10:35 | 22 ноября, Ср

Махачкала

22.11.2017
1EUR69.8184Руб+0.153
1USD59.4604Руб+0.1858

Урожденные махачкалинки

A- A+

Я познакомилась с Клеопатрой Владиславовной Каминской в канун 9 Мая. Ей 84. Она и ее старшая сестра Ангелина Владиславовна живут в Махачкале, там и родились.

– Клеопатра Владиславовна, похоже, у вас польская фамилия?

– Да. Мы – польки. Вас ведь это не удивляет? Махачкала, как я помню, была всегда многонациональным городом. Не знаю, как теперь… Мы мало выходим, почти ни с кем не общаемся – возраст.

– Но вы наверняка помните, как было в день, когда началась война?

– Нет, не помню. Я была еще маленькая. Помню объявление, что учеба будет платной, и сестре, а она тогда окончила семилетку, пришлось оставить школу и пойти работать. Нас у мамы было двое, сама она не работала, так как была инвалидом, а пенсию на нас, как сиротам, платили мизерную, вот и пришлось Ангелине наниматься в няньки. Потом ее отправили в деревню, в Георгиевск, к тетке, там все же легче было прокормить лишний рот, чем в городе. Она уехала, а Георгиевск захватили фашисты. А когда наши освободили территорию, она решила вернуться домой. Она рассказывала, как добиралась до станции, которая находилась в 25 километрах от села. Ей было всего 16 лет. Шла одна, через лес, а вокруг трупы лежали. Ужас! Пришла на станцию, а документов при себе нет, и билет ей не продали. Она отправилась на соседнюю станцию «Александровка», есть такая недалеко от Минвод. Там стоял состав с ранеными, и ребята спрятали ее, а когда надо было, говорили, что она сопровождающая. Вот так она и вернулась в Махачкалу. Сразу устроилась на железную дорогу и уже после войны закончила вечернюю школу, в которой на тот момент уже преподавала ее одноклассница.

Мало, конечно, я помню – маленькая была. Школу нашу заняли под госпиталь, мы учились где придется. Но несмотря на войну, мы не озлобились, хотя ходили и полуголодные, и полураздетые. Я даже в балетной школе занималась. В Первой Махачкале был клуб, мы там занимались, выезжали с концертами и в Дербент, и в Хасавюрт. Я была бабочкой. Мама сшила костюм такой с усиками, с крылышками, она очень хорошо шила, и мы, можно сказать, тем и выжили, что мама почти круглые сутки сидела за машинкой.

После войны я и еще несколько человек из моего класса поехали поступать в вуз в Ленинграде, но на последнем экзамене из-за того, что простыла и у меня раздулся здоровенный флюс, я получила тройку. Это значило, что на стипендию я уже не могу рассчитывать, а так как мне не на что было жить, то я вернулась домой и уже через год поступила в наш пединститут на химико-биологический факультет. Окончила институт и три года преподавала в Муцалаульской школе, была классным руководителем. Я очень любила свою работу, любила детей, ходила за ними в Карланюрт пешком. Учила девочек и штопать, и латать, и тому, как за столом сидеть, куда нож положить, музыку оперную на пластинках вместе слушали. Я это все отдавала им потому, что сама в свое время получила это от своей учительницы по литературе. Кстати, первую елку организовала им тоже я, до этого дети никогда не видели наряженной елки. Мы сами мастерили игрушки, шили, клеили, вырезали. И вот когда мы ее украсили, зажгли свечечки, я не могу это просто так без эмоций вспоминать… вы бы видели лица этих детей. Это была такая радость, такой восторг! Мы-то дома ее всегда наряжали, даже когда был запрет на елки, мы украшали куст китайской розы, который рос в кадке у бабушки. Как-то раз отца даже вызывали «куда следует» по этому поводу.

Потом из Муцалаульской школы я перешла работать в Институт геологии, где 27 лет «просидела на микроскопе». Конечно же, и в экспедиции выезжала, все горы облазила, но самыми любимыми и интересными для меня остаются те три года в Муцалаульской школе.

В квартире сестер пахнет чем-то неуловимо приятным, может, корицей или кориандром, здесь тепло и уютно. В старом-престаром серванте семейные фотографии, фарфоровые фигурки и книги, много книг. Несмотря на прожитые годы и болезни, Клеопатра Владиславовна улыбчива и доброжелательна. Злоба не прижилась в дагестанцах того поколения, видимо, поэтому у урожденной махачкалинки Клеопатры Владиславовны Каминской самым ярким воспоминанием о военном детстве стал костюм бабочки, сшитый для нее мамой. И верит Клеопатра Владиславовна, что те послевоенные муцалаульские детишки до сих пор помнят наряженную ими вместе новогоднюю елку.

 

Статьи из рубрики «Общество»

  • В ногу со временем 

    В начале 20-х годов прошлого столетия радио, если не считать газет, было для дагестанцев единственным...

    2

    40 минут назад

  • Склеенное образование 

    Свое знакомство с селом Хебатли Цунтинского района я начинаю с годекана. Оказывается, ничто так не беспокоит...

    1

    45 минут назад

  • Все должно быть по закону 

    МВД Дагестана ответило на критику в свой адрес в связи с ситуацией с погорельцами села Мокок Цунтинского...

    3

    50 минут назад

  • Доходы из отходов 

    С 1 января 2018 года сбор и захоронение твердых коммунальных отходов в республике будет происходить по новой...

    3

    52 минуты назад

  • Штраф и конфискация 

    Сотрудниками Дагестанской таможни на Махачкалинском таможенном посту при проведении таможенного контроля...

    1

    1 час назад

  • Мир начинается с тебя 

    В Махачкале, в банкетном зале «Эльтав», состоялся грандиозный вечер, посвященный Дню матери с участием...

    3

    1 час назад