Сетевое издание «Дагестанская правда»

08:00 | 30 ноября, Пн

Махачкала

Weather Icon

Ученый-энциклопедист

A- A+

12 ноября 2010 года исполняется 80 лет со дня рождения выдающегося ученого, талантливого педагога и активного общественно-политического деятеля Магомеда Абдуллаевича Абдуллаева. Родился и вырос М.Абдуллаев в большой крестьянской семье в селении Губден Карабудахкентского района. Губденцы, учившиеся с ним, отмечают, что еще в детстве будущий ученый отличался большими способностями и особым стремлением к знаниям. За 3 года он окончил начальную школу, 25 дней хватило ему заочно окончить 2 курса Сергокалинского педучилища, а за 3 года заочно прошел всю программу исторического факультета Дагпединститута, но перешел на последний курс очного отделения, чтобы лучше подготовиться к поступлению в аспирантуру. Как способного студента по окончании его рекомендовали в аспирантуру, но он не мог поступить в силу ряда обстоятельств.

Уже на раннем этапе жизнедеятельности нашего юбиляра проявились такие качества, как упорство в стремлении к пополнению своих знаний, настойчивость в достижении поставленной цели. А широкая любознательность молодого горца не могла быть удовлетворена пусть и конкретными, но частнонаучными знаниями. Не случайно, что из всех направленных обкомом на годичные курсы по подготовке преподавателей общественных наук молодых специалистов только Абдуллаев прошел на философское отделение. Из-за отсутствия базового философского образования он не мог туда попасть, но профессор Х.М. Фаталиев, заведующий кафедрой философии естественных факультетов МГУ им. Ломоносова, похлопотал за молодого дагестанца.

И он не подвел своего именитого земляка, завершив курсы с отличием, сдал все кандидатские экзамены и оформился соискателем на кафедре истории философии МГУ. По возвращении работал в обкоме КПСС инструктором отдела науки и учебных заведений и по совместительству в областной партийной школе. И через два года, работая в обкоме КПСС, защитил диссертацию кандидата философских наук. Он был тогда единственным кандидатом наук в аппарате обкома.

Также Х.М. Фаталиев посоветовал М.А. Абдуллаеву перейти из обкома КПСС в ДГУ преподавателем. Во время своего приезда в Дагестан по случаю преобразования пединститута в университет Халил Магомедович, случайно встретив его в коридоре обкома, спросил: «Что ты здесь хочешь быть хакимом, твое место в науке!». Халил Магомедович знал его как лучшего слушателя курсов, так как он читал там спецкурсы по философским проблемам естественных наук.

Примечательно, что вскоре в «Дагестанской правде» появилась статья о Магомеде Абдуллаевиче с характерным названием «Ученый-новатор». Автор статьи, зав. кафедрой философии ДГУ, профессор С.М. Гаджиев уже тогда отмечал, что «М.А. Абдуллаев – ученый с широким диапазоном знаний и научных интересов, зачинатель новых направлений науки в Дагестане. Ему присущи самостоятельность, принципиальность и новаторство в науке. Он берется за изучение сложных проблем, за которые другие не берутся. Но, и изучая известные проблемы, он не повторяет других, находит в них что-то свое, оригинальное». Еще студентом-заочником он опубликовал около 10 статей в газетах.

На научной сессии Института ИЯЛ Дагфилиала АН СССР (кажется, это было в 1954 г.), в которой участвовали руководители республики и ученые из Грузии, Азербайджана и республик Северного Кавказа, М.А. Абдуллаев выступил с новыми, еще не приемлемыми для руководства республики и научной общественности идеями. Он поставил вопрос о необходимости объективного изучения культурного наследия народов Дагестана. «Почему дагестанская письменность, основанная на арабской графике, объявляется в нашей литературе чуждой, — заявил он, — а славяно-русская письменность, возникшая также после принятия христианства через Византию и на основе христианской письменности, высоко почитается. Славянские народы, в том числе русские, отмечают День славянской письменности и печати. Дагестанцы не только переписывались на этой аджамской письменности, но и создавали научные и поэтические работы». Он назвал имена ряда дагестанских арабо-мусульманских ученых, о которых высоко отзываются русские и советские ученые. Ученые из Грузии и Азербайджана высоко отозвались об этом выступлении, а руководителям и научной общественности республики оно не понравилось. Отношение к культурному наследию и после этого не изменилось.

