Сетевое издание «Дагестанская правда»

04:00 | 23 сентября, Ср

Махачкала

Weather Icon

Уход за лесом или уничтожение?

Экология
A- A+

В 2015 году, выступая на одном из пленарных заседаний Совета Федерации перед членами верхней палаты российского парламента, руководитель Научного совета по лесу Российской академии наук, бывший председатель Государственного комитета по лесу СССР Александр Исаев сказал:

«Если бы я захотел даже специально придумать, как подорвать «лесную мощь» нашей страны, у меня бы фантазии не хватило додуматься до тех шагов, которые были сделаны. Иногда складывается впечатление, что это какой-то сознательный, продуманный комплекс процессов и организационных мероприятий по развалу лесных отношений до конца…».

В конце 80-х годов, видя развал самой системы ведения лесного хозяйства, группа республиканских активистов учредила Общество лесоводов Дагестана. Совместно со своими единомышленниками они старались содействовать сохранению наших лесов, бороться с воротилами, которые разбазаривали не только леса, но и лесные земли, деревообрабатывающие цеха, иное имущество лесхозов.

Когда обсуждали изменения в Лесной кодекс РФ, активисты «Общества лесоводов Дагестана» высказывали опасения по поводу вносимых в него отдельных изменений, противоречащих нормальным лесным отношениям. В адрес комиссии мы направляли свои предложения. В последующем оказалось, что не только наши, но и предложения известных ученых-лесоводов тогда остались без внимания.

А ведь значение леса в жизни людей очень велико. Он влияет на окружающую среду, микроклимат, участвует в почвообразовании, регулирует водный режим почвы и воздуха, ослабляет радиацию, регулирует фауну и микромир.

Но лес – это ещё и запас различных материальных благ, благодаря чему им выполняется экономическая и ресурсная функции.

Остановимся на современном состоянии лесного хозяйства Республики Дагестан, где общая площадь лесного фонда составляет всего 624 тыс. га, в том числе земли Рослесхоза — 443,6 тыс. га. Для сравнения: это примерно площадь одного среднего лесничества в Сибири. Покрытая лесом площадь в целом по республике составляет 436,2 тыс. га, из них земли Рослесхоза – 360,4 тыс. га. Процент лесистости Дагестана самый низкий среди республик Северного Кавказа — всего 8,7%.

Согласно лесохозяйственным регламентам, объемы заготовок леса в отдельных лесничествах увеличились в несколько раз по сравнению с прошлым десятилетием, хотя статус лесов остался прежним – защитные.

Объем вырубок и места их проведения определяются согласно материалам лесоустройства (они в установленные сроки в Дагестане не проведены) и документам лесного планирования (лесной план, лесохозяйственные регламенты), которые, однако, не учитывают цели и задачи лесных угодий, что приводит к уничтожению при рубках леса мест обитания редких животных и растений, мест концентрации копытных и других ценных природных объектов и комплексов.

По имеющимся сведениям, в результате хозяйственной деятельности за последнее десятилетие состав лесного фонда республики значительно ухудшился. Главным образом это произошло и за счет того, что функции охраны лесов исключены из нового кодекса. Лесную охрану, существовавшую в России более двухсот лет, лишили её основных прав.

Лесной кодекс предусматривает выделение земель в аренду. Деньги, выдаваемые федеральным центром для лесохозяйственных работ в лесу, реализуются не лесничествами, а выставляются на торги. Подрядчик, получивший деньги, проводит все виды работ на отведенном ему участке согласно составленному проекту освоения лесов. А дальше — куда ушли деньги и на какие цели они потрачены, практически невозможно контролировать. В итоге получается, что вся лесная деятельность в республике ведётся совершенно незаконно.

В чем заключается нарушение закона? С некоторых пор эти структуры должны сами добывать для своей деятельности необходимые средства. А откуда их взять? Им разрешили продавать лес, полученный в результате рубок ухода — санитарных, проходных и так далее.

Поэтому, выписывая (а по сути продавая) лесной билет на рубку ухода, стали отводить «под топор» часть совершенно здоровых деревьев, что полностью искажает сам смысл этих рубок. Дальше — больше. Под рубки ухода, сплошные и выборочные, стали умышленно отводить уже совершенно здоровый лес. Кто будет проверять «отводчиков»? Только сами себя. Охранять лес стало некому.

Таким образом рубки, которые во много раз превышают объёмы рубок главного пользования, истребили и продолжают истреблять леса не только в Дагестане, но и в целом в нашей стране. К большому сожалению, в республике именно санитарные рубки являются лазейкой, позволяющей осваивать защитные леса и леса особо охраняемых природных территорий.

Почему всё так получилось? Каковы причины таких негативных последствий для леса? К середине 90-х годов всё более крупное (газ, нефть, алюминий и т. д.) прибрали к рукам местные чиновники. Затем в стране заработали крупные, в основном международные, холдинги, и им стало невыгодно, что в арендованные ими леса могут прийти местные «жучки» и под видом санитарных рубок будут забирать лучший лес.

Именно в этот момент пришлось придумывать и срочно «пропихивать» сырой и недоработанный новый Лесной кодекс.

Несмотря на дифирамбы, которые мы слышим от нынешних лесоводов, и данные Росстата, лесов и в России, и в Дагестане становится всё меньше. На сегодня мы стали очевидцами, как мелеют и пересыхают реки, климат становится менее устойчивым, расширяются площади, охваченные эрозией. Хотя на бумаге всё выглядит прилично.

Какие же эффективные государственные управленческие решения можно принимать в этих условиях? Прежде всего убедиться в законности вырубок на данной территории. Хотя практика показывает, что все вырубки, которые беспокоят и возмущают местное население, являются именно незаконными или ведутся с грубейшими нарушениями, а значит, их можно и нужно останавливать!

Спасти наши леса надо, не только признавая их экономическую значимость, но и экологическую ценность региона. Нужны координация межведомственного взаимодействия, переход к устойчивой модели лесопользования, совершенствование системы государственного лесного контроля и надзора, борьба с коррупционными схемами, активная работа природоохранных организаций при поддержке региональных и федеральных властей.

По имеющейся информации, в Дагестане более 300 общественных инспекторов, и они обязаны контролировать соблюдение требований лесного законодательства.

Кроме того, республиканский Комитет по лесному хозяйству с 2019 года принимает участие в реализации федерального проекта «Сохранение лесов», рассчитанного на пять лет.

Планы у лесников амбициозные: предполагается увеличить площадь насаждений на землях, не переданных в аренду, почти на 3 тыс. гектаров. Для этого используют более миллиона саженцев и около пяти тысяч тонн семян. Свыше 500 гектаров засадят уже в этом году. При этом весь посадочный материал (дуб, ясень, лох, джузгун и деревья других пород) будет выращен в питомниках учреждения. Финансируется проект в основном из федерального бюджета. Региональные власти выделят три миллиона рублей, еще шесть миллионов предполагается получить из внебюджетных источников.

Особого внимания заслуживает Самурский лес, его многие реликтовые виды флоры и фауны занесены в Красную книгу России. Создание в 1994 г. Самурского государственного национального парка площадью 7,1 тыс. га не решило проблему сохранения и развития леса. На его состояние оказывает воздействие экологический кризис в бассейне рек Самура и Гюльгерычая, вызванный сверхдопустимым водозабором, уничтожением лесов на горных склонах, эрозией почв, интенсивной хозяйственной деятельностью на территории национального парка.

Следите за нашими новостями в Facebook, Instagram, Vkontakte, Odnoklassniki

Статьи из рубрики «Экология»