05:00 | 21 июня, Чт

Махачкала

31.05.2018
1 EUR 72.5211 Руб -0.0058
1 USD 62.5937 Руб -0.0483

У меня есть мама. Я ее очень люблю

A- A+

«Ведь так не должно быть на свете, чтоб были потеряны дети». Слова из детской песенки как нельзя точно передают гармоничный уклад, который по идее должен быть в нашем обществе. Но, увы, на свете очень много «потерянных детей», и все потому, что в свое время их предал самый близкий им человек, тот, кто подарил жизнь, – мама. Радует, что есть среди нас те, кто отдает таким детям частичку своей любви, душевного тепла и заботы…

…Наши героини – жительницы Гергебильского района. Слава о них идет по всей республике. Прошло уже несколько месяцев, как женщины взяли под опеку детей из Республиканского дома ребенка. В своем районе они первые, кто решился на такой шаг, и совершают самый настоящий человеческий подвиг.

Марьям Зайнулабидова живет в селении Курми. Женщина взяла под свою опеку пять детишек. У каждого из них проблемы со здоровьем. Cиндром Дауна, ДЦП, гемофилия, аутизм – вот основные диагнозы, не считая многочисленных сопутствующих недугов, которых у детей немало.

IMG_8606.jpgНа вопрос, как она решилась взять приемных детей, да еще с такими сложными заболеваниями, Марьям Максудовна не без дрожи в голосе отвечает:

— Я прожила достаточно долгую жизнь, нелегкую, подняла своих детей, дала им образование, определила каждого. Всю жизнь я стремилась сделать все, чтобы мои дети ни в чем не нуждались, и для этого очень много работала. Но вот они выросли, у каждого своя жизнь, а мне, получается, остается только работать. Грустно как-то. Вот я и стала подумывать о том, чтобы взять ребенка под опеку. Несколько раз ездила в приют, присматривалась. Каждый раз обращала внимание на детей с отклонениями. Воспитатели говорили мне: «Они обречены остаться здесь навсегда. На них никогда никто не смотрит». Каждый раз эти слова обжигали сердце, и я решила взять их к себе. Прошла через все бюрократические проволочки, и теперь мои мальчики со мной.

Для своих ребятишек Марьям Максудовна переоборудовала весь свой большой дом: провела отопление, сейчас готовит просторные игровые комнаты. Длинные списки различных недугов каждого она уже зачитывает без особой тревоги. Привыкла.

— Вот наш Рамазанчик. Когда я его брала к себе, меня очень долго отговаривали, говорили, что ребенок обречен. Его основной диагноз – ДЦП. Он на кровати-то лежал с трудом. Но вот прошло несколько месяцев. Мы ему делаем постоянно массажи, общаемся. И теперь он научился ползать.

А это Камильчик. Он попал в Дом ребенка из роддома, где его мать оставила после того, как узнала, что он родился без руки. Не знаю, какое Аллах дает таким женщинам сердце, что они так могут поступить. Он среди моих детишек самый смышленый. Ему сейчас два годика. Как подрастет, хочу в школу отдать.

Андрюша Сопыраев – самый старший. Ему шесть лет. Когда он приехал ко мне, не разговаривал вообще. С ним стал заниматься логопед. Пока говорить о каких-либо результатах рано. Но радует одно – он всех узнает, у него свой язык общения с нами. Бывает, подойдет к телевизору и просит: «А-ти-ти». Это значит, он хочет, чтоб музыкальный канал включили. Очень любит музыку.

Тяжелее всего приходится с Исламчиком. У него гемофилия, и я каждый раз боюсь, что он упадет, ударится. Сами понимаете. Специально для него наняла няньку, чтобы за ним следила. Каждый вторник и пятницу ему вводят препарат, назначаемый при недостаточной свертываемости крови.  Это поддерживающая терапия, достаточно дорогостоящая, но, благо, с этим пока проблем нет, нам лекарство выделили в достаточном количестве.

Гамзатику три годика. Он считался очень замкнутым ребенком. Но постепенно тоже привыкает, включается в общую игру.

— Не тяжело вам с ними?

— Не буду лукавить – нелегко. Но когда я представляю, как они в приюте растут брошенные, одинокие, мне становится не по себе. Ведь им душевное тепло нужно, общение, и вдвое больше, чем здоровым детям. В Доме ребенка воспитатели ну никак не смогут им это дать, уделить каждому столько внимания, сколько им нужно. А я понимаю, что могу это сделать и хочу. Поэтому все тяготы отходят на второй план, особенно когда несколько пар детских ручонок тебя обнимают и их тельца прижимаются к тебе.

Другие наши героини – Зухра Мирзаева и Маъмусат Насибова из селения Хвартикуни. Две сестры вызывают безмерное уважение своих сельчан, которые не перестают удивляться великодушию и состраданию этих женщин.

Зухра Мирзаева взяла под опеку шестерых детей, а Маъмусат Насибова – шестерых детей-инвалидов.  

«У меня есть мама. Ее зовут Зухра Магомедовна. Я ее очень люблю! Она словно лучик света в темноте. Ее улыбка так ласкова, а ее руки такие нежные и теплые». Это отрывок из сочинения Сагиды – самой старшенькой приемной девочки в семье Мирзаевых. Она написала его в преддверии Дня матери.

— Учительница позвонила и рассказала мне о них. Я еле сдержала слезы, — делится Зухра Магомедовна. – Когда я пришла в Дом ребенка, думала, возьму одного, максимум двоих детишек под опеку. Но там мне рассказали историю о шестерых детях, которых мать однажды всех отдала в приют. Оставшись одни, они старались держаться вместе. Вот я и решила, что их ни в коем случае нельзя разлучать, и забрала всех к себе. Теперь у меня большая дружная семья.