Выход монографии Магомеда Абдуллаевича «Мыслители Дагестана XIX- и нач. ХХ веков» (Махачкала, 1963 г.) был эпохальным событием в научной жизни республики, и не только республики

Следующий смелый и новаторский шаг М.А. Абдуллаева в изучении культурного наследия связан с исследованием творческого наследия М.К. Казем-Бека. Он опубликовал несколько статей о его творчестве и монографию «Казем-Бек – ученый-мыслитель» (1960-1963 гг.). Партийные органы и ученые республики резко отрицательно отнеслись к этим публикациям. Они оценили их как «пропаганду монархиста и профессора императорского университета», чьи положение и взгляды несовместимы с идеологией советской власти. И все как один утверждали, что Казем-Бек не имеет никакого отношения к Дагестану, он азербайджанец. Такие же письма поступали в МГУ, где он был в докторантуре, и от Института ИЯЛ Дагфилиала АН СССР.

Но Магомед Абдуллаевич знал, что пишет. Он нашел в архивах около 10 автобиографий, написанных рукой самого Казем-Бека, где он называет себя то дагестанцем, то персиянином из Дагестана. Он родился и вырос в семье шейх-уль ислама Дербентского ханства, написал несколько работ еще до выезда из Дагестана, посвятил проблемам Дагестана около 30 работ и не терял связи со своей родиной до конца жизни. Для нас важно и то, что Казем-Бек впервые в истории дал наиболее объективную оценку движению горцев Дагестана в XIX веке и личности Шамиля. Интересно отметить, что те исследователи, которые отрицали связи Казем-Бека с Дагестаном и осуждали Абдуллаева за это, теперь его называют в числе первых по значению дагестанских ученых.

Не будет преувеличением сказать, что выход монографии Магомеда Абдуллаевича «Мыслители Дагестана XIX- и нач. ХХ веков» (Махачкала, 1963 г.) был эпохальным событием в научной жизни республики, и не только республики. Сформулировав новые методологические подходы и объективные принципы интерпретации процессов социальной и духовной жизни, он пересмотрел оценки проблем культурно-философского наследия народов Дагестана и во многом мусульманского Востока. Анализ источников на восточных и местных языках дал М.А. Абдуллаеву возможность показать, что дагестанцы не только овладели классическим арабо-мусульманским наследием, но и значительно обогатили его, использовав в его оболочке и традициях многие достижения европейской светской науки.

Книга произвела эффект взорвавшейся бомбы, она была изъята по указанию обкома КПСС, а ее автор отозван из докторантуры МГУ. Три дня шло обсуждение, скорее осуждение ее автора и только замминистра просвещения ДАССР гвардии полковник М.Гамзатов посмел открыто поддержать книгу. В результате Институтом ИЯЛ Дагфилиала АН СССР было направлено так называемое заключение в обком КПСС, суть которого сводилось к тому, что «книга идейно вредная и антимарксистская».

Позднее академик Г.Г. Гамзатов писал об этих работах М.А. Абдуллаева: «Еще в начале 60-х годов труды М.А. Абдуллаева будоражили научную общественность. В них затрагивались новые, во многом неизвестные пласты культурно-философского наследия народов Дагестана, оспаривались вульгаризаторские и нигилистические подходы к его восприятию, и сама новизна такой постановки проблемы не оставила равнодушных. Все еще памятны тяжелые упреки и обидные ярлыки, которыми «удостаивался» М.А. Абдуллаев. Теперь это позади, и мы не можем не осознавать, что дело, за которое так смело взялся М.А. Абдуллаев, было в сущности началом нового направления в научном осмыслении и интерпретации духовного прошлого народов Дагестана».

Жизнь показала, что М.А. Абдуллаев был прав, и он положил начало принципиально новому, объективному освещению досоветского, главным образом мусульманского культурного наследия. Проф. Х.О.Хашаев писал, что «М.А. Абдуллаев на многие десятилетия опередил время, и никто не мог тогда относиться к его работе безразлично, так как в ней пересматривались устоявшиеся оценки, которыми руководствовались ученые в стране». И только через год напряженной борьбы автора и положительных отзывов из центральных научных институтов был снят запрет с книги. В этой связи более чем на год была задержана защита докторской диссертации М.А. Абдуллаева.

С учетом недостатков и упущений, имевших место в книге «Мыслители Дагестана», в 1968 году в издательстве «Наука» вышла его монография «Из истории философской и общественно-политической мысли народов Дагестана в XIX веке». В ней особо большое место занимает раздел о философских воззрениях Гасана Алкадари и Г.А. Гузунова. М.А.Абдуллаев впервые поднял их письменное наследие и показал, что они были учеными широкого диапазона знаний и философского мышления.

