий редактор сайта «Ислам-даг»: если на могиле выросла зеленая трава, то, по исламу, убирать ее крайне нежелательно. Что касается сухой травы, то ее можно и нужно удалять. Только поджигать нельзя. 

А помимо травы разве нет других проблем в местах упокоения? По шариату установка надмогильных плит разрешается, чтобы люди знали, что перед ними могила, и не ходили по ней. А что мы видим? Махачкалинцы пишут возмущенные комментарии: «В п. Сепараторном нет дорожек между могилами, все по ним ходят. При дожде все утопает в грязи». Есть такая «теория разбитых окон». Представьте: стоит дом, стекла в одном окне выбиты. Мимо идут люди, смотрят на окно, и у них создаётся впечатление, что в этом доме полная анархия. Поэтому очень скоро кто-то разобьёт и другие стекла. И дом уже будет зиять пустыми оконными глазницами по всему фасаду. Всё это спровоцирует чувство безнаказанности. Оно, как инфекция, распространяется дальше. 

Состояние наших кладбищ подтверждает эту теорию. Запущенность, неприбранность – спусковой механизм для вандала. Пару лет назад в Махачкале сразу пятнадцать памятников сломали на мемориальном кладбище. 

Ни в коей мере не оправдываем хулиганов, но данный пример указывает на то, что люди нарушают закон не только потому, что плохо воспитаны. Нарушение закона является прямым следствием того порядка, который существует в окружающем мире. Если вокруг хаос, то он толкает людей на противоправные действия.

На сложившуюся ситуацию обратил внимание Глава республики Рамазан Абду­латипов. Выступая на заседании, посвященном подготовке к празднованию Дня Победы в 2016 году, он сказал: «Мы в прошлом году более-менее привели в порядок кладбища, где похоронены участники Великой Отечественной войны. Но вместе с тем остаются нарекания: мы – народ с глубокими традициями, но об этом забываешь, когда видишь состояние кладбищ в некоторых селах: они заброшены, заросли травой, там гуляют собаки и скот».

В некоторых муниципалитетах оперативно отреагировали на посыл Главы республики и взялись за наведение порядка. Но почему мы ждем, пока сверху команда поступит? Почему нет внутренней потребности выразить почтение ушедшим? И не время от времени, от акции до акции, а постоянно? 

В селениях отношение к местам захоронений, надо сказать, получше, чем в городах. В Хивском районе, в райцентре весной провели субботник на кладбище. Руководил работой добровольцев имам Мансур Везиров. Ограду поправили, побелили, покрасили. Дорожки выровняли. Вряд ли после этого кому захочется пасти там своих овечек. 

В городах традиционно жалуются на перегруженность кладбищ. Но при этом умудряются еще и притеснять существующие. Так, в Избербаше строили автомойку и станцию техобслуживания вполотную к христианскому кладбищу. Ну просто впритык. Люди представили себе последствия такого соседства и стали звонить, возмущаться. Строительство было приостановлено. 

В Каспийске практически на каждый прием граждан люди приходили с «похоронными» жалобами. Руководство города определило участок земли для нового кладбища вдоль трассы в сторону аэропорта. Горожанам сообщили, что, прежде чем остановить свой выбор на этом участке, проводили геологоразведку. Сам город построен на болоте, и всюду можно наткнуться на подпочвенные воды. Священнослужители тоже вроде бы контролировали процесс.

Говорим об этом, потому что непонятно. Если был контроль, то как получилось, что все-таки проглядели подпочвенные воды? Рапортовали ведь, что сухо там.

Теперь картина такова: есть новое кладбище, но люди не хотят там хоронить своих близких. Достаточно взглянуть на состояние могил, чтобы понять причину: они провалились. Надгробные памятники повалены, поломаны. Такое кладбище не только приезжим людям не покажешь, но и сам будешь обходить стороной. И как там проводят необходимые обряды? Вместо того чтобы осушить землю, признав, что ошиблись с выбором участка, занялись обустройством. Да, есть молитвенные комнаты, ритуальные помещения. Но все это становится ненужным, если не одолеть главного врага этого земельного участка – сырость. Справедливости ради надо сказать, что план по осушению земли есть. Но пока на бумаге. 

– Несмотря на то, что сделано много работы по благоустройству, открывать это кладбище нельзя, пока земля не будет осушена, – заявлял имам джума-мечети Каспийска Калимулла-хаджи Хидирбеков. По мусульманским обычаям, не то что в воде, даже в сырой земле нельзя хоронить. 

Когда речь идет о нехватке земли для открытия новых кладбищ, это одна сторона вопроса. Свободных участков действительно мало. Но даже и при таком раскладе нужно не ущемлять, скажем так, права усопших. Они сами за себя заступиться не могут. Это наше дело, живых.

«Ваша газета вскрыла достаточно серьезную проблему. Вынуждены согласиться, что, к сожалению, состояние наших кладбищ далеко от того, каким оно должно быть. Надеемся, что публикация данного материала заставит задуматься дагестанцев и тех чиновников, в чьей компетенции находится решение этого вопроса», – так прокомментировал готовящийся в номер материал помощник муфтия РД по связям с общественностью Магомед Магомедов.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»