IMG_8607.jpgПока мы общались с Зухрой Магомедовной, старшая дочь Сагида привела из школы Камилу и Русланчика. Несколько смутившись, они поспешили спрятаться в другой комнате. Вместе с мамой направляемся к ним. Постепенно каждый стал рассказывать о своих мечтах и о новом доме. Школа, куда они ходят с первого сентября, уже успела стать им родной. Каждый день домой приходят хорошие вести – положительные отметки. У детей уже появились друзья.

— Я, когда вырасту, стану врачом и всех буду лечить, — делится Камила.

— А я учительницей, — перебивает ее Сагида, — буду всех учить грамоте.

— А я стану милиционером, — кривляясь, вступает в разговор Русланчик. – Буду всех защищать и нехороших людей в тюрьму сажать.

В этот момент обращаю внимание на Зухру Магомедовну. Стоявшая до этого в стороне мама с умилением смотрит на своих детишек и затем говорит: «Иншаалла, все будет хорошо». Уверена, что будет, потому что, глядя на то, какая атмосфера любви и тепла царит в этом доме, понимаешь, иначе и быть не может.

Маъмусат ­Насибову я застаю на залитой полуденным солнцем веранде. Она кормит самых маленьких. Здесь и ее старшие дети – сын Магомед и дочь Патимат, которые пришли помочь маме.

Услышав, что в доме гости, спавшие до этого в своих комнатках детишки проснулись и, кто может — сам, а кто с помощью взрослых, стали выходить к нам.

Вначале Маъмусат знакомит меня с Сабиной и Хадижкой. Они были первыми, кого женщина забрала к себе. Обе не ходили (диагноз – ДЦП). Но стараниями новой мамы девочки окрепли. Старшая – Сабинка – уже бегает по дому. Хадижка тоже ходит, но пока держась за окружающие предметы.

— Поначалу никто не верил, что они вообще на ноги встанут, — рассказывает женщина. – Но я сказала себе, что если есть хоть маленький шанс, сделаю все возможное, чтоб они ходили. Благо, мои родные дети были всегда рядом, поддерживали меня, помогали. Массажи, развивающие игры дают свои плоды. Когда приехала проверка, люди своим глазам поверить не могли. Поверив в свои силы, поняла, что смогу еще детей взять и привела в дом еще четверых. Я понимаю, что в приютах эти дети, несмотря на то, что воспитатели  стараются как могут, не увидят того тепла и заботы, которыми их нужно окружать. Поэтому ощущаю в себе потребность помочь этим детям, чтобы они почувствовали себя частью одной дружной семьи. Я считаю, это самое нужное для них.

Пока мы говорим, обращаю внимание на то, что сын Маъмусат Магомед вставляет стекла на веранде.

— К зиме готовитесь? А не поздновато ли остеклять? — обращаюсь к своей собеседнице.

И вот тут раскрылась самая большая трагедия в жизни этой семьи. Как оказалось, по не установленным пока причинам 19 ноября семья осталась без жилья. Дом, который женщина, несмотря на все тяготы, выпавшие на ее долю (13 лет назад умер муж), построила вместе со своими старшими детьми, сгорел.

— Это была моя заветная мечта – построить большой дом и жить в нем одной большой семьей, — говорит не без грусти в голосе Маъмусат. – Увы, она не сбылась. Но я не отчаиваюсь. Рядом мои дети, родственники. С их помощью я сделаю все возможное, чтобы у нас был большой, красивый дом.

Но вот в наш разговор один за другим вклиниваются детишки.

Видимо, заревновали маму ко мне. «Баба, баба (в пер. с авар. — «мама)», — слышится со всех сторон. Каждый хочет, чтобы «баба» только его слушала. Старшие дети Маъмусат с умилением за всем этим наблюдают и  по очереди берут малышей на руки, играют с ними… Так я и оставила семью Насибовых — улыбающимися, с добрыми лицами.

P.S. Стоило дагправдинцам узнать о случившейся с Маъмусат Магомедовной и ее детьми беде, как коллеги решили однодневный заработок перечислить в помощь семье. «Дагестанская правда» призывает своих коллег-журналистов и всех дагестанцев, кому небезразлична судьба этой семьи, также откликнуться и помочь кто чем может. Узнать данные Маъмусат Насибовой можно, позвонив в нашу редакцию.


Следите за новостями в нашем Telegram-канале - @dagpravdaru

Статьи из рубрики «Общество»

  • Знать и помнить 

    Если тебе за 80, еще не поздно учиться, постигать что-то новое – доказано акушинским пенсионером. Магомед...

    49

    21 час назад

  • «Гнездышко», свитое с любовью 

    Не знаю, был ли этот день в те годы Днем защиты детей или это сов­падение, но 1 июня 1938 года Народный...

    34

    21 час назад

  • Что ждет дагестанские словари 

    Отдел лексикологии и лексикографии Института языка и литературы им. Г. Цадасы ДНЦ РАН готовит серию...

    109

    21 час назад

  • Критерий – верховенство закона 

    На страницах нашей газеты не раз поднимались важные вопросы избирательного права, возникающие в дискуссиях...

    9

    2 дня назад

  • Во имя Творца 

    Наступает один из главных для мусульман праздников – Ураза-байрам. Не сомневаюсь, что для старшего...

    32

    7 дней назад

  • Делать работу на совесть  

    Этот праздник можно считать общенародным. Ведь именно представители этой гуманной профессии сопровождают...

    10

    7 дней назад