В 1968 году вышла монография об Али Каяеве в соавторстве с Ю.В. Меджидовым. Каяев также был ученым-энциклопедистом в тогдашних условиях Дагестана, но о нем не было еще никаких публикаций, так как он был дважды несправедливо репрессирован Советской властью и умер в ссылке. Против М.А. Абдуллаева отделом пропаганды обкома КПСС были использованы завистники его таланта, и книгу изъяли. Были выдвинуты смехотворные обвинения: Каяев — реакционер-клерикал, мальтузианец, репрессирован как организатор антисоветского мятежа и т.д. Утверждали, что он не может быть реабилитирован, поскольку против него имеются серьезные обвинения. Через несколько дней Верховный суд ДАССР по заявлению М.А. Абдуллаева реабилитировал Каяева. Ни полковник КГБ Х.Исрапов, написавший представление в обком КПСС, ни председатель КГБ ДАССР генерал В. Бурмистров не интересовались даже тем, в чем он обвинялся. Дж. Коркмасов, А. Тахо-Годи и другие руководители Советской власти в Дагестане были к этому времени реабилитированы. Затем М.А. Абдуллаев с Ю.В.Меджидовым выпустили более фундаментальную книгу о Каяеве, вышли довольно высокие отзывы о ней в печати.

«Тот, кто знаком с его творческим наследием, — пишет академик, — не может не удивляться широте его научных интересов и новаторстве его мышления». Академик А. Гусейнов отмечает, что М.А. Абдуллаев заслуженно считается создателем и главой дагестанской философской школы

Новаторский подход М.А. Абдуллаева в науке проявился и в книге «Из истории научной и педагогической мысли досоветского Дагестана» (Махачкала, 1986 г.). В партийных органах и в научной литературе сложилось крайне негативное мнение о конфессиональных школах, и вообще отрицали возможность прогрессивной педагогической мысли в досоветском Дагестане. Анализируя теорию и практику обучения и воспитания в мусульманских конфессиональных школах, М.А. Абдуллаев показал, что в них, наряду со схоластическими и неоправданно жесткими приемами обучения, было много положительного. И система изучения арабского языка в них была более эффективной. В этой книге показано и наличие в Дагестане солидной педагогической мысли. Такой подход в те годы было чрезвычайно смелым. Зав. кафедрой педагогики ДГУ проф. Б.Багандов в своем отзыве охарактеризовал этот подход М.А. Абдуллаева «рыцарски смелым и плодотворным». До этого даже не ставился вопрос о педагогической мысли в досоветском Дагестане. М.А. Абдуллаев показал, что были замечательные педагоги и в арабо-мусульманских конфессиональных школах (Саид Араканский, Юсуф Яхсайский, Али Каяев, Гасан Алкадари и др.). Эта работа долго служила учебным пособием в школах и вузах республики.

В этой монографии М.А. Абдуллаев окончательно опроверг представление, утвердившееся в Дагестане о том, что здесь в досоветский период не знали естественных наук и ими не занимались. Еще раньше в работах, посвященных Г.Гузунову и Али Каяеву, он показал, что последние довольно интенсивно занимались этими науками. В частности, Г.Гузунов оставил историю всемирной астрономии в 4-х частях. 
В 1987 году в издательстве «Наука» вышло фундаментальное исследование М.А. Абдуллаева «Общественно-политическая мысль в Дагестане в начале XX века», которая институтом востоковедения и главной редакцией восточной литературы издательства «Науки» была представлена к Государственной премии СССР. Имеются отзывы о ней в философских и востоковедческих журналах.

Осмысливая источники и идейно-политическую борьбу в Дагестане в начале ХХ века, автор показывает, что здесь в этот период сложилось семь идейно-политических течений, которые заняли соответствующие позиции по отношению к революции. В работе прослеживаются воззрения основных представителей этих течений, причем у многих из них — впервые.

При обсуждении книги в Институте ИЯЛ некоторые сотрудники (А.Баймурзаев, А.Гаджиев, Милованов) выступали против рекомендации ее к изданию, поскольку в ней, по их мнению, представлены «богословы» (Али-Гаджи Акушинский, Узун-Хаджи, Али Каяев, А.Акаев и др.), «социал-предатели» (Г.Бамматов, И.Гайдаров). Но поскольку были в высшей степени положительные отзывы Института философии АН СССР и кафедры философии Дагпединститута, рукопись большинством голосов была рекомендована к изданию. Академик Т.И. Ойзерман отмечает высокую логическую культуру этой книги, а академики М.Хайруллаев и Ф.Кочарли пишут, что они знали проф. М.А. Абдуллаева как «талантливого исследователя, но сомневались, что в досоветском Дагестане была и могла быть столь богатая научная и философско-общественная мысль. Ведь в литературе отрицалось даже наличие письменности. Но эта работа полностью опирается на письменные источники, и сомневаться больше нельзя». Далее Ф.Кочарли отмечает, что «М.А. Абдуллаев открыл для нас и для читателей страны новый, высокоинтеллектуальный Дагестан».

Поразительное упорство и целеустремленность проявил М.А. Абдуллаев в изучении культурно-философской мысли Дагестана более отдаленных периодов. Результатом этой работы явилась его монография «Из истории философской и общественно-политической мысли Дагестана» (с древнейших времен до его присоединения к России), Махачкала, 1993 г. Автор на протяжении десятка лет по крупицам собирал источники для этой работы, но поскольку их было мало, он стал философски осмысливать материалы мифологии, первобытных и монотеистических религий, распространенных тогда среди горцев, их устное творчество, адаты (обычно право), материалы этнографии и археологии и на их основе создал определенную систему воззрений первобытного Дагестана.

В этой работе впервые на основе выявленных к тому времени источников обоснован вывод, что до начала XVII в. в Дагестане распространяется, утверждается и усваивается общемусульманская культура. Здесь же впервые характеризуются общественно-философские воззрения местных мыслителей XI-XVIII вв.: Мухаммада ад-Дарбанди, Мухаммада Рафии, Мухаммада Аваби, Омара из Кудали, Али Багдади, Дауда из Усиша, Мухаммада из Убра и др.

М.А. Абдуллаев пересмотрел вопрос и о роли Дагестанской Социалистической группы в революционной борьбе. Еще раньше в ряде работ он оспаривал объективность точки зрения о воззрениях и роли этой группы в революционной борьбе, закрепленной в партийных документах и в научной литературе. Позднее, используя материалы архива Политбюро ЦК КПСС, М.А. Абдуллаев опубликовал много статей об этой группе и главным образом о ее лидере Дж. Коркмасове, где показал, что неверно приписывается руководящая роль местной большевистской организации в революционной борьбе, такой организации не было в Дагестане до создания подпольного обкома в 1919 году, революционную борьбу возглавляла Социалистическая группа. И после, войдя в ряды партии, члены этой группы и в частности Дж. Коркмасов, А.Тахо-Годи, С. Габиев и др. оставались у руля революционной борьбы. Это была совершенно новая концепция, ее М.А. Абдуллаев окончательно сформулировал в своем докладе в 2007 г. на научной конференции, посвященной 130-летию со дня рождения Дж. Коркмасова.

Особый успех и признание научной общественности страны вызвал выход нового капитального исследования М.А. Абдуллаева «Мыслители Дагестана» (Махачкала, 2007 г.). Он на протяжении всей своей научной жизни по крупицам собирал материал для этой книги. В ней очерки более 80 мыслителей прошлого, из которых более 30 написаны впервые.

Не случайно наш земляк, директор Института философии РАН А.А.Гусейнов охарактеризовал эту книгу как «научный и патриотический подвиг М.А.Абдуллаева». Он высоко отзывался об исследовательском таланте, продуктивности и научной смелости М.А. Абдуллаева. «Тот, кто знаком с его творческим наследием, — пишет академик, — не может не удивляться широте его научных интересов и новаторстве его мышления». Академик отмечает, что «М.А. Абдуллаев заслуженно считается создателем и главой дагестанской философской школы». Наш земляк М.Абдулхабиров подчеркивает в отзыве об этой книге, что «М.А. Абдуллаев открыл нам иной, интеллектуальный Дагестан».

Вопросами религии ислама М.А. Абдуллаев занимался в начальный период своей деятельности. Его работы по исламу того периода написаны в духе установки того времени. Затем, как известно, пересмотрел утвердившиеся в науке подходы и в ряде своих исследований и, в частности, в «Средневековой арабо-мусульманской культуре и ее влияние на Дагестан» (Махачкала, 2007 г.) показал, что арабские завоевания и ислам сыграли исторически прогрессивную, цивилизаторскую роль, они принесли нам новую цивилизацию, новую культуру. Эта культура тогда была вершиной мировой культуры и послужила важнейшим фактором европейского возрождения (ренессанса). М.А. Абдуллаеву принадлежит заслуга в изучении суфизма на Северо-Восточном Кавказе. Завершив в основном первое изучение истории досоветской философской мысли, он вернулся к этим проблемам. Так, в 1988 году он издал монографию, посвященную деятельности наиболее влиятельного тарикатского (суфийского) шейха в досоветском Дагестане Абдурахмана-хаджи ас-Сугури. В ней он впервые обобщил его творческое наследие на арабском и местном языках. Она с учетом запросов дважды переиздана с дополнениями. 
В 2001 году вышла его монография «Суфизм и его разновидности на Северо-Восточном Кавказе». Она была переиздана в 2002 году в сильно дополненном виде. Монография получила высокую оценку в стране. В них автор на основе их работ раскрыл деятельность и воззрения 12 шейхов Дагестана и Чечни, из которых четыре жили в Турции. Суфийско-тарикатское наследие ряда шейхов освещается впервые. Ценность монографии М.А. Абдуллаева о суфизме состоит и в том, что в ней приложены основные работы суфийских шейхов, организовав перевод тех из них, которые не были еще переведены с арабского и местных языков на русский. Это дает возможность читателям ознакомиться с источниками и использовать тем, кто намерен изучить их творчество.

Много положительных откликов вызвали его статьи в журналах «Коммунист», «Свободное слово», «Научный мир», в газете «Дагестанская правда» по национальным отношениям в СССР, РФ и в Дагестане. В справке отделения философии и права АН СССР по случаю представления его на президентскую стипендию отмечаются его заслуги в разработке методологических и общетеоретических проблем, в частности концепции предметов философии, общественной мысли и общественно-политической мысли, особенности методологических принципов исследования культурно-философского наследия малых народов, революционно-демократической мысли народов Северного Кавказа начала ХХ в., мусульманского просветительства, различения мусульманской интеллигенции и духовенства, их функции и роли и т.д.

М.А. Абдуллаев автор 30 монографий, 6 учебных пособий и учебников для вузов, из которых два дважды переизданы, 3 сборника статей, более 160 статей в сборниках и журналах, тысячи газетных статей. Подготовил 35 кандидатов и докторов наук для Дагестана и республик Северного Кавказа, из которых многие работают в контакте с ним и стали известными учеными. Он заслуженный деятель науки РФ и РД, Почетный работник высшего профессионального образования РФ, лауреат Всесоюзного конкурса на лучшую работу в области общественных наук, дважды лауреат Государственной премии РД и 5 раз лауреат престижных общественных премий, главный редактор журнала «Научный мир» и информационного бюллетеня «Наше культурное наследие».

Творческая деятельность М.А. Абдуллаева сочетается с организаторской. Бывает крайне редко, чтобы столь фанатично преданный науке человек мог быть одновременно и организатором науки. Эта черта проявлялась у него во все годы заведования кафедрами в вузах, особенно ярко после того как стал директором общественного фонда им. шейха Абдурахмана-хаджи.

Мы остановились на небольшом числе исследований по культурно-философскому наследию народов Дагестана, где проф. М.А. Абдуллаев выступает как первооткрыватель. Но у него есть много десятков работ по исламу, конкретной социологии, социально-политической проблематике, национальным отношениям, полемике с зарубежными советологами, информатике, философским вопросам медицины, взаимосвязи России и Дагестана и их культур, формированию научного мировоззрения и духовно-нравственной культуры и т.д. Поэтому рецензенты его работ характеризуют М.А. Абдуллаева как ученого-энциклопедиста. Об этом пишет и председатель ДНЦ РАН, член-корр РАН Х.А. Амирханов.

И сегодня, накануне своего 80-летия, Магомед Абдуллаевич как обычно бодр и активен. Создается впечатление, что десятки лет напряженной работы только разыграли его духовный аппетит, а значит, нас ждут новые исследования маститого ученого. 
 

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Общество»

  • Спровоцированный «Дождь» грязи 

    На Кавказе отношение к женщине всегда было особым. К сожалению, в отдельных случаях приходится все же...

    71

    3 дня назад

  • Коронавирус

    Арбидол помогает. Но не всем 

    К тому, что в Сети встречаются куча вбросов и информационный мусор мы уже привыкли. Но иногда и среди этого...

    28

    3 дня назад

  • Победители

    Герои не умирают 

    Имя участника советско-финской и Великой Отечественной войн, полковника Герасима Надежкина навсегда...

    20

    3 дня назад

  • Победители

    Суд над нацизмом 

    Одной из памятных дат нашей истории является начало судебного процесса Международного военного трибунала...

    24

    3 дня назад

  • Пришёл, примерил, прикупил 

    Многие наши читатели впервые узнают о каком-либо памятном дне или событии из тематических рубрик «ДП». А у...

    22

    3 дня назад

  • Годекан

    Командировка 

    Однажды меня послали в командировку в Ленинград, по-теперешнему Санкт-Петербург. По утрам, как обычно, я...

    13

    3 дня